Воздух рядом завибрировал, заблестел, переливаясь и слагаясь в знакомый силуэт призрака в светлом плаще рыцаря.

 

Сумеешь добраться до конюшни?

Гаст смерил глазом расстояние - от Г ромовой хоромины, на крыше которой он сидел, до кирпично-красной кровли орденских конюшен было довольно далеко. Но, насколько он успел заметить, двери были распахнуты.

По правую руку от бокового входа последний денник.

Буланый жеребец. Седло там же, как и подсумки. Если поспешишь, они не успеют закрыть ворота.

- А если успеют?

Встретимся за городом, - человек не пожелал отвечать на последний вопрос и растаял в воздухе.

Предоставленный сам себе, Гаст тихо выругался. Меньше суток тому назад он был всего лишь узником подземной тюрьмы-зоопарка, тварью, которая подлежала тщательному изучению. А теперь он на свободе, более того - он беглец. Что ему делать?

«Бежать! - пришла откуда-то ясная и четкая мысль. - Они тебя быстренько прибьют , если поймают. И Хор тут не вступится - для всех ты оживший мертвец и больше никто».

Тело само решило, что ему делать. Гаст только успел испуганно охнуть и зажмуриться, когда знакомая судорога боли прошлась по его телу. Обычно превращения случались с ним только ночью, сразу после заката,и дневное застало его врасплох. Взвыв от боли и удивления, он кубарем покатился вниз по покатому краю кровли, по пути меняя ипостась, и рухнул прямо под ноги нескольким рыцарям, которые торчали снаружи Громовой хоромины почетным караулом.

От неожиданности «орлы» шарахнулись в стороны - никто не ожидал от оборотня такой наглости. Белым днем, в самом Гнезде, падать буквально на головы борцам с нежитью! Первые секунды были в результате потеряны,и Гаст вскочил на лапы раньше, чем отмерли его противники.

«Бежать! Скорее, пока они не опомнились!»

Оборотень двигается намного быстрее, что в человеческой, что в звериной ипостаси. За четыре с половиной месяца заключения в тесной камере у Гаста не было возможности поразмяться, поэтому он рванул с места с такой скоростью, что не вписался в щель между двумя рыцарями и просто раскидал их, как кегли. Серой тенью мелькнув между зданиями, он завернул за угол и рыбкой нырнул в приоткрытые двери конюшни. Только здесь до его обострившегося слуха донеслись отдаленные крики:

- Сюда! Скорее! Он...

В конюшне царил полумрак, отвычно пахло лошадьми, навозом, сеном и выделанными кожами. Гаст невольно приостановился, поводя носом. Четыре с половиной месяца в его жизни была только неистребимая вонь подземелья - смесь из запахов мочи, помета, грязи, мокрой шерсти и забытой в дальней клетке миски с прокисшей баландой. Он успел забыть о том, что на свете существуют нормальные запахи, от которых из глаз не текут слезы.

«Та-ак, правое крыло от боковых дверей, последний денник в ряду...Правый или левый? А, на месте разберемся!» Мысленно махнув лапой на такую незначительную проблему - это все мелочи по сравнению с погоней! - Гаст потрусил в нужную сторону. Вряд ли кто-то из «орлов» успел заметить, куда он свернул, а значит, немного времени у него есть.

В денниках переступали с ноги на ногу кони. Одни подремывали, другие, застоявшись,топтались туда-сюда, фыркая и мотая мордами. Ни одна лошадь не подумала поднять тревогу - в ордене всех лошадей натаскивали не бояться тварей, иначе конь может подвезти всадника в самый важный момент. Поэтому лошади спокойно провожали взглядами трусящего по коридору оборотня.

Боковые двери были на запоре, но Гаст отметил этот факт мимоходом - до его обострившегося слуха долетел нарастающий шум : рыцари наконец опомнились и начали планомерно прочесывать Гнездо. Видимо, они решили, что имеют дело с двумя разными тварями - ожившим мертвецом и невесть как проникшим в Гнездо оборотнем, - а значит,и осторожничать будут вдвойне.

