• Здесь? Откуда?

-Яе знаю! Но скорее!

Юноша развернул коня. Сказать по правде, в нем боролись два противоположных чувства - с одной стороны, хотелось как можно скорее добраться до дома и не лезть на рожон, а с другой...

Нет, в самом деле, какой из него охотник на вампиров? Он даже не знает, как с ними бороться! И вообще - нахтцереры же миф! Сказка. Или...

Крик.

Далекий, быстро оборвавшийся. Женский.

  • Скорее!

Конь сорвался с места. Сзади только долетел удивленный крик слуги.

Голос изменил девушке почти сразу. Сжав руками горло, она попятилась, выронив узелок с вещами и во все глаза, как зачарованная, глядя на того, кто подходил неверными шагами.

... Она рядом. Теплая. Полная жизни. Он сам виноват - спугнул. Надо быстро. Пока она не убежала. Когда надо, он умел двигаться быстро...

Что-то хрустнуло - то ли камешек, то ли веточка - и это словно послужило сигналом. Существо ринулось вперед так быстро, что не было шансов. Но Вероника как раз в этот миг запнулась обо что-то ногой и упала на землю, на краткий миг

ускользнув от протянутых рук, тянувшихся к ее шее... которой уже там не было.

Секундное замешательство нападавшего дало девушке шанс, но она вряд ли могла сообразить, что делать. Просто засучила ногами, пытаясь отползти, случайно задела каблуком ногу существа.

...Здесь!

Оно среагировало мгновенно - нагнулось, хватая за плечи. Мертвенно-бледное лицо с опухшей, одутловатой кожей, на которой уже проступали следы разложения, раззявленный рот с гнилыми заостренными зубами, ввалившиеся тусклые глаза, жуткий запах из пасти - гнили, тлена, крови...

Одну невероятно долгую секунду Вероника смотрела на это лицо, а потом потеряла сознание. И потому не услышала грохота копыт, раздавшегося над ней.

Платье на девушке было обыкновенным, но в темноте оно казалось светлым. Впрочем, разглядывать было некогда- достаточно было взгляда на существо, которое склонялось над бесчувственным телом.

Наверное, с нахтцерерами сражаются как-то по-другому - святой водой, молитвой, серебром и амулетами - но у Дитриха не было при себе ничего. Он лишь выхватил меч и привычно, как на учениях, ударил горбатую спину.

- Так его! - фру Рейн закружила подле. - Еще! Сильнее! Голову!

Конь взвился на дыбы, пугаясь и не слушая поводьев, и второй удар вышел даже слабее первого. Вместо шеи он попал по плечу, что не причинило существу никакого особенного вреда - мышцы под одеждой были как каменные. Но сам конь неожиданно пришел на помощь. Одного случайного удара копытом оказалось достаточно, чтобы упырь повалился наземь.

-Добей! - визжала фру Рейн.

Но между нахтцерером, который уже поднимался на ноги, и его противником лежала девушка. Дитриху пришлось проявить

чудеса вольтижировки*, заставляя коня обогнуть жертву вампира и напасть на того с другой стороны. Он опять попытался достать того мечом, и опять удар получился слабее, чем обычно.

(*Вольтижировка - здесь, искусство верховой езды.)

  • Огонь! Нужен огонь, наследник!

Ха! Это-то Дитрихи сам понимал, но где его взять? А нахтцерер уже нацелился на него. Еще один удар мечом по руке лишь перебил ему кисть, но не смог остановить вампира. Конь под юношей плясал, приседая на задние ноги и не слушая узды. Приходилось и мечом отмахиваться, и следить, чтобы не свалиться, и при этом замечать, что творится вокруг.

Топот копыт. Слуга.

  • Хозяин? Что здесь...
  • Огня! Огня, живо! - гаркнул Дитрих.

Ударил снова, свесившись с седла и чувствуя, что все-таки начинает соскальзывать. Конь поддал задом, сбрасывая седока. Юноша упал, еле успев сгруппироваться, вскочил, готовый продолжать бой.

