Но, увы, глас благоразумия во мне был слишком слаб и немощен, а вот дух авантюризма и безрассудного ребячества, наоборот, подавлял все остальное.

К тому же так приятно порой ощутить себя наместником Фартара* // Фартар - бог войны и возмездия// на земле, что сил нет сдержаться! Не став себя мучить, я охотно поддался соблазну и,когда потерявшие терпение грабители всей толпой бросились на нахального, но безобидного с виду меня, вздохнул, мило всем улыбнулся - и сменил ипостась в самый последний момент, так что первых двоих, не успевших затормозить, словил собственной широкой,

закованной в броню серебряной чешуи, грудью. Разбойники не сразу осознали размеры катастрофы, едва вместившейся между невзрачными домишками, зато когда до них дошло...

Вот чему я поражаюсь,так это тому, как быстро люди умеют бегать! Особенно забавно улепетывал главарь шайки, визжа на одной пронзительной ноте и на ходу ошупывая лысую макушку, на которой все ещё едва тлели остатки некогда - всего-то пару мгновений назад! - роскошной шевелюры.

Перекинувшись в человека и от души посмеявшись, я собрал свои вещи и поспешил к воротам, беззаботно насвистывая под нос веселую песенку. Ничто так не поднимает настроение, как качественно сделанная пакость!

Уже перед воротами я понял, что задержался гораздо дольше, чем должен был.

На шедшей прямо ко мне девушке был плащ с низко надвинутым на лицо капюшоном, но рост, походка, выглядывающие из-под юбки башмачки да и вся фигурка были мне слишком знакомы, чтобы поверить в то, что пронесет...

Не пронесло. Причем дважды. Когда до девушки оставалось несколько шагов, на площадь выскочил жутко вопящий мужик с обширной лысиной и выпученными от ужаса глазами, вызвав вялый интерес среди немногочисленного праздношатающегося населения Оллара. Впрочем, оное постаралось оказаться как можно дальше от места представления. Веселая у них тут жизнь, раз подобное не вызывает ничего, кроме желания унести ноги. Шальной взгляд пострадавшего остановился на мне,и я тяжко вздохнул, поморщившись. Как говорится , если не везет, то не везет во всем.

Безвременно же облысевший, опознав обидчика, подскочил, явно не зная, в какую сторону бежать, а потом, передумав, завопил, обращаясь к единственной оставшейся на площади девушке, от удивления забывшей о маскировке и сдвинувшей капюшон чуть ли не на затылок:

- Дракон! Это дракон! Сэнни, вы видели?!

  • Дракон?! - округлила и без того огромные глаза Ольна. - Боги с вами, сэнн! Настоящий?

Нет, все-таки я ей искренне поражаюсь! Глядя на эту хрупкую девочку, даже предположить нельзя, что она может столь виртуозно обманывать!

  • Вот этот! - ткнул в меня пальцем мужик. - Сам видал, как перекидывался! Реград свидетель!
  • Этот?! - рассмеялась Ольна, небрежно хватая меня за ухо.

Не сдержавшись, я тоненько взвыл, обеими руками цепляясь за карающую длань целительницы - благо что сумки надежно висели за спиной. - Вы, верно, шутите?! Этот обормот - мой младший братец, шалопут и шалопай, каких мало! И, уверяю вас, уважаемый сэнн, - он не дракон!

  • Пусти, мучительница! - всхлипнул я, шмыгая носом. - Не имеешь права!..
  • Домой придем, ещё и крапивой по голому заду вытяну, - зловеще пообещала девушка, подтаскивая меня ещё ближе к себе.
  • А чего это братец твой на тебя не похож, а?!

Вот ведь какие мужики нынче бдительные пошли! Ну ему-то какая разница?