Нужного жеребца он заметил издалека - у коня был другой запах, более свежий и чистый. Вот только седла и седельных сумок он не обнаружил - очевидно, конюхи вовремя заметили и устранили оплошность. Да и все равно - как, скажите на милость, он будет седлать лошадь? Лапами? И вообще - что оборотню делать с лошадью? Когда призрак давал ему совет, он не мог предугадать, что Гаст превратится.

Шаги и голоса за спиной заставили его припасть к полу, прижимая хвост и уши. Через главный вход в конюшню вошло несколько человек.

- Трое направо, трое - налево, остальные - за мной, - скомандовал властный голос. - Проверять каждый денник!

Куда спрятаться? Он оказался в тупике. Здесь была только ещё одна дверь - каморка, где конюхи хранили инструменты. Не раздумывая, Гаст ринулся туда.

На его счастье, она была заперта лишь на крюк, который он скинул носом и неловко - не было времени практиковаться - лапой поддел дверь, протискиваясь в щель. Здесь было тесно от составленных вдоль стены вил и лопат, сваленных тут и там мешков, старых уздечек, вышедшей из строя упряжи и прочего добра. Просто лапу поставить некуда! Но под потолком имелось небольшое окошко, ставень которого был даже приоткрыт.

Вскочив на ларь, в котором, судя по запаху, хранились кожи, Гаст носом и передними лапами осторожно отодвинул ставень до конца и опасливо высунул морду наружу. Конюшни почти вплотную примыкали к крепостной стене, по крайней мере, в этой стороне,так что ему открылись только заросли крапивы и бурьяна. Ничего, могло быть и хуже - например, засада.

Мягко приземлившись в ощетинившийся бурьяном сугроб,

Гаст встряхнулся, едва ли не впервые помянув добром свою толстую шкуру. После чего сориентировался и бодрой рысцой потрусил вдоль стены в сторону ворот. Теперь главное - проскочить их так, чтобы стража не успела его задеть. И вообще просто вырваться через ворота , если уж на то пошло.

Ему повезло ровно наполовину - хотя крепостные ворота были ещё открыты, стража на них была усилена чуть ли не втрое. Рыцари, держа копья и алебарды наготове, решительными настороженными взглядами обшаривали все свободное пространство. Среди них были и два волхва, чтобыло совсем худо. Эти не зыркали глазами туда-сюда, а как бы скучающе привалились к воротному механизму, но Гаст понимал, что это равнодушие напускное. Скорее всего, волхвы уже готовы войти в боевой или колдовской транс, чтобы потом не тратить драгоценное время. Чем бы их отвлечь?

«Думай, Гаст, думай! - бывший рыцарь припал к земле за углом. - Тебе срочно нужно покинуть Гнездо. Как это сделать, оставшись при этом в живых?»

Как назло, никаких идей в голову не приходило. Лежи - не лежи, а все равно придется отсюда выбираться, причем чем скорее, тем лучше. Острый звериный слух решил сыграть с Гастом злую шутку - он прекрасно слышал, как рыщут по всему Гнезду бывшие соратники. Еще немного - и доберутся до его укрытия между крепостной стеной и конюшней. У него оставалось всего несколько минут. А что потом?

Ясно было одно - надо как можно скорее прорываться из Гнезда. В городе больше шансов затеряться - там столько улочек, переулков, да и народа побольше. О том, что в городе не так уж просто спрятаться белым днем оборотню, Гаст не думал - здесь, за крепостными стенами, у него вообще нет никакой возможности спастись.

