Так. Спокойно. Подобные корчи, конечно, нечастое явление, но свидетельствуют о том, что порча и принуждение продолжают действовать.

Кто-то, кто наложил на Дануську чары подчинения, прекрасно знал о возможности посмертного допроса трупа и принял меры. Есть несколько способов справиться с этим. Используем простейший.

  • Кто убил Измора Претич-Дунайского?

Посторонний вопрос заставил тело замереть, а потом

медленно обмякнуть.

  • Ной Гусиньский.

Что? Один студент убил другого?

  • Он был один?
  • Ему помогали.

-Кто?

  • Ы-ы-ы-ы-он! Он! Он! Он!

Снова припадок. Снова то, что у живого человека можно было назвать истерикой.

  • Значит, их было двое?
  • Да-а-а-а...
  • Расскажи, как все было. То, что знала при жизни ты.

И снова вопрос успокоил тело и душу в нем. Она слегка пошевелилась - за спиной тихий стон сменился глухим стуком упавшего в обморок тела - и начала рассказывать глухим голосом:

  • Меня призвали. Сказали, что нужна жертва. Надо было выбрать. Думали. Решали...
  • Кто решал?
  • Те, кто должен. Не я. Мне сказали.
  • И ты подчинилась?

-Да. Потом пришла Динка. Передала записку. Для Измора. Мы учились вместе. Потом он перешел на факультет ведовства. Заходил по старой памяти. Общались. Сказала, что отдам. Отнесла. Это видели.

-Кто?

  • Те, кто должен видеть. Спросили, что это. Я ответила. Ушла.
  • Это все?

Молчание. Что ж, даже из этого путаного допроса кое-что выяснилось. Во-первых, пропавший Ной Гусинький был исполнителем действа. Ему помогал кто-то из преподавателей. Печально, позорно, тяжело признать, но это правда. Кто-то из моих коллег предал саму идею - не только передавать свои знания, помогая молодым в выборе пути, но и защищать детей, наше будущее. Он наплевал на само звание учителя - ведь когда-то некроманты именно ради детей склонили головы перед законом. А тут... Что же двигало им, этим типом, раз он не побоялся поднять руку на святое?

Я должен был его найти и остановить.

  • Последний вопрос: ты знаешь, где сейчас находится Ной Еусиньский?

Тело девушки несколько раз судорожно дернулось. Взмахнуло руками, словно разрывая невидимую ткань.

  • Вижу... дом за оградой. Лопухи и крапива. Покосившаяся дверь. Там.
  • Где это? Какая улица? Как добраться?
  • Рядом... третий поворот направо. Трижды направо. Дом за оградой. Конек на крыше. Видно из окна.
  • Из чьего окна?
  • Кабинета.
  • Чьего кабинета?
  • Того, кто... о-о-оо...

Понятно. Имелся в виду кабинет того самого преподавателя, который руководил мальчишками и девчонками. Значит, дом находится где-то поблизости от Колледжа. Что ж, этого достаточно.

  • И еще... Зачем вас собирали? Какие у вас цели? Чего вы хотели добиться?
  • Подготовить путь. Собрать силы. Начать борьбу. Подготовить путь.
  • Чей путь?
  • Того, кто придет. Остановить.

Как говорится, понятно, что ничего не понятно. Но хоть что- то... Ладно, можно было бы еще поспрашивать, но вопросов больше не осталось. Духи не умеют говорить так, как люди. Что-то им известно, а что-то они забывают напрочь.

  • Именем света. Властью над миром... отпускаю тебя.

Лети...

Плеснул на тело вином из фляжки, погасил ближайшую свечу, стал начитывать формулу изгнания.

Этого было достаточно, чтоб дух покинул тело. Вылетал он не сразу, и тело девушки обмякло постепенно, словно Дануся была ещё жива и просто-напросто крепко уснула. Но я-то чувствовал, что сон этот вечный.

Хотя...

