В дальнейший путь мы отправились после того, как я отоспалась и могла самостоятельно держаться на ногах.

Какой от этой силы толк, если я мало того что контролировать ее не могу, так еще и после ее использования хочу лишь одного - лечь и тихонько умереть, чтобы не мучиться?..

Подземный коридор петлял, то сужаясь так, что мне снова становилось дурно, то расширяясь до приемлемых размеров, но, к счастью, не разветвлялся. Пару раз пришлось быть особенно осторожными, обходя ловушки. Видимо, похитители не слишком-то полагались на водяного...

  • Его озеро действительно не тронут? - спросил Мирош.
  • Не тронут, - кивнула я, - хотя бы потому, что, как только доберусь до этих гадов, по чьей милости вынуждена ползать по узким норам, трогать озеро будет уже некому!
  • Я серьезно!
  • Я - тоже. А вообще, я там охранное заклинание повесила. На всякий случай. Так что ничто ему не грозит.

По крайней мере, очень на это надеюсь.

Как и на то, что когда-нибудь мы все-таки выберемся из подземелья, а то мне уже начало казаться, что солнышка мы больше никогда не увидим...

Хотя здесь было по-своему красиво. Мрачно, таинственно, порой - пугающе, но вместе с тем - завораживающе. Черные и серые стены, чьи неровности создавали поистине впечатляющие картины, меняющиеся в зависимости от освещения, затейливые колонны, каменные наросты, похожие на скульптуры, оживающие на неуловимые мгновения, так что оставалось лишь гадать - привиделось или в самом деле та груда камней обратилась расчесывающей длинные волосы русалкой? Или же, наоборот, водяная дева слилась с камнями, дабы избежать ненужного внимания...

Даже пол под ногами менялся чуть ли не с каждым шагом. То ровный и гладкий, как лед, то изрытый колдобинами и усыпанный мелкими камнями; то полупрозрачный и едва светящийся, словно хрустальная шкатулка с заключенной внутри искрой пламени, то черный, как сама тьма...

Увлекшись созерцанием пола, я не сразу заметила, что коридор раздался ввысь и вширь, превратившись в большую пещеру с покрытыми древними рунами стенами. От самого входа, где мы стояли, и до противоположной стены пол был расчерчен на аккуратные равные квадраты - как раз двум людям и поместиться.

Делать следующий шаг совершенно не хотелось.

  • Что это такое? - поинтересовалась я, с опаской разглядывая пол.
  • Чертог Правды. Когда-то здесь допрашивали тех, в чьей правдивости были серьезные сомнения. Честным и открытым ничто не грозило, а вот солгавшим, по слухам, никто бы не позавидовал. Потом, опять же по слухам, Чертог использовали в качестве изощренной казни,

задавая приговоренному такие вопросы, на которые он не мог ответить правдиво...

  • Очередная сказочка, - хмыкнула я.
  • Уверена? - прищурился Мирош.

Я пожала плечами. Что-то там определенно было не так...

  • Не знаю, - ответила в конце концов. - Но проверять не тянет.
  • Отчего же? - приподнял брови Мирош, и мне очень не понравилась его улыбка... - А давай проверим?

И он первым шагнул на ярко-желтый квадрат.

Когда-нибудь у меня точно будет сердечный приступ! По его вине...

  • Ты еще жив? - спустя пару секунд спросила я, справившись с паникой.
  • Обычная, можно дальше идти, - улыбнулся Мирош.
  • А необычная - какая? - я осторожно шагнула к нему, стараясь не задеть соседнюю плиту. Мало ли...
  • Светится и требует правды, - хмыкнул он. - А когда ее не получает...
  • То что?
  • Не знаю. Но у нас есть шанс это выяснить! - оптимистично заявил он и коварно толкнул меня вперед...

И плита под моими ногами засияла. Неужели не врут сказки?

  • Что ты забыла в Аргейтте? - выпалил Мирош в ответ на мой вопросительный взгляд.

Интересно, долго думал?..

  • Сама не знаю, - усмехнулась я, разведя руками.

Плита чуть заметно дрогнула и погасла. Мирослав вздохнул, покачал головой и шагнул дальше.

А какого ответа он ожидал?

Когда плита засветилась и под его ногами, я не сразу нашлась, что спросить. Потому и выдала то, что первым в голову пришло:

  • В тебе действительно течет королевская кровь?
  • Да, - после непродолжительной, но напряженной паузы ответил Мирош.

-А...

  • Ну уж нет, одна плита - один вопрос! - возмутился он и жестом пригласил меня сделать следующий ход. А я мысленно хлопнула себя по лбу - тщательно надо вопрос формулировать! Чтоб в дураках не оставаться...

