ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.

ПОДКОВА НА СЧАСТЬЕ

Подкова, как правило, приносит счастье.

Елавное - чтобы подобное «счастье» кому-нибудь на голову не свалилось...

 

«Артефакты и амулеты. Краткие характеристики и рекомендации по практическому использованию» под редакцией Тиора Агорского

Языки пламени лизали высокие каменные стены, не затухая, лишь разгораясь ярче да жарче. Вырывались из окон, танцевали на крыше, праздновали победу.

Первую победу на пути к новой жизни, в которой не будет старых законов, калечащих судьбы.

Молодая женщина стояла, запрокинув голову к темному небу, расцвеченному огненными искрами. Капюшон съехал с растрепавшихся волос, а по щекам бежали слезы.

Сами по себе. Последнее, что она хотела, так это плакать.

Ведь здесь и сейчас творилось возмездие. Так ей говорили. В этом убеждали.

Она не виновата, что родилась с неугодным даром. Но именно ее дар мог бы предотвратить трагедию, перечеркнувшую всю жизнь... Если бы ей не отказали в праве развивать способности. Если бы только позволили...

Уна, ее малышка, была бы... Она была бы. И этим все сказано.

Могла бы пользоваться даром - вернула бы.

Эти слова, повторенные не единожды, накрепко въелись в сознание. Въелись, вытравив робкие доводы разума и совести. Но сейчас таяли, плавились от нестерпимого жара, обнажая душу, которая, несмотря на все усилия, так и осталась уязвимой и бесконечно одинокой.

И детский крик отозвался в лишившейся привычного панциря душе нестерпимой, многократно усиленной болью.

Жизнь чужого ребенка. За то, что она когда-то не сумела спасти своего...

Как она могла счесть такое проявлением высшей справедливости?

Жар опалил кожу и волосы, пламя накатило волной - и отхлынуло, признавая силу.

Двоих - мужчину и женщину - было уже не спасти, но маленькую девочку, скорчившуюся на полу, - вполне.

Телепорт сработал до того, как те, кто убеждал ее в необходимости жертв и смертей, успели осознать произошедшее.

Все их слова оказались ложью. Для того, чтобы спасти чью-то жизнь, не нужно обладать никаким даром...

* * *

Ночь была восхитительна. Темная, по-весеннему теплая, наполненная ароматами цветов, свежей зелени и прогретой земли.

От воды веяло прохладой. Озерцо, глубокое и прозрачное, днем напоминало блюдце и сияло подобно серебряной монете. На заросшем мягкой травкой берегу было весьма удобно. По крайней мере, здесь, в отличие от корчмы, не водилось клопов. Зато в избытке хватало комаров... Но уж лучше они, чем странные сны, больше похожие на чужие воспоминания. И гадать, что это - отрывки из жизни наставницы или происки моего подсознания, - не возникало никакого желания. Неблагодарное занятие, все равно не угадаю...

Свежий воздух остудил пылающую голову и стер из памяти наиболее неприятные ощущения, но полностью успокоиться и расслабиться не получалось. Да и кожа все еще горела... Темная, мерцающая в лунном свете поверхность озера с каждым мгновением казалась все более привлекательной.

Я уже почти решилась на купание, когда тишину вспугнул негромкий, но заразительный смех. Затаившись, выглянула из-за удачно скрывавшего мое присутствие куста и увидела колоритную парочку, в обнимку идущую вдоль кромки воды.

Сын местного старосты Крав и его невеста Ренька. Я уже видела их днем, но все равно застыла, разглядывая столь же изумленно, как и при первой встрече.

Парень был высок и крайне худ. Он напоминал длинную жердь, на которую шутки ради напялили вышитую рубаху и новенькие порты. Русые волосы парня кудрявились столь буйно, что ему могли позавидовать одуванчики. Как и солнце - теплоте его улыбки, когда он смотрел на идущую рядом девушку. Низенькую, полненькую, похожую на сдобного колобка хохотушку с двумя светлыми косами, спускающимися почти до пят.

Совершенно разные. Но в глазах у обоих сиял один и тот же огонек - сумасшедший, яркий, присущий лишь влюбленным.

Почувствовав себя лишней, попятилась, стремясь бесшумно покинуть озеро. Найду себе другое место для размышлений...

Но далеко уползти не успела.

Душераздирающий вопль, казалось, даже траву к земле пригнул. Тряхнув головой, я с трудом сориентировалась в пространстве и рванулась к воде, прямо сквозь кусты.

Крав лежал животом на берегу. Он, обхватив за запястья, тянул на себя Реньку, которую за ноги тянули в озеро. Все, что я сумела разглядеть - мертвенно-бледные костлявые ладони, сомкнувшиеся на девичьих щиколотках. И обладатель когтистых ручек был явно сильнее Крава, покрасневшего от натуги, но все равно неотвратимо скользившего к воде...

Может, если бы Ренька перестала визжать, парню было бы легче. Но она не прекращала, и оставалось только поражаться мощи ее гласа и запасу воздуха в легких. Девица извивалась и лягалась, и озерному хулигану тоже приходилось несладко. А стало еще горше - когда я, оказавшись в воде, с силой опустила ногу на хрупкое с виду запястье.