Наглая идея шевельнулась в груди. А что, если... Да нет, бред какой-то. И времени нет. Терпеть ещё почти семь суток...

Но... бес, как же хочется! И ведь это, как ни крути, отличный выход из положения! Конечно, цинично и подло так использовать останки девушки, но, если подумать, у нее и так есть все шансы... а я только немного изменю будущее.

Что я хотел сделать? Да упыря!

Поясняю. Упырь - это живой мертвец, который может выбираться из могилы и нападать на людей. Разума у упырей нет. Говорить они не умеют. Уровень интеллекта где-то между табуреткой и акулой. Все, что он может - это убивать.

Но последние новейшие исследования кое-то изменили в науке об упырях. И мэтр Иоганн, преподаватель нежитеведения, мог бы многое рассказать. Достаточно упомянуть, что, согласно новой классификации по Хорватскому, упыри из нежити переквалифицированы в нечисть как переходная форма между истинными живыми мертвецами, личами и вампирами. Обычно упырем становится покойник, умерший не своей смертью, убитый с помощью черной магии и неправильно захороненный. Иногда в упыря превращается вовремя не упокоенный мертвец - то есть,тот, над кем не производилось обряда отпевания на похоронах. В некоторых случаях в упыря может превратиться - чаще всего после смерти - тот, кого упырь укусит. В самых-самых редких случаях упырем можно стать при жизни. А вот выздороветь от укуса упыря удалось единицам. Точнее, одной единице.

Мне.

Правда, выздороветь удалось не до конца - до их пор мне случается неадекватно реагировать на некоторые заклинания. Но так даже лучше. Так даже проще.

Прервал чтение заклинания изгнания. Тихо надрезал ладонь. Выдавил несколько капель крови. Приблизился к покойнице и осторожно капнул кровью ей в приоткрытый рот. После чего отступил назад и стал начитывать другое заклинание - формулу призыва.

Дочитал, вытер кинжал об одежду. Кажется, я все сделал правильно. Остался последний штрих. Куда деть тело. Вернее, два тела.

Капитан ночной стражи уже приходил в себя, пытаясь встать и сфокусировать взгляд на мне. Но у него ничего не получилось - подскочив, я ткнул его сложенными в щепоть пальцами в болевую точку в основании шеи, погружая в беспамятство и стиснул голову капитана в ладонях.

  • Слушай меня! Внимай мне. Повинуйся мне.

Да, гипноз. В Колледже это почти не преподавали - если вы не целитель или ветеринар. Даже ведунам он как бы без надобности. Мне сию науку преподнес пра Михарь, который как раз целителем в прошлой жизни и был. Инквизиторы часто им пользуются - когда надо сломить волю арестованной ведьмы или подозрительного колдуна.

Или капитана городской стражи.

Поддался он легко, что удивительно - начальник априори должен обладать сильной волей, чтобы увлекать за собой подчиненных. А тут... мягкая глина, да и только. Внушай, что хочешь! Но мы не будем увлекаться.

  • Слушаю.
  • Запоминай. За телом девушки пришли родственники...

-... за телом девушки пришли, - повторил он ровным

голосом.

  • Пришли и забрали домой...

-... забрали домой.

  • Но у тебя много работы,и ты не успел это сообщить, кому следует...

-... не успел сообщить...

  • Ты был занят - выполнял срочное поручение...

-... поручение...

  • Тебя просили срочно передать депешу в Орден Инквизиции пра Михарю в собственные руки и доедаться ответа...

-... передать и дождаться...

  • Ответ отнести Згашу Г руви в Колледж Некромагии.

-... Колледж...

  • Но Згаша Г руви на месте не оказалось, и ты пошел его искать. Дошел до старого кладбища,там его и нашел...

-... дошел и нашел...

  • Поиски затянулись,и ты заглянул в трактирчик «Петух и скрипка», чтобы промочить горло...

-... промочить горло...

  • Поэтому задержался и не успел вовремя рассказать о том, что тело Дануси Будрысайте забрали домой.