Шагнула я весьма неудачно. Плита сверкнула, требуя откупного, и я невольно поежилась. А что, если мысль о более тщательном формулировании вопросов не только мне в голову пришла?

  • Что ты ко мне чувствуешь?

Я застыла с открытым ртом, словно по темечку мешком стукнули. Пыльным и тяжелым... Запрещенный удар!

  • Яра-а-а, ты уснула? - поторопили меня.
  • Я... э... ну... - Ой, я что, говорить разучилась?! Кажется, сейчас мы точно узнаем, что бывает со лжецами... - Ты же мой друг!

Плита яростно полыхнула, пол затрясся, я взвизгнула, пытаясь закрыться от летящих с потолка камней. Мирош мгновенно подлетел ко мне, прижал к себе, укрывая от камнепада.

Я съежилась, костеря свою трусость про себя, зато весьма бурно. А тут еще что-то зарычало, заурчало, по пещере прокатилось зловещее эхо...

  • Дракон, Яра! - пробормотал Мирош мне в макушку. - В прошлый раз я от него едва ноги унес. Видно, от судьбы не сбежишь... Прости.

Дракон?! В пещере? Где ни развернуться толком, ни заклинания применить - без угрозы похоронить себя под толщей земли?..

Стены пещеры содрогнулись, плиты засверкали, как безумные, и хозяин Чертога не замедлил явиться пред незваными гостями.

Он грозно взревел, выпустил струйку дыма из раззявленной зубастой пасти и... трогательно потерся макушкой о мою коленку, урча, как котенок.

  • Ми-и-ирощ - протянула я, без сил опускаясь на плиты и гладя ластящуюся мелочь по чешуйчатой спинке, - если ты так жаждешь правды, могу честно сказать, что я сейчас о тебе думаю!
  • Знаешь, Яра, я считаю, что кое-что разглашать все-таки не стоит, - с нервным смешком отказался он, присаживаясь рядом.

Дракончик обвил его руку хвостом и, согласно прикрыв янтарные глазки-бусинки, сладко зевнул.

* * *

  • Что ты можешь сказать в свое оправдание? - грозно вопросила я, шагая по широкому прямому коридору.

Дракончика, к сожалению, пришлось оставить...

  • Ничего, - пожал плечами идущий рядом Мирош. - Я и в самом деле думал, что дракона там уже нет.
  • Что значит «уже»?
  • В прошлый раз дракон был больше. И, на мое счастье, толще. Боками стены задевал. Признаюсь, до той передряги и не думал, что умею так быстро бегать. - Он усмехнулся и добавил: - И ползать. Зато злопамятности и упорства дракону было не занимать... Он нас на поверхности нашел.

-И?

  • И лишился головы, - безрадостно сообщил Мирош
  • А с кем ты тогда здесь был?
  • С Фотием, - окончательно помрачнел он.

Интересные подробности. Значит, Фотий об этой башне знал... И вполне мог...

  • Он не мог, - словно в ответ на мои мысли отрезал Мирош. - Фотий - единственный, кому я верю. Он не мог.
  • Иногда предают даже самые близкие, - чуть слышно буркнула я, и Мирош то ли действительно не расслышал, то ли сделал вид.

Его право, конечно, но если Фотий и в самом деле виновен... Будет гораздо больнее. Иллюзии, разбиваясь, ранят, и порой - слишком сильно.

  • И как же вы нарвались на дракона? Кто кому соврал? - чтобы замять тему, спросила я.
  • Да не пришлось врать, - улыбнулся Мирош - Мы просто попытались отковырять одну плиту...
  • Зачем? - удивилась я.
  • Чтобы понять, почему они светятся, - хмыкнул он, и я еле сдержала смешок.

Мальчишки!

  • Жаль, ты раньше не сказал, где мы. Обошлись бы без ловушек. И прочих...

неожиданностей.

  • Я сам не сразу понял. В тот раз было не до разглядываний обстановки. И потом, немного искренности никогда не помешает, - усмехнулся Мирош - Кстати, на вопрос ты так и не ответила!
  • Ни стыда ни совести! - возмутилась я.
  • Увы. Видимо, моему воспитанию уделяли слишком мало внимания... - притворно вздохнул он, со странной улыбкой взъерошив волосы.
  • Только не надо все сваливать на трудное детство и неразрешенные юношеские проблемы, - прищурилась я.
  • Не буду. Главное, все закончилось благополучно. Чего тебе еще надо?
  • Шоколада, - сердито бросила я.
  • Чего нет - того нет, - развел руками Мирослав. - Но как только попадем в Аргейтт, куплю, сколько хочешь... Идет?
  • Едет! - отрезала я, по-прежнему не глядя на него. Долго я еще эту его ис-с-скренность помнить буду!..
  • У-у, как все запущено... Не хочешь мириться - не надо. Надоест дуться - дай знать...