  • А у нас матери разные, - не моргнув глазом, пояснила Ольна. - Мачеха моя сыночка своего дурно воспитала, а мне расхлебывать приходится! У, балбес, уж я тебя!.. - Улыбнувшись растерянному мужику, целительница, не выпуская моего пылающего уха из жестокого захвата, потащила меня вниз по улице, к воротам.
  • Ольна, пусти! - взмолился я,когда подозрительный мужик остался позади. - Никто уже не видит!
  • И не подумаю, - отозвалась она, быстро шагая дальше. - И про крапиву я не шутила!
  • Не имеешь права! - повторил я в панике, едва поспевая за своим несчастным ухом. - Вот сколько тебе лет, а?
  • Двадцать три зимой исполнилось, - усмехнулась целительница.
  • Ты не вправе таскать старшего за уши!!!
  • И на сколько же ты меня старше, старший? - недоверчиво хмыкнула Ольна, поудобнее перехватывая мое ухо. Забавное, должно быть, зрелище - невысокая девушка тащит за собой парня намного выше себя, причем - за ухо! И не разогнешься ведь!..
  • Восемьдесят мне! Ясно?! - возопил я. Целительница даже не дрогнула, не устыдилась:
  • Угу. Восемьдесят - драконьих. А в пересчете на человеческий возраст? Пятнадцать? Четырнадцать?
  • Двадцать пять! - взвыл я, дернувшись и едва не оставив ухо в крепкой ладошке.
  • Врун несчастный! - припечатала Ольна, но ухо все же выпустила.

Ох, дрил!.. Болит, как огнем облитое! И, главное, - заслужил... Возразить нечего - повел себя, как глупый подросток, а сознаваться, что я оный и есть - стыдно, да и лишний повод для насмешек давать ой как не хочется!

  • Что произошло?!

Властный голос, прозвучавший над нами, заставил нас вздрогнуть и дружно вскинуть головы. Впрочем, Ольна тут же опустила глаза, хорошо что капюшон догадалась натянуть на волосы заранее.

  • Тип какой-то ко мне привязался, - буркнул я, глядя на стражника - к слову сказать, уже не на того, кто был на воротахдогда я шел в город, - абсолютно честными глазами обиженного жизнью сироты. Отчего-то остальные коллеги бдительного охранника Оллара не потрудились подойти к нашей живописной парочке. А этот, поди д, заинтересовался... - Блаженный! Глаза безумные, щека дергается, да и вообще весь какой-то скособоченный... Что-то про драконов орал... Сестра еле отбила!

Ольна быстро кивнула, по-прежнему не поднимая глаз на стража. Тот кинул на нее заинтересованный взгляд и даже улыбнулся, явно одобрив то, что увидел. Еще бы, целительница у нас вообще красавица, каких поискать... а потому пора делать ноги!

  • Э... ну мы пойдем тогда? - вскинул я на стража наивные глазенки, намекая на то, чтобы он убрал с дороги тяжелую алебарду.
  • А вы куда-то торопитесь? - деланно удивился он,тщетно пытаясь поймать взгляд Ольны. Я, чувствуя ее напряжение, понял, что она вот-вот сорвется, но ничего путного придумать не успел...
  • Скоро конец моей смены, сэнни, - проникновенно сообщил страж, игнорируя мое негодующее сопение и осторожно беря целительницу за руку, - и мы могли бы...

Тут страж осекся и стеклянными глазами уставился на девичью ладошку, а я похолодел, только сейчас заметив, что на Ольне не было привычных перчаток с обрезанцыми пальцами... И проклятое кольцо серебрилось под яркими лучами весеннего солнышка, не вызывая сомнений в личности девушки. Страж вздрогнул, побледнел, почтительно, но решительно подцепил подбородок; целительницы свободной ладонью и заставил ее поднять голову и посмотреть на него...

  • Милостивая Шеньез... - только и смог выдохнуть стражник, не в силах оторваться от серебряных искорок глаз,и в следующее мгновение оцепенение слетело-таки с меня.

