• Есть, - ответила Марина, и девочка поняла, что нечаянно задала этот вопрос вслух. - Такие Места Силы встречаются тут и там. Лысая Гора - одно из таких мест.
  • А что такого особенного в здешнем?
  • Ну, как же! Обычно Места Силы располагаются в стороне от людских жилищ, а здесь практически оно в самом городе.

Говорят, это случилось около двадцати лет назад. Просто- напросто внезапно тут появилось Место Силы. Его раньше не было, а потом - р-раз! - и возникло. Из ничего. Но ведь так не бывает! Из ничего ничего не получается! Тут что-то случилось такое...

Далекий дребезжащий звонок заставил девушку умолкнуть и спрыгнуть со стола, оправив платье.

  • Час прогулок закончился, - воскликнула она. - Быстрее пиши! А я побежала...
  • Постой, - вскочила Анна, - что случилось? Еде? В нашем пансионе? Или в городе?
  • Долгая история, - отмахнулась старшеклассница, бросившись к дверям, - потом договорим.

Девочка метнулась было следом, но Марина уже хлопнула дверью, и она опомнилась. Кинулась к столу, торопливо начала строчить слово за словом: «Я больше никогда... Я больше никогда... Я больше никогда не буду...» От громкого стука распахиваемой двери перо ее дрогнуло, и большая жирная клякса шлепнулась как; раз посередине листа.

Конечно, она не справилась с заданием. Конечно, была не просто оставлена без ужина, но и выставлена на табуретку, и пока ее одноклассницы весело болтали и играли весь свободный час, она должна была стоять неподвижно, держа в руках табличку: «Я - ленивая болтушка».

Но Анне было все равно. Мысли девочки бродили далеко. Сегодня она узнала столько нового, что была рада отвлечься от игр и разговоров.

Итак, это пансион для ведьм. Ничего удивительного - тетя и не могла отправить ее абы куда. Директриса - главная матка, наставницы и классные дамы - ведьмы, ведьмы встречаются и среди учениц... Интересно, это как-то связано с Местом Силы. И что такого тут случилось двадцать лет назад?

Можно выяснить...

Девочка от неожиданности покачнулась, едва не падая. Этот голос... Откуда?

Оттуда!

Вот, опять!

Не опять, а снова.

«Я схожу с ума, - мысль была ее собственная. - Мне уже мерещатся голоса...»

А ведь это уже один раз было. Помнишь, дома у тети?

Там был призрак... Здесь - тоже?

  • Призрак? - не веря себе, прошептала Анна. - Ты... тут?

Ей вдруг стало так легко и весело,так спокойно и свободно, что захотелось обнять весь мир. Она и сама не понимала , как соскучилась по незримому обитателю тетушкиного дома. По сути дела, у нее был единственный настоящий друг...

Если бы...

  • Не поняла. Призрак, ты о чем говоришь?

В ответ раздалось только двусмысленное хмыканье. Призрак то ли обиделся на ее неверие, либо дал понять, чтоб она думала сама и не надеялась на подсказки.

А ведь он изменился! Стал более разговорчивым. И в его «голосе» появились иные интонации. Вся тоска-печаль куда-то делась,теперь он больше походил на подростка ее лет. Вот интересно, теперь она сможет его увидеть?

«Потренируюсь сначала на своей тени, - решила девочка. - Если это - он и есть, убью сразу двух зайцев».

Остальные ученицы весь свободный час то и дело посматривали в ее сторону, но не заговаривали и не подходили близко, занятые своими делами. Однако едва Амалия Арнольдовна разрешила Анне слезть с табуретки и отправила девочек спать, как ее окружили со всех сторон.