Теперь он мог, как следует, рассмотреть своего противника. До сих пор о нахтцерерах он только слышал сказки и не думал, что они станут реальностью. Но и фру Рейн, и дух великого Рейна, и лесной царь Вельдеркёнг - все это тоже казалось сказками, но существовало на самом деле.

Когда-то, при жизни, это был мужчина немного старше его самого, лет тридцати. Черты лица его исказила смерть, и опознать сейчас его не смогла бы и родная мать. Разве что по одежде. Но откуда он взялся? Все говорило за то, что перед ним был восставший мертвец - запах тлена и разложения перебить не могло ничто. Но кто поднял этого мертвеца? Кто или что заставило труп встать из могилы?

На краю сознания шевельнулась какая-то мыслишка. Что-то было знакомое в самом сочетании слов «труп из могилы», но стоять и думать было некогда. Нахтцерер пошел на него, и все

посторонние мысли исчезли.

По счастью, слуга не стал лезть в схватку, а занялся делом. Пока он возился, отыскивая подходящую палку и пытаясь высечь искру, юноша кружил рядом с нахгцерером, отбиваясь от тянущихся к его горлу рук. Одну ему удалось перебить, но вампир этого даже не заметил.

Наконец, занялось пламя, осветив улочку, и заставив вампира отступить. Он попятился, и последний удар меча оказался роковым. Дитрих ударил ему в плечо, туда, где начиналась шея. Лезвие глубоко, до хруста, как в дерево, вошло в плоть, и нахтцерер покачнулся, падая. Юноша еле успел выдернул оружие из раны, чтобы не последовать за ним.

  • Голову, - скомандовала фру Рейн. - Иначе...

Нахтцерер уже ворочался, пытаясь подняться, опираясь на

обе руки - целую и перерубленную - как ни в чем не бывало. Дитрих замахнулся двумя руками, как палач на помосте и тяжело опустил меч ему на шею. Мэтр Сибелиус учил его, что все палачи бьют точно между позвонками - дескать, там мягкие хрящи, которые легко перерубить - но в темноте прицеливаться было некогда, да и опыта не имелось, чтобы рассчитать точность удара. Поэтому пришлось бить второй раз и третий, пока голова не отвалилась совсем. Тело еще секунду или две стояло на четвереньках, покачиваясь взад-вперед, а потом завалилось, ткнувшись обрубком шеи в землю.

  • Его надо сжечь, - фру Рейн возникла над трупом, наступила ногой, - чтоб не мог снова...
  • Без головы?

Вместо ответа призрак кивком указал на тело - конечности трупа все ещё шевелились. Он пытался встать и уже начал подниматься. Призрачная ножка привидения ничего не могла ему сделать.

Решение пришло мгновенно.

  • Дом, - кивнул юноша слуге. - Живо!

Несколькими ударами выломали одно из окон, за ноги

отволокли дергающееся тело, кое-как впихнув внутрь. Осторожно, насадив на меч, Дитрих отправил туда же голову, после чего в пролом бросили и самодельный факел. Фру Рейн хлопнула в ладоши. Повинуясь ее знаку, со всех сторон налетели сильфы. Они закружили, раздувая огонь, и языки пламени факела радостно перекинулись на груду ветоши.

Смотреть, как разгорается пожар, было некогда. Дитрих вспомнил о жертве нападения.

Девушка лежала на земле, лицом вниз и сжавшись в комочек. Она казалась мертвой, но вздрогнула, почувствовав прикосновение.

  • Эй, ты в порядке?

Она не ответила.

  • Где ты живешь? Куда тебя отвезти? Как тебя зовут?

Она молчала, только мелко дрожала и дышала неровно, со

всхлипами.

  • С тобой все в порядке? - Дитрих попробовал при свете разгоравшегося пожара осмотреть ее. - Он тебя не ранил? Бес, - под пальцами оказалось мокро. - Она ранена. Коня!

Собственный жеребец юноши отбежал далеко, ловить его на темной улице было некогда, так что слуга уступил им своего. Дитрих взгромоздился в седло вместе с ношей и поскакал к дому.