И вовремя. Пока остальные стражи не подходили к нам, дабы не мешать товарищу флиртовать с хорошенькой горожанкой, однако вскоре они заподозрят неладное - и... Содрогнувшись, я вырвал застывшую в ужасе Ольну из рук мужчины, вцепился в его плечи и, заглянув в потрясенные глаза своими, на миг изменившимися, с вытянувшимися в ниточку зрачками, властно приказал:

  • Забудь! - после чего, оставив стража в недоумении потирать виски, схватил целительницу за руку и не спеша, чтобы не привлекать внимания, зашагал к облюбованному нами лесочку.

Ольна шла, едва переставляя ноги, да и у меня , если честно, внутри что-то дрожало, грозя вот-вот оборваться.

  • Почему ты не надела перчатки?! - прошипел я, когда мы оказались на приличном от ворот расстоянии.
  • Я набирала воду, когда почувствовала что-то неладное... - шепнула Ольна, послушно следуя за мной. - Даже не задумалась о них... Побежала, как была, только Иена предупредила да плащ накинула...

Больше сказать было нечего, и дальнейший путь мы проделали молча, вздрагивая от малейшего подозрительного шума, но не рискуя оборачиваться.

Никто за нами так и не погнался. Ясноокая Шеньез не покинула нас и в этот раз.

 

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ВЫБОР

  • У нас нет денег, - уныло констатировал я общеизвестный факт.

За прошедшую неделю мы успели извести все купленные мною припасы и немного продвинуться к намеченной цели, старательно обходя города и наезженные тракты с неизменными патрулями, отваживаясь останавливаться лишь в небольших деревеньках, а чаще всего ночуя в чистом поле или в лесу. Вот и сейчас, миновав крупное село с манящими огоньками домов, мы обосновались на небольшой полянке крохотной березовой рощицы. Иен разжигал костерок, ни на миг не расставаясь с торжественно врученным мною оружием - мечом, приведшим его в полный восторг, и двумя острыми кинжалами в поясных ножнах; Ольна устало сидела под березкой, переплетя тонкие пальцы на коленях, и следила за неспешными действиями гвардии капитана, а я привычно ворчал, дуясь на всех и каждого и страдая от противных комаров, надсадно воющих над покусанными ушами.

  • А раз нет денег - то нет ни нормальной постели, ни еды. И все из-за тебя! - укоризненно уставился на целительницу я.
  • Интересно! - усмехнулась она. - И в чем же я виновата?
  • В этом! - поморщился я, небрежно ткнув пальцем в баул с травами, разросшийся, стараниями девушки, почти вдвое против прежнего объема. - Другие из дворцов золото выносят, а не сено!
  • Это не сено! - огрызнулась Ольна. - Это ценные травы!
  • Да ну? - прищурился я. - Так, может быть, если они такие ценные, продадим их? Есть-то хочется, а я не корова, чтобы сушеными травками питаться!
  • Да я скорее тебя продам! - возмутилась она, на всякий случай пододвигая к; себе сумку.
  • Да кто ж, польстится? - поинтересовался Иен, оторвавшись

от костра и скептически разглядывая меня. - В рекруты - и то не возьмут. Его же меч набок перетянет... Хотя, для деморализации вражеской армии...

  • Е[очему - для деморализации? - удивилась Ольна, словно не замечая моих стремительно краснеющих щек.
  • Ну как же? - усмехнулся воин. - Один вид нашего доблестного солдата, бегущего в атаку, поразит врагов... безудержным хохотом.
  • Неправда! - завопил я. - Один мой вид приведет врагов в панику! Да я... да они...
  • Угу. Умрут со смеху, - прищурился совериец.

Я шумно выдохнул, угрожающе взглянул на гвардейца... и сменил ипостась.

Иен изумленно отшатнулся, присвистнул и... вытащил мною же подаренный меч, недвусмысленно направив оный в мою сторону.

Вот оно, непередаваемое людское хамство!