  • Надо поговорить, - заявила Марфа. Или Мария - девочке было все равно, кто из близняшек удостоил ее приглашением.
  • Не сейчас, ладно? - она поспешила присесть на свою кровать. - У меня так устали ноги и спина...
  • Язык у тебя явно не устал. Ты с кем там разговаривала?
  • Сама с собой. А что? - Анна устала , ей было не до вежливости. - Я ведь болтушка!
  • А то, - две другие близняшки, Елена и Алина, сели справа и слева от нее, - что ты нам нравишься.
  • Не поняла...
  • Мы сначала думали, что ты обычная ломака-задавака, боялись, что будешь жаловаться классным дамам и вообще... А ты ничего! С тобой моящо дружить!
  • И вам понадобилось столько времени, чтобы это понять?
  • Нуды же все-таки отличаешься от нас. У тебя нет сестры- близнеца. ..
  • Понимаешь, у нас всех есть необычайные способности, - заговорили Марья и Марфа. - Они встречаются только у близнецов, понимаешь?
  • Понимаю, - кивнула Анна. Ей сразу вспомнился давний разговор с тетей Маргаритой: «В нашей семье уже восемь поколений рождаются только близнецы, девочки,и всегда их зовут Анна и Маргарита, никак иначе... У меня была сестра- близнец Анна, а у тебя двойное имя - Анна Рита. Вот я и спросила, нет ли у тебя сестры?»
  • Моя тетя, - вспомнила она. - Тетя Маргарита Дебрич. Она... у нее была сестра-близнец.
  • Твоя тетя ведьма?

-Да.

  • Мы тоже. Мы - будущие ведьмы, - Елена и Алина с двух сторон обняли ее за плечи. - А ты?

Анна подумала, что надо изобразить удивление.

  • Ведьмы? - она вытаращила глаза, стараясь, чтобы в ее голосе чувствовалось недоверие. - Все-все?
  • Да, - девочки переглянулись. - А что тебя удивляет? Сама- то ты кто?
  • Ну, я... - она поняла, что немного перестаралась, - я просто не думала , что нас так много. Мы жили уединенно...
  • Нас собирали со всей страны, - заявили Дарья и Домна. - Мы приехали из Усть-Нижнего, Марфа и Мария - из Петрограда, Таисия с Таифой из Загорска...
  • И все-все ведьмы?
  • Почти все. Иногда сюда приезжают и обычные девочки, без способностей, кого родители просто очень хотят устроить в престижное заведение. Но такие тут недолго задерживаются. Не-ведьмам тут места нет!
  • Я ведьма! - заявила Анна решительно. - Ну, будущая ведьма.
  • Проверим?

-Как?

  • Очень просто. Спустись в подвал. Если ты будущая ведьма, с тобой ничего не случится!

Тень, замершая за спиной Анны, затаила дыхание , если бы могла дышать. В отличие от девочки, она знала о тайном совещании ее одноклассниц. Выходит, они все-таки придумали ловушку. И она прозевала, когда. Может быть, пока Анна сидела в классе и разговаривала с Мариной? Пока Анна бодрствовала, тень не имела той свободы передвижений, какую

хотела,и лишь когда девочка засыпала, могла ценадолго покидать ее.

  • А если нет?
  • Если ты все-таки не ведьма, тебе не место в нашем пансионе!

Она пожала плечами. Спуститься в подвал - что за глупость! Е[равда, все обычные девчонки боятся темноты, а ведьмы не должны пугаться мрака. Но ведь наверцяка суть испытания состоит не в этом! Интересно, оно имеет какое-нибудь отношение к Месту Силы? Жаль, нельзя прямо сейчас сходить в дортуар к старшеклассницам и вызвать Марину Елинскую!

  • Спуститься в подвал? И все?

Девочки опять переглянулись.

  • И все, - торжественно кивнули Марфа и Мария.

Но Анна поняла, что они чего-то не договаривают.

  • Прямо сейчас? - она приподнялась, готовая идти, и не особенно удивилась тому, что ее чуть ли не силой усадили назад.
  • Ты что? - хором зашептали Елена и Алина. - Два наказания подряд заработать хочешь? Амалия Арнольдовна за тобой теперь в четыре глаза следить будет! И сам а,и служительниц обяжет! Нет, надо немного подождать, пока она забудет про табуретку.
  • И мы все подготовим, - кивнули Марфа и Мария, а вслед за ними и остальные девочки.

