• Есть хочу, - подумала я вслух.

Комэск кивнул, и мы направились к нему.

В отличие от барона, с его армейским аскетизмом, Эспо жил с комфортом.

Две комнаты, спальня и гостиная. Старинный камин, ковер на полу, мягкие кресла. Я поглядела на чудесный темно-красный велюр обивки, потом на себя в кровавых пятнах по всему полю и решила пойти переодеться. Хозяин апартаментов не стал возражать.

  • Знаешь, Лео, мне тебя искренне жаль, - начал Эспозито. Налил себе любимый драй в стакан на две трети. И мне тоже. - Коньяка нет, сори.
  • Да ладно, я переживу, - я радостно засмеялась. Теплый душ сотворил из меня нового человека. Ладонь зудела, зарастая.

Между креслами обнаружился удобный столик, уставленный изыскано-мужским набором еды. Консервированные свиные языки в желе, колбаса, сыр, оливки. Крупно порезанный хлеб. Пяток вареных яиц ласкал взор половинками под соусом провансаль. Откуда?

  • Угощайся, малыш. И я не коньяк имел ввиду, - тонко улыбнулся гостеприимный хозяин, пятерней заводя черные пряди волос назад.
  • А что? - беспечно поинтересовалась я, засовывая в рот

поочередно оливку, салями и яйцо. Вкусно!

  • Твои отношения с Кей-Мерером, - Эспо смотрел грустно, как я кашляю, подавившись. Протянул стакан холодной воды. - Вернее, твои попытки ему понравиться, Лео. Это безнадежно, малыш. Мне жалко тебя до слез.

Я напилась и отдышалась. Сделала глоток алкоголя. Я не поняла. Неужели все настолько очевидно? Он знает про нас с бароном, мой наблюдательный комэск,или догадки строит? Вилами рисует по воде. Стоп! Ведь нет никаких нас с Максом. Я примчалась его спасать, словила сначала по физиономии и матерный выговор потом за то, что вылезла вперед без приказа. Нет ничего.

  • Почему? - задала я самый тупой вопрос во Вселенной.
  • Знаешь, Ло, у меня на родине нормально относятся ко всем вариантам любви. Какая разница? Лишь бы люди были счастливы. Но Кей-Мерер не такой...

Я слушала набившие уже оскомину рассуждения про то, что есть люди и бароны, геи и нормальные, и тп. Эспо незаметно подливал мне мартини, пил с удовольствием сам, разглагольствовал и поучал:

  • Ты должен затвердить себе главное, малыш. Никогда он не оценит твоего прекрасного отношения, птенчик Ло. Ни-ког-да. Кей тупо не видит ни чьих подвигов и воспринимает их, как само собой разумеющееся. Он с детства привык, что мир вертится только для его удовольствий, интересов, планов...
  • А ты труханул сегодня не по-детски, комэск, - сказал я поперек стройной речи, - если бы не Иван со своим калашом,то ещё неизвестно, как все повернулось. Бы.
  • Он опоздал! - ничуть не смутившись, сказал Эспо, - я позвонил ему сразу. Ты про свои шуры-муры с Кацманом не закончил рассказывать, а я уже его вызвал! Где он шлялся двадцать минут?
  • Шуры-муры? С Изей? - я задохнулась снова, теперь уже от смеха и упала на спинку мягкого кресла. Г олова слегка

кружилась. От потери крови? Или? Всегда подозревала, что вермут - коварная вещь.

  • Перестань смущаться, Лео. Нормально все, - Эспо сел глубже, расставил колени, вольготно развалясь. Глядел на свет настенного бра через бледную жидкость в стакане. - Девушки тебя не заводят, это все знают. Кей-Мерер не даст тебе никогда. Должен же ты как-то снимать напряг. Смешила погодник - не самый проходной вариант...
  • Мы друзья! - возмутилась я, поняв запоздало, что мой командир совсем не думает шутить.
  • Ага, - он ухмыльнулся во все тридцать два зуба. Ни разу не видела у него такой похабной гримасы. Пьян, к гадалке не ходи. - Твой любимый и бывший комэск так и сказал: надо же этим двоим убогим кого-то трахать...

Я вскочила на ноги. Не может быть. Макс не мог! Он даже думать не способен в таком беспросветно-пошлом ключе!

  • Ты врешь, скотина! - я выплеснула остатки вина в гадкую бородатую физиономию, - Макс такого не мог сказать! Он барон, сноб и имперская сволочь! Он кто угодно, но только не пошляк!

Сладкие капли пачкали собой чистую белую рубаху из тонкого полотна. Эспозито медленно провел ладонью по мокрому лицу. Выпрямился.

  • Да,ты прав, влюбленный дурачок. Ничего такого он не говорил. Ничего у тебя с ним не выйдет, Ло. Я хотел помочь, прости.

Мужчина встал, распахнул окно.

  • Скоро шесть. Надо поспать хотя бы немного, завтра длинный день, - проговорил он монотонно светлому небу. И обернулся: - она совсем меня не замечает.
  • Кто? - я опешила.

Кто в состоянии не заметить горячего брюнета?

  • Вероника.

Вероника? И этот туда же! Что они оба в ней нашли? Пару месяцев назад эту редкую жемчужину никто в упор не видел.

Красивый, умный, успешный, обаятельный. Эспо смотрел на меня с надеждой. Вдруг, я знаю некий секрет. Или заветное слово.

Я резко помотала головой справа налево. И в обратную сторону. Мартини из желудка попытался вернуться в горло. Я запретила. Вылезла из кресла и молча убралась к себе.

Клуб одиноких сердец на сегодня закрыт.