Я ухмыльнулся в предвкушении забавы и для поддержания боевого духа противника низко рыкнул, выпустив короткую струю пламени. Ничуть не устрашившийся капитан поудобнее перехватил меч, но тут между нами выросла целительница, грозно уперев руки в бока и сдвинув брови. Иен не выдержал первым, поспешно сунув меч в ножны. Следом стушевался я, перекидываясь в человека и скромненько опуская глазки.

  • Достали, - коротко и ясно пояснила суть проблемы Ольна.
  • Он же дракон! - обличительно кивнул в мою сторону воин.
  • Я - высокоразвитое интеллектуальное духовно богатое древнее магическое существо! - гордо выпятил грудь я. - И уже одно это не дает тебе морального права махать пред моим носом своей железкой!
  • Неужели? - ядовито хмыкнул совериец. - Что-то я не заметил в тебе ни высокого развития, ни особой отягощенности интеллектом, не говоря уж о богатстве внутреннего мира - разве что на пакости всякие - и магическом потецциале!
  • Все дело в твоей вопиющей невнимательности... и безграмотности! - огрызнулся я.
  • Безграмотности? - приподнял бровь Иен.
  • Именно! Даже если опустить все вышесказанное мною, поднимать меч на серебряных драконов - дикость! - торжествующе выдал я.
  • А не дикость - ни с того ни с сего менять облик, недвусмысленно скалить клыки и выдыхать пламя? - не остался в долгу гвардеец.
  • Я защищался!
  • Я тоже!
  • Тихо!

Это уже Ольна. Голоса она не повышала, но получилось настолько проникновенно, что желание продолжать бессмысленный спор сразу же пропало. Капитан что-то смущенно буркнул и вернулся к прерванному занятию, я же плюхнулся на насиженное место,исподлобья наблюдая за тоже склонившейся над костром девушкой. И ухмыльнулся довольно. Парочка сия в последнее время начала сильно забавлять меня. Разумеется, вслух я ничего не говорил, однако... не был уверен, что меня хватит надолго. А впрочем, сейчас у меня найдется более интересное дело, нежели наблюдение за воркованием гвардейца и целительницы.

Улучив момент, я подтянул к себе неприкосновенную сумку, оцененную дороже моей шкурки,и сунул туда свой любознательный нос, устраняя тем самым величайшую несправедливость. Какую? Ну как же! Всю дорогу самоотверженно переть на себе подобную тяжесть и даже не знать, а ради чего, собственно говоря, надрываешься...

Так. Пакетики с травами, аккуратно завернутые в непромокаемую ткань. Судя по запаху - от подорожника до крапивы. А это что? Целый батальон флакончиков из темного разноцветного стекла. На каждом наклеена бумажка, на

бумажке ровным почерком что-то написано... что за абракадабра? Тьфу ты, ничего не понятно! С великого похмелья, что ли, писали? Или у целителей свой особый язык имеется, простым смертным неведомый?

А флакончики-то красивые. Темно-розовый, вишневый, почти черный... эх, только вот запаха нет! Пробки плотно пригнаны. А вот - темно-синий. Как клочок вечернего неба. Интересно, что там? Воровато оглянувшись, я вытащил тугую пробку, и меня тут же обдало непередаваемым терпко-горьким ароматом, вышибившим непроизвольную слезу.

  • Что за гадость?! - сморщившись, воскликнул я. А потом, не удержавшись, звонко чихнул и хлопнулся на землю.
  • Настойка полыни горькой и черемухи, отличное средство от паразитов, - сдерживая смех, пояснила Ольна, с интересом наблюдая за мной. А вот Иен не стал отягощать себя излишними благородными порывами (и без того это самое благородство чуть ли из ушей не сочилось, надо же было хоть на ком-то оттянуться, особливо если этот кто-то - вредный дракон), едко добавив:
  • Очень хорошо помогает от чешуйчатых и не в меру любопытных!
  • А еще оно действует на драконов, как валерьянка - на котов,то есть вызывает неадекватную реакцию и невменяемое поведение, - хихикнула Ольна.