Тень улыбнулась, довольно потирая руки:

И я тоже... подготовлюсь!

Девушка плакала. Слезы, как вода, текли по ее бледному лицу, попадали на закушенную губу, и она торопливо, лихорадочно слизывала их языком. Ей было страшно, здесь, в этом подвале без окон, освещенном только несколькими свечами и открытым огнем в очаге, под низкими закопченными сводами, наедине с семью мужчинами - двумя жандармами, которые привели ее и теперь придерживали за локти, палачом и его помощником, священником, скромно державшимся в сторонке и дознавателем с секретарем. Только что, сидя за дощатой перегородкой, она слышала стоны и крики предыдущей жертвы, которую мало не за ноги потом проволокли по полу мимо нее в камеру. И вот теперь настал ее черед. Расширенные от ужаса глаза перебегали то на дыбу,то на «конька»*, то на лавку для порки,то на разложенные на низком столе пыточные клещи, железные прутья, щипцы и крюки. Большой кнут, который палач просто заткнул за пояс, уже не вызывал в ней такого ужаса.

(*Конек - орудие пытки с острой верхней гранью, на которое верхом, как на коня, сажается жертва.)

  • Ну-с, - следователь подтянул к себе несколько листов протокола. — Начнем, пожалуй. Ваше имя и звание...
  • Аг...Аграфена я, - дрожащим голосом выдавила девушка. - Аграфена дочь Потапова... мещане мы...
  • Фамилия?
  • Ку... Кузнецовых я...
  • Возраст?
  • Де... девятнадцать лет.
  • Семейное положение? - молчание. - Муж есть? Дети?
  • Нет еще, - девушка начала всхлипывать в голос, сообразив, что ни мужа, ни детей у нее, скорее всего, теперь уже не будет никогда.
  • Род занятий? - следователь задавал вопросы ровным равнодушным тоном, рассматривая бумаги.
  • Шью я. В магазине готового платья мадам Шмидт.
  • Так и запишем, - следователь покосился на секретаря, который тем временем заполнял первый лист. - Мещанского звания девица Аграфена Потапова дочь Кузнецова, швея девятнадцати лет, проживающая с... отец и мать живы?

-Да.

  • С родителями... согласно показаниям своих подруг и клиентов магазина готового платья мадам Шмидт, обвиняется

в наведении порчи на некоего поручика Барятинского, от матери которого, дворянки Барятинской Аполлинарии Поликарповым, поступило заявление. А также...

  • Но я ничего не делала!

-... а также, - ровным голосом, как будто его не перебивали, продолжал дознаватель, - в иной колдовской практике, результатом коей послужили приступы сумасшествия, случившиеся с означенным поручиком...

  • Это не я! Я не виновата!
  • Она не врет.

Негромкий глуховатый голос раздался откуда-то из-за спин дознавателя и священника.

У стены, в тени, стоял стул, на котором, заложив ногу за ногу, сидел молодой человек в темном мундире полувоенного образца и, прищурившись, пытался в полутьме рассматривать свои ногти. Но сейчас он выпрямился, небрежно меняя позу и расплетая скрещенные лодыжки.

  • Что-с? - с преувеличенным вниманием обратился к нему дознаватель.
  • Она не ведьма. И говорит правду.
  • Я ничего не делала! - закричала девушка. - Меня оговорили! Я даже знаю, кто! Это Виветта, как она себя называет. А на самом деле ее зовут Евдокия Лопушкова... Ей было завидно, что Вася на мне жениться захотел... Вася - это Василий Барятинский. И маменька его была против потому, что я мещанского зва...
  • Помолчите, подозреваемая! - перебил ее дознаватель и снова посмотрел на восьмого мужчину. - То есть, вы хотите сказать...
  • Я хочу сказать, что она не ведьма, - слегка повысил голос тот. - Я это чувствую.
  • Это правда! - вскрикнула девушка.
  • Чувствуете? - уточнил дознаватель. - А на чем основано это ваше чувство?
  • На моих способностях, - преувеличенно-вежливо ответил ему мужчина. - Я , если вы запамятовали, уважаемый, ведьмак. И это моя работа - выявлять ведьм и надзирать за ними, дабы они не выходили из-под контроля и не нарушали законов!