И он, насвистывая легкомысленную песенку, ускорил шаг.

Это его и спасло.

Пол дрогнул, изогнулся, лишая опоры, и я, не сумев удержаться на ногах, покатилась куда-то вниз, тщетно пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь - лишь ладони в кровь разодрала.

А потом и хвататься стало не за что...

Расслабились! Прозевали ловушку...

Но испугаться я не успела. Правую руку пронзило болью, дернуло вверх, и падение прекратилось. Теперь я висела в воздухе, намертво вцепившись в ладонь Мироша.

  • Яра, без паники, я тебя держу! - крикнул он.
  • А кто держит тебя? - сипло спросила я, рискнув-таки поднять голову. Лучше бы я этого не делала!

Мирош лежал на краю внезапно разверзшейся пропасти, почти сползая в оную, при этом умудряясь удерживать меня. Одно неосторожное движение - и упадем оба...

  • Отпусти меня, - потребовала я, но в ответ в мою руку вцепились еще сильнее.
  • Если ты спятила, то я еще в своем уме!
  • Я не спятила, - пропыхтела я. - Мне моя рука нужна. Отпусти, я успею сплести заклинание...
  • А если не успеешь?
  • А если мы сейчас на пару рухнем туда?! Мирош! Пусти!
  • Нет.

Показалось или мы сползли чуть ниже? Да почему же он не хочет меня услышать?!

  • Ничего со мной не случится! Я успею!
  • Нет.

Его что, заклинило?!

Рывок отозвался болью во всем теле, потом еще и еще... И я с удивлением поняла, что меня тащат вверх! А затем и вовсе ухватили за шиворот, и в следующее мгновение я стояла на ногах, да еще в крепких объятиях Мирослава. И только тогда сообразила, что дрожу, как осиновый лист, а Мирош осторожно гладит меня по волосам и говорит какую-то ерунду

подозрительно ласковым голосом. Оторвав лицо от его куртки, я с сомнением заглянула ему в глаза. Два огромных синих озера пережитого ужаса.

  • Ты ненормальный, - выдохнула я. Причем совсем не то, что хотела поначалу... - Из-за твоего упрямства мы оба могли погибнуть!
  • А из-за твоей самоуверенности могла погибнуть ты, - вернул «любезность» Мирош
  • Лучше одна, чем с тобой! - заявила я, выпутываясь из уютных объятий.
  • Лучше? Как скажешь, - отстраненно произнес Мирош, отворачиваясь, и я мысленно застонала от досады и злости на саму себя.

Ну почему я не разревелась, как мне того и хотелось, поддавшись ласковому голосу и нежным рукам? И мир стал бы проще и понятнее. Но нет! Я всегда все порчу...

Хотя, может, в нашей ситуации это и к лучшему.

До выхода из пещер мы не разговаривали.

И даже свежая, наполненная ароматами трав и звездным сиянием ночь не порадовала. Устраиваясь на ночлег, я так и эдак прокручивала в голове свое поведение и мрачнела с каждой минутой. И ничего удивительного в том, что мне приснился очередной кошмар, не было...

* * *

Бесконечная тьма узких пещерных ходов. Потолок, давящий, не позволяющий дышать. Холод, пробирающий насквозь.

И размытый силуэт где-то там, за пределами тьмы и холода, неумолимо отдаляющийся от меня.

  • Не уходи, пожалуйста! Ты мне очень нужен! - кричала, срывая голос, я, но с каждым словом, каждым вздохом потолок наваливался все ощутимее. Липкий страх, появляющийся в таких случаях, не имел ничего общего с угрозой для жизни. Только бы не ушел он, не оставил меня здесь одну, только бы...
  • Яра!

Когда потолок рванул вверх, а земля ушла из-под ног, я резко раскрыла глаза, пораженная ощущением падения, и обнаружила, что горько плачу, а Мирош обнимает меня, легонько укачивая, словно ребенка.

  • Ярослава?
  • Да-а... - всхлипнула я, все еще находясь во власти столь яркого и реального кошмара.

А вокруг фиолетовыми чернилами разливалась ночь. И я не была одна. И никто не

пытался меня задушить. И...

  • Не знаю, кто тебе нужен, - тихо прошептал он, осторожно проведя рукой по моей мокрой от слез щеке, - но я никогда не уйду...

А мне большего и не надо...