Я обиженно надулся и демонстративно отвернулся. Неадекватная реакция, говорите? Невменяемое поведение? Да после такой вот реакции с моей стороны от этих весельчаков остались бы лишь две грустные горстки пепла!..

Целительница улыбнулась и, подойдя ко мне, зачем-то закопалась в свою драгоценную сумку, вдохновенно разыскивая особо неуловимый пузырек. Неожиданно она вскрикнула, зашипела сквозь зубы и выдернула из сумки руку, с непониманием глядя на стремительно пропитывающуюся кровью перчатку.

  • Флакон разбился... кажется, об осколок порезалась, - расстроенно прокомментировала девушка, с сожалением разглядывая правую ладошку, но сделать ничего не успела.

Даже я не понял, как Иену удалось столь быстро и незаметно оказаться рядом с ней,и в следующее мгновение я изумленно наблюдал, как совериец осторожно берет руку целительницы в свои ладони, как бережно стягивает перчатку... Мой предупреждающий вопль явно запоздал.

То, что произошло дальше, было, на мой взгляд, весьма предсказуемо. Избавившись от окровавленной перчатки и бросив взгляд на изящную, поцарапанную осколком флакона ладошку Ольны, воин шумно вздохнул, всем своим видом напомнив мне олларского стража, и живо хлопнулся на одно колено, прижав правый кулак к сердцу.

  • Ваше величество... - глухо пробормотал он, низко склонив темно-русую голову.
  • Что?! - аж отшатнулась девушка, смотря на коленопреклоненного гвардейца как на выскочившего из-под земли дрила.
  • Простите, что не узнал вас, госпожа...

Я невольно разухмылялсящ Ольна, взглянув на мою довольную физиономию, мгновенно все поняла и гневно вспыхнула.

  • Не напрягайся ты так, Иен, - хмыкнул я. - Во-первых, она пока что - лишь невеста, а во-вторых, хоть и невеста, но сбежавшая! Ясно излагаю?
  • Но... - растерянно пробормотал гвардии капитан, по- прежнему не сводя глаз с ошарашенной целительницы. - Ваше величество, как же...
  • Еще раз так меня назовешь, - задушевно начала Ольна, - и наши дорожки тут же разойдутся! Это, - продемонстрировала она кольцо, - недоразумение, от которого я страстно желаю избавиться! Поэтому мы с Виром сбежали из дворца. И, Реграда ради, встань ты наконец с колен!..
  • Сбежали? - медленно повторил Йен, неуверенно поднимаясь на ноги. - От Императора? Но почему?! Это же... это...
  • Учти, совериец, - угрюмо перебил его я, - попытаешься вернуть ее своему сюзерену - будешь иметь дело со мной.

Йен стоял молча, опустив голову, и хмурился. Понятия не имею, о чем он в этот момент думал, но, видимо, размышления были не из приятных. А потом капитан медленно кивнул и отошел к противоположному краю полянки.

  • Людям нелегко менять свои убеждения, - тихо проронила Ольна, сжав пострадавшую ладошку в кулак и не сводя с понурого воина глаз.
  • Драконам - тоже, - вздохнул я. - Но он уже не ребенок. Он должен понять...
  • Он ничего нам не должен, Вир, - покачала головой целительница. - Он волен решать, как ему теперь быть.
  • Взять и заложить нас первому же патрулю, например? - едко предположил я. - Или самому доставить беглецов в императорский дворец?
  • Это тоже его право, - упрямо подтвердила Ольна.
  • Да-а, - задумчиво протянул я, - вы друг друга стоите! Упертости и глупого чувства справедливости в вас явно больше нормы!
  • Думай как хочешь, - передернула плечиками целительница.
  • Если Йен решит проявить рвение перед короной - я буду сопротивляться! Изо всех сил,когтей и клыков! - честно предупредил я.
  • Я тоже, - невесело усмехнулась Ольна.
  • Уф-ф, - выдохнул я, - все не так уж плохо! А то я было решил, что ты совсем того - поднимешь лапки вверх и сама во дворец сдаваться пойдешь!