При многих допросах присутствие ведьмака было непременным условием - ведь время от времени случались судебные ошибки, да и цастоящая ведьма могла, собрав силы, ухитриться наслать порчу на своих палачей и судей. А ведьмак мог заранее распознать готовящееся смертельное заклятье и принять меры к его нейтрализации. Чаще других в инквизиторские подвалы спускался один из самых молодых сотрудников Особого отдела Третьего отделения, коллежский советник Юлиан Дич, о котором в последнее время в высшем свете говорили очень много.

  • Допустим, - кивнул дознаватель, с неохотой признавая право собеседника на свое мнение. - Но ведь есть же показания...
  • Очевидцев?
  • Потерпевших. И свидетелей.
  • Написать, милостивый государь, можно что угодно, - с утра у Юлиана Дича было паршивое настроение,и он перепалки с дознавателем оно отнюдь не улучшилось.
  • Но ведь доказано, что именно от ее действий произошли, - дознаватель бросил взгляд на исписанные секретарем бумаги, - приступы сумасшествия у поручика Барятинского. Следовательно, имело место преступное деяние...
  • Я тут ни при чем! - снова вклинилась девушка. - Я не знала , что...
  • Одним и тем же пером, которое держит уважаемый господин секретарь, можно написать любовную записку, - кивнул Юлиан на секретаря, - и подписать смертный приговор. Но стоит ли винить за это перо и бумагу? Стоит винить руку, которая вывела эти строки... И даже более того - голову, которая надиктовала руке нужные слова, - Юлиан

встал, одернул мундир. - Я чувствую, что эта девушка не ведьма. Но если на поручика Василия Барятинского действительно было совершено покушение с помощью магии,то стоит, в таком случае, поискать настоящую ведьму среди тех, кому было выгодно подставить девицу Аграфену, - он замялся потому, что забыл фамилию подозреваемой, - в общем, обвиняемую.

  • Но... - попытался возразить дознаватель.
  • И вот когда вы отыщете всех женщин, причастных к этому делу, и приведете их сюда, вызовите меня опять, и я укажу вам настоящую ведьму, - Юлиан коротко козырнул и направился к дверям. - А до тех пор прошу меня не беспокоить.
  • Но... - опять подал голос дознаватель.
  • Если вы так уверены, что я ошибаюсь, - Юлиан был уже на пороге, - позовите любого из моих коллег. Я готов поклясться спасением своей души, что каждый из них скажет вам то же самое! Счастливо оставаться, господа... сударыня, - кивнул он всем мужчинам и девушке и покинул подвал.

Настроение у него было паршивым. Четыре часа просидеть в пыточных подвалах просто в качестве наблюдателя, практически не вмешиваясь в процесс допросов и пыток и лишь напряженно прислушиваясь к чужим мыслям и чувствам. Боль, страх, ненависть, гнев, отчаяние - и яростное, граничащее с одержимостью, желание смерти. Четыре часа...

На ходу извлек брегет из внутреннего кармана, глянул. Ого! Уже три часа пополудни! Сегодня молено уехать пораньше - он и так просидел в подвалах больше положенного времени, а новых дел не предвиделось. Но не заглянуть в кабинет высокого начальства было нельзя.

В передней его сиятельства генерал-майора Милашевича, как всегда, было мало народа - что-то торопливо перебелял секретарь, курьер ждал рядом, когда будет готово послание, а как раз в эту самую минуту из кабинета бочком выскользнул фискал. Смерил входившего Дича косым взглядом, но ничего не сказал и ушел.

Юлиан стукнул в дверь условным стуком:

  • Разрешите?