Благодарно всхлипнув, я снова, незаметно для себя, провалилась в мягкую перину сна, на сей раз свободного от кошмаров.

* * *

Место и в самом деле было недобрым. Искореженные деревья, жухлая трава... Даже солнце, казалось, светит здесь не так ярко, как должно бы.

Когда-то башен было две. Но от второй остались лишь основание, заросшее бурьяном, да

обломки камней, хаотично валяющиеся окрест. Сама же Башня Чаяний выглядела под стать окружающему пейзажу - серая, мрачная, отталкивающая. Охотно верю, что о ней ходит дурная слава. Здесь что угодно завестись могло, больно уж условия для всякой пакости благоприятные.

А вдобавок ко всем прелестям оказалось, что в Башню попасть не так-то просто: у нее не имелось двери.

  • Просто она хорошо замаскирована, - объяснил Мирош, сосредоточенно водя ладонями по ледяной стене.
  • Видимо, чересчур хорошо, - нервно оглядываясь, проворчала я. - Раз даже охраны нет...

Ни внутри, ни снаружи. Опасности я не чувствовала, и это почему-то очень беспокоило.

  • Не кличь беду, - нахмурился Мирощ не отвлекаясь от своего занятия. - Лично мне и без того неприятностей хватает.
  • Мне, представь себе, тоже, - пробормотала я, на пробу постучав костяшками пальцев по стене. И передернулась от омерзения - мало того что холодная, так еще и липкая! Показалось даже, что она потянулась вслед за поспешно отдернутой рукой...

Светлые звезды, так и с ума сойти недолго!

Тщательно оттерев ладонь о брюки, я решила не вмешиваться. Мирош лучше знает, что делать. Вот пусть и делает.

Что-то тихонько звякнуло, заскрипело - и часть стены, поддавшись под его ладонями, ушла вглубь и в сторону, открывая проход.

  • Готова? - поинтересовался Мирош.
  • Разумеется, нет, - выдохнула я, но через порог все-таки шагнула. И чуть было не покатилась по ступенькам, коварно притаившимся в темноте.
  • Светляка хотя бы зажги, госпожа маг, - усмехнулся Мирощ ловко поддержав меня за локоть.

Светляк помог мало. Внутри оказалось неожиданно просторно, и помещение тонуло в густых тенях. Все, что удалось рассмотреть, так это несколько каменных ступеней, ведущих вниз, да закрученную спиралью винтовую лестницу, тянущуюся в темную бесконечность. Я задрала голову и невольно присвистнула, оценив предстоящий подъем.

  • Сейчас закрою дверь, чтобы никого не искушать, и пойдем, - проговорил Мирощ отвлекая меня от созерцания лестницы и вызванных оным грустных мыслей. И спросил совсем уж не в тему: - Скучаешь по нему?
  • По кому? - не поняла я, воззрившись на него с нескрываемым удивлением.
  • По Роланду, - старательно возясь с дверью и не спеша оборачиваться, уточнил он.
  • А почему это тебя так волнует? - осторожно поинтересовалась я, не зная, как реагировать.
  • Не волнует. Просто так спросил.

Скучаю ли я по Роланду? Да. Очень. Но... не так, как когда-то - по другому...

  • Он хороший человек.
  • А вот он тебя хорошим не считает, - не сдержалась я.
  • И он, наверное, прав. - Дверь со скрежетом встала на место, и Мирощ наконец-то обернувшись, добавил: - Не волнуйся, скоро вы снова будете... вместе.

И он, ступая по освещенной светляком узкой дорожке, направился к винтовой лестнице, оставив меня в полнейшем замешательстве.

«Не знаю, кто тебе нужен...»

Кажется, кто-то сделал свои выводы из моих ночных кошмаров...

Ну и пусть! Переубеждать не буду!

Я до боли, чтобы не сорваться, закусила губу и тоже шагнула вперед, но далеко не ушла - что-то вцепилось в мои брюки, да так, что ткань затрещала.

Я резко обернулась. Светляк метнулся вместе со мной, подлетел ближе, и готовый вырваться вскрик комом застрял в горле, мешая дышать.

Ржавая, но все еще прочная цепь тянулась от тонущей во мраке стены, обхватывая лежащего на полу человека за шею. Содранные до крови пальцы, плотно сомкнутые на железном ошейнике, белое, практически бескровное лицо, обрамленное черными спутанными волосами, ничего не выражающие синие глаза, слепо смотрящие прямо на мигающий в такт моему бешеному пульсу светляк...

- Фотий, - в ужасе прошелестела я, упав рядом с ним на колени и сжав ледяные пальцы, так и не выпустившие край моих брюк.