Он бросил быстрый взгляд на стену. Гнездо было настоящей крепостью - когда-то , если верить историческим хроникам, именно здесь находился королевский дворец. Это потом, во время смены династий, его перенесли на новое место - новый король не хотел, чтобы хоть что-то напоминало ему о его предшественниках. Дворцовая крепость какое-то время хирела и разрушалась от времени, пока новому королю не пришло в голову отдать ее тогда ещё молодому Ордену Орла - в качестве благодарности за совершенные дела. Некоторые здания перестроили, другие разломали, третьи возвели заново,и Гнездо приняло свой ныцешний вид. Однако общий план остался - это по-прежнему была неприступная крепость,которая могла выдержать многодневную осаду. Даже стража не только стояла на воротах, но и ходила по заборолам, укрытая от взглядов извне чередой каменных зубцов со щелями-бойницами.

Гаст поймал себя на мысли, что рассматривает стену, причем не столько смотрит, сколько ищет взглядом трещины и выбоины в камнях, за которые можно зацепиться. Снаружи за стеной следили, и все щели тщательно замазывали или закладывали камнями, но с внутренней стороны никто не догадывался озаботиться этим. А зачем стараться , если никому не придет в голову взбираться по стене с внутренней стороны?

...Вот именно! Взбираться! Как же он сразу не подумал? Но позвольте, а разве оборотни могут лазить по стенам, подобно кошкам?

«Могут-могут, - сказал внутри него кто-то уверенный и решительный. - Ты просто никогда не пробовал!»

А когда ему было пробовать? Нет, в заточении он, случалось, после превращений обнаруживал следы своих когтей на потолке, как будто ходил по стенам, но это могла быть и случайность. А вот чтобы так, в здравом уме и твердой памяти... Но попробовать стоило, тем более, что других идей не было, а времени оставалось все меньше и меньше.

Гаст поднялся на задние лапы и осторожно попробовал опереться когтями за выступ чуть повыше уровня груди. Когти крепко обхватили его - пальцы на лапах оказались намного гибче собачьих. Помедлив, он повторил трюк,теперь уже хватаясь другой лапой за выступ чуть повыше. Повис на передних лапах, скребя задними по стене в поисках опоры, пока не нашел парочку подходящих камушков и застыл, переводя дух. Начало было положено. Теперь дотянуться левой передней лапой во-он до той щербины. Стиснув зубы, - в случае чего падать невысоко и не больно - Гаст выбросил вперед и вверх лапу, целясь с первого раза попасть в нужное место. Подтянулся, уперся, проверяя крепость, медленно отнял правую заднюю лапу и нжрябанул ею по стене в поисках опоры. Один коготь зацепился за что-то... Что ж, хорошо. Продолжим.

Его заметили поздно - ту часть стены, где он начал подъем, частично закрывала от людских взоров конюшня. Да и не мог никто из «орлов» даже подумать о том, чтобы разглядывать крепостные стены. Как бы то ни было, Гаст успел одолеть почти три четверти подъема и сумел приноровиться к возможностям своего нового тела,когда издалека, снизу, долетел чей-то крик:

- Смотрите! Что это там? На стене!

Попался! Оборотень застыл, прижимаясь к стене всем телом и еле сдерживаясь, чтобы не вывернуть шею и не зарычать. Верх крепостной стены был совсем рядом, в какой-то сажени. Торчать распяленным на камнях, представляя собой прекрасную мишень для стрелков из арбалетов, было по меньшей мере глупо, и он, стиснув зубы, продолжил подъем.

Внизу бегали и кричали рыцари. Несколько раз в камни совсем близко с легкими щелчками «клевали» короткие метательные копья - по счастью, Орден Орла не жаловал ни луков, ни арбалетов, поэтому и хороших стрелков не было. Найдись хоть один - и беглеца бы просто пришпилили к стене.

Потом послышались раскатистые звуки напевных рифмованных речей - примчались волхвы и попытались атаковать его с помощью волшебства. Но Гаст уже добрался до самого верха и, напрягая дрожащие с непривычки лапы, взобрался на узкую площадку, где обычно и ходила стража. Быстро бросил туда-сюда взгляд, прикидывая, что делать дальше.