Его сиятельство куда-то торопились и едва удостоили подчиненного взглядом:

  • Вам чего?
  • Хотелось узнать, нет ли каких еще дел. Там, внизу, все закончено на сегодня,и если во мне нет нужды, я мог бы...
  • Вы не собираетесь никуда? - перебил генерал.
  • Э-э... Никак нет! - молодцевато мотнул головой Юлиан.
  • Вот как? А я был уверен, что вас пригласили...
  • Простите? - растерялся Юлиан.
  • Ераф Нередич устраивает обед. Вы разве на него не приглашены?
  • Прошу прощения, но...

Молодой человек смутился. В последнее время он стал чрезвычайно популярен среди столичной знати. Многие из тех, кто был на злополучной помолвке в доме княгини Войновской, теперь желали поближе познакомиться с загадочным ведьмаком. В свете просто была мода на князя Дича, и не проходило и недели, чтобы его не приглашали в очередной дом.

  • Смотрите, Дич, - погрозил ему Милашевич. - Вы молодой холостой мужчина, вам не грех лишний раз съездить в гости. Завяжете полезные знакомства, возможно, связи. Но смотрите, как бы от этого не пострадало дело! Наша работа - вот что должно быть главным. И надо вовремя научиться проводить резкую грань между служением закону и личными симпатиями.
  • Но, ваше сиятельство, я не получал приглашения к Нередичу!
  • В самом деле? - генерал посмотрел на подчиненного с таким видом, словно не поверил ни единому слову. - Ладно, можете идти... И смотрите в оба! В нашей работе первая же осечка может стать последней!

Пожав плечами - и как начальник не поймет, что для него сия граница уже давно проведена! - Юлиан покинул отделение. Он действительно ничего не знал о предстоящем обеде, да и фамилию Нередич слышал впервые в жизни. Ну, что может быть общего у этого... как там? Графа?., графа Нередича и обычного молодого ведьмака?

Извозчик быстро довез до доходного дома на Садовой улице. Примерно полгода назад Юлиан позволил себе переехать в новую квартиру, состоящую из пяти комнат, кухни, передней и людской. Этого, конечно, было маловато, да и Садовая улица не такая престижная. Но рано или поздно он обзаведется особняком на Архангельской улице. В этом состояла цель его жизни.

  • Барин? Приехали? - из кухни выглянула кухарка. - Чего изволите? Обедать? Так у меня все готово!

Он отмахнулся, проходя к себе.

  • Провка!

Мальчишка высунул нос из одной из комнат:

  • Хозяин!

Г од назад это был худощавый, болезненно-бледный подросток с кругами под глазами и лихорадочным румянцем на бледных щеках. Проклятье Мертвого Дома пожирало его изнутри,и первое время Юлиан со дня на день ждал, когда же мальчишка отдаст Богу дуну. Но время шло, а Провка не умирал. Наоборот, перед самым Рождеством пошел на поправку. С прошлой осени он вытянулся, став выше на целую голову, и почти сравнялся в росте с самим ведьмаком, но оставался таким же тощим. «Не в коня корм!» - вздыхала кухарка. Юлиан знал, что она тайком подкармливает подростка, сует ему лишний кусок. Он не возражал.

  • Хозяин, вам письмо!

-Где?

Провка уже сорвался с места, неся длинный узкий конверт,

украшенный вензелем и гербом - на синем волнистом фоне три бочонка. От конверта слабо пахло резедой.

  • Читал?

Подросток мотнул головой. Не врет.

Твердым мужским почерком там было написано:

«Его светлости граф и графиня Нередич имеют честь пригласить на обед советника Юлиана Дича сегодня в шесть часов пополудни.»

Немного подержав письмо на весу, ведьмак поднял глаза на молча ожидавшего приказаний Провку.

  • Мой парадный сюртук. Новые ботинки. Живо!

Кем бы ни были Нередичи, в его положении не стоило пренебрегать ни одним знакомством. А вдруг это судьба?