Ночью поднялся ветер. Ураган налетал на стены замка, ветер выл в трубах, скрипел ставнями. По коридорам гуляли сквозняки.

В парадных залах раскачивались от ветра гобелены и портьеры. Те, кто не спал эту ночь, слышали стоны и вой, а порой по коридорам раздавались странные шаркающие шаги, время от времени прерываемые странным старушечьим смехом.

Прислушиваясь, люди поневоле ждали - кто идет и не к нему ли в комнату направляется поздний гость? Иногда шаги стихали, чтобы вскоре возобновиться уже в другом месте. Иногда слышалось странное царапанье, словно кто-то ногтем скребет шершавую деревяшку.

На это утро были назначены похороны барона Людвига фон Доннемарка. Тело ощутимо смердело, так что многие гости отворачивались и морщили носы, а дамы старались держаться подальше от покойника. Благо, в замковой часовне, куда его перенесли для отпевания, места было достаточно. Горели свечи, как простые, так и ароматические. В душном прохладном воздухе запахи уплотнялись, наслаивались друг на друга. Монахи гнусавыми - в ноздри они вставили корпию, пропитанного ладаном - голосами тянули заупокойную мессу. Остальные внимали им, время от времени посматривая на открытый для последнего прощания гроб.

Дитрих рассматривал тело с любопытством.

  • Интересно, от чего он умер? А если это проказа? Или что- нибудь столь же опасное?
  • Помолчи, - тихо бросил ему Карл, стоявший впереди братьев.
  • Нет, ну в самом деле... Выглядит он странно.
  • Так, как и должен выглядеть покойник, не более того.
  • И все равно...
  • Ты не мог бы помолчать? - раздраженно бросил Карл. - Я, между прочим, плохо спал эту ночь,и у меня ужасно болит голова.
  • У меня тоже, - нарушил молчание Фердинанд. - От вас двоих. В вас нет ни капли благочестия и уважения к смерти нашего деда!
  • Это он для вас дед, - откликнулся Дитрих. - Он до недавнего времени даже не знал о моем существовании. Вас он хотя бы видел в младенчестве... Кстати, вы ночью ничего не слышали?
  • Я слышал, - кивнул Карл. - Говорят, в замке водится привидение?
  • Да, но это не она, - быстро ввернул Дитрих.
  • Она?
  • Ну, - юноша слегка заволновался, - оно или она... слуги болтают о какой-то женщине, убитой здесь много веков назад. Но она не стала бы себя так вести!
  • Откуда ты знаешь?
  • Помолчите, - взмолился Фердинанд. - Как не стыдно?

Карл тут же сурово потупился, в душе порицая себя за

легкомыслие. Он старший брат и должен подавать младшим пример, а вместо этого болтает, словно мальчишка!

  • Кстати, вы слышали стоны? - нарушил недолгое молчание Дитрих. - А по временам раздавался как будто бы плач...
  • Нет! - воскликнул Фердинанд так поспешно, что всякий бы понял, что молодому богослову есть, что скрывать.
  • Правда? - обрадовался юноша. - А то мне казалось, что это слышал только я один! Это же здорово! Выходит, что и ты тоже наследник!
  • Что значит «тоже»? - поинтересовался Карл. - Уж не хочешь ли ты сказать...
  • Я хочу сказать, что должен же существовать майорат? Или нет?

Фердинанд возмущенно открыл рот, чтобы сделать братьям замечание, но Карл его остановил небрежным жестом. В самом деле, как он мог об этом забыть! Майорат! Если владелец замка был их покойный дед,то именно Карлу и надлежит его наследовать! Фердинанд и Дитрих получат лишь часть материнского наследства и кое-что, оставшееся после смерти отца, а все остальные родственники могут рассчитывать разве что на небольную сумму денег.

Карл посмотрел на родню. Инесс фон Доннемарк поддерживала под локоть отца, который вскоре либо станет новым владельцем замка, либо удовольствуется небольшими деньгами. Дядюшка заметно волновался, а вот его дочь сохраняла спокойствие. Было видно, что ее мысли витают где- то далеко.

Еустав Штокхолм стоял так, чтобы видеть Инесс и постоянно держать ее в поле зрения. Его одновременно тянуло к этой девушке - и в то же время оца его пугала. Ее странные поступки, ее умение колдовать, ее решительность и манеры... Кто же она на самом деле такая? И как ему с нею быть?

Поминальная служба закончилась . Родственники один за другим стали подходить ко гробу - в последний раз бросить взгляд на покойного прежде, чем крышка навсегда скроет его от глаз. Один за другим прошли братья фон Доннемарк. За ними приблизился Штокхолм. Инесс вцепилась в руку отца, когда тот подводил ее для прощания. Ей вдруг померещилось, что покойник подсматривает за нею из-под прикрытых медяками век. Как будто он что-то знает. «Не старайся, - подумала девушка. - Какую бы тайну ты не скрывал,тебе судьба унести ее с собой в могилу! Через несколько минут крышка закроется, гроб опустят в яму, заложат каменной плитой, и ты навсегда исчезнешь для мира живых!»

Ероб подняли и понесли к готовой могиле. Испокон веков владельцев замка Доннемарк хоронили в часовне, под каменными плитами пола. Почти два десятка могил таились под ее сводами. Чтобы места хватило всем, лет сто тому назад пристроили новое крыло и расширили стены. Но все равно, пришлось нести нового покойника чуть ли не к самому выходу. Там часть плит пола была выломана,и под полом виднелась неглубокая, локтя три-четыре в глубину, яма. Рядом у стены стояла новая плита, лишенная узоров. Она будет закрывать могилу до тех пор, пока нанятый резчик не высечет в камне памятник покойному Людвигу фон Доннемарку. По обычаю, пошедшему ещё с двенадцатого века, его изваяют в облике рыцаря времен крестовых походов. Такое надгробие займет много места, но это никого особо не волновало, хотя свободного пространства вдоль стен оставалось ещё на две или три подобных могилы.