-... домой.

  • А на самом деле, - я выпрямился, отнимая руки от висков капитана, - сейчас ты возьмешь это тело и понесешь за мной.

-... понесешь за мной.

  • Вставай!

Вот так мы и покинули казарму ночной стражи. Обошлось даже без лишних вопросов - пока я копался внизу, ночная смена, сдав дела, отправилась на законный отдых, а дневная, эти же дела приняв, отправилась в патрулирование по близлежащим улицам. На месте оставалась только вторая смена, и то не в полном составе, поскольку, как я понимал, некоторые стражники опаздывали, да ещё дежурные. Но их от расспросов удержала моя ряса инквизитора - как говорится, держись подальше от бордоворясых, целее будешь. Не зря же ходит слух, что наши рясы такого цвета именно потому, что на них не заметна засохшая кровь!

Вышагивая впереди капитана, я раздумывал, куда спрятать труп. Для того, чтобы вызрел упырь, нужно время. Этот процесс можно немного ускорить, но все равно должно пройти минимум сорок часов от момента смерти до начала личиночной стадии и еще примерно столько же до того, как из личинки вылупится упырь. То есть, мне надо прятать тело трое суток без малого. Сейчас уже утро шестого дня седмицы. Следовательно, упырь вылупится на рассвете вторника. И до сумерек будет оставаться вялым, дозревая.

Три дня! А события могут развиваться намного стремительнее!

Доказательство тому я получил буквально через полчаса, едва подошел к воротам Колледжа. Навстречу мне кинулся один из привратников - в выходные дни студенты не дежурили у входа, Колледж нанимал сторожей со стороны. Чаще всего, соседей.

  • Это вы, ваша свя... кхм... мастер Г руви? - еле сводящий концы с концами сапожник, для которого эта работа была существенным прибавком, пытливо заглянул мне в лицо. - Или... кхм...
  • Да, это я. Что случилось?
  • Вас спрашивали, - сапожник опасливо оглянулся по сторонам. - Оттуда!
  • Откуда?
  • Ну... оттуда, - он выразительно указал на подол моей рясы,

- из тех самых мест.

Простой народ боялся инквизиторов также сильно, как и некромантов. Только деньги и безвыходное положение заставляли мириться с существованием тех и других.

Например, купеческие лавки на нашей улочке не стояли - считалось, что это отпугивает покупателей. А зря. Покупателями могли бы стать студенты, аспиранты, профессора и родственники, приходящие навещать учеников. Но это так, к слову.

  • Понятно, - кивнул я. - Что-нибудь велели передать?
  • А как же. Вас зовут... на исповедь!

Бес. Динка.

Я совсем забыл о девушке. Пока я допрашивал тело Дануси, а потом прятал труп, в тюрьме Инквизиции начался новый день. Пра Томеш начал второй допрос, несмотря на физическое состояние девушки. По обычаю, в первый день пытки к подследственной тоже не применяются - по крайней мере, серьезные. Их могут вообще не применять, если обвиняемая сразу начнет каяться и чистосердечно признает свою вину. Но такие попадаются редко - если ты действительно виновна, признание означает мгновенное вынесение приговора. А если нет... кому охота на себя наговаривать? Есть много менее болезненных способов свести счеты с жизнью. По опыту знаю, что с порога во всем признаются либо сумасшедшие - и их тоже пытают, чтобы проверить, не притворяются ли они - либо те, кому обещали хорошо заплатить, чтобы они взяли на себя чужую вину. Мол, ты признаешься, что была ведьмой, а мы за это обеспечиваем твоим детям кусок хлеба и крышу над головой. Перед тем, как попасть в Колледж, я как раз работал помощником следователя по такому делу. Наговаривая на себя, неграмотная селянка так запуталась в показаниях, что проболталась о своих истинных целяхщ это помогло вычислить настоящую ведьму.

Но это, как говорится, совсем другая история и дело прошлое. А вот сейчас...