Что-то противно хрустнуло, и Ренька пробкой вылетела на берег. А меня дернуло вниз, и последним, что я вспомнила, было негласное правило боевых магов - «не можешь убить, не связывайся».

Мудрое правило. Жаль, что раньше на ум не пришло.

Мне повезло куда меньше, чем Реньке.

Во-первых, меня никто не держал, пытаясь вытащить на берег. Во-вторых - я была намного легче, и обиженному водяному жителю не понадобилось много сил, чтобы со мной справиться. А в-третьих - несмотря на то, что магия вернулась, колдовать под водой, когда от недостатка кислорода перед глазами все плыло и мутнело, я не могла.

Но умереть столь позорной для мага смертью мне не дали. Крепкие пальцы вцепились в воротник куртки и потащили наверх, причем с такой скоростью и силой, что сапоги остались в лапах у неведомого чудища. Слава Создателю, хоть без моих ног...

Ночь уже не казалась такой безмятежной и приятной, как каких-нибудь полчаса назад. Я сидела на берегу, пытаясь откашляться и отдышаться; мокрая одежда противно липла к телу, а я никак не могла вспомнить нужное заклинание, чтобы высушить ее и наконец-то согреться.

- Ты как?

Вопрос застал меня врасплох. Я уже и подзабыть успела, что не сама по себе из озера выплыла.

Подняв глаза, посмотрела на своего спасителя, удобно расположившегося на травке.

Невысокий, худощавый, с растрепанными русыми волосами и любопытными зелеными глазами. Судя по тому, как легко он вытащил меня, силой Создатель его не обделил. Не той, что выставляют напоказ парни, сгибая подковы девкам на потеху, а другой, потаенной, которую сразу и не заподозришь.

  • Жива, - лаконично отозвалась я и подозрительно прищурилась: - А ты кто? Я тебя здесь не видела.

Невежливо, зато по существу. Принудительное купание, знаете ли, располагает...

  • Я местный. Почти. Только редко живу дома, - улыбнулся он и протянул руку: - Матвей.

Ладонь нового знакомого оказалась сухой и очень горячей. У нечисти все иначе, и я

позволила себе расслабиться и даже улыбнуться в ответ.

* * *

В деревню возвращались вместе. Перед этим обошли озеро, но ничего странного не увидели и не почувствовали. Крава и Реньки давно уж и след простыл - на их месте так любой бы поступил, не дело простым людям с нечистью связываться, добра не выйдет. Хотя Матвей магом тоже не был, но, тем не менее, чудище озерное его заинтересовало. Он покидал в воду камушки и, не дождавшись никакой реакции, расстроился - как ребенок, которому не дали обещанный леденец. А я даже обрадовалась, что из озера никто не вылез - не хотелось геройствовать, тут опытный маг нужен, а не недоучка... Так что утешила себя и Матвея тем, что чудище на берег не выходит, а значит и беды большой от него ждать не приходится, и пошла к ведущей в деревню тропинке.

Деревня была небольшой, и самым примечательным в ней являлось название - Дураково.

Недавно местный жрец прислал Герту письмо с просьбой о помощи. Разобраться предстояло на месте, а у Герта образовалось несколько срочных заказов, да и собрание градских магов он пропустить не мог, так что... вместо того чтобы ради старого знакомого послать своих нерадивых коллег куда подальше, он послал меня. Прямой дорогой. К этому самому знакомому. День конного пути (доехала с торговой подводой, потратив полтора). Плюс два дня ожидания - отцу Власию на месте не сиделось, уехал в соседнюю деревушку каких-то бесов изгонять. В результате меня чуть не утопили. Очень приятно и продуктивно. Мит бы с водяной нечистью без проблем справился, вот только он сдавал экзамен на звание магистра третьей ступени, и отдуваться за братцев пришлось мне.

Нужно срочно требовать повышения оклада. Соответственно возросшей нагрузке. И за моральный ущерб - тоже, отдельной статьей.

Матвей оказался очень веселым собеседником. Чего только стоили его байки об этой деревеньке! Пока мы добрели до околицы, я знала о местных жителях столько, что смело могла считать их своими знакомыми...

Но у мрачного приземистого сооружения, притаившегося в стороне от домов и заросшего шиповником, Матвей стал серьезным. Больше всего оно походило на склеп - и не только внешне, веяло от него чем-то безысходным и жутким.

  • Это и есть склеп, - пояснил Матвей, когда я поделилась своими мыслями. - Старинный, местные им не пользуются. А уж чтобы внутрь зайти - так упаси Создатель!
  • Почему? - заинтересовалась я, внимательно оглядывая серые стены, кое-где поросшие мхом. Рухлядь, конечно, порядочная, да и жуть наводит, не отрицаю, но ничего действительно опасного не чувствовалось. - Здесь есть следы магии, но они очень древние... И все же охраняют деревню от нечисти, - с удивлением поняла я. - Так чего же боятся жители? По сути, здесь самое безопасное место...
  • Они боятся тех, кто когда-то возвел его, - вздохнул Матвей. - Повелителей душ.
  • Глупость какая! - недоверчиво усмехнулась я. - Их уже несколько веков нет... Да и были

ли?

  • Некоторые до сих пор уверены, что россы - тоже миф, - как бы между прочим обронил парень. - А ты более чем реальна.
  • Я... - растерялась я. - А ты... Откуда?
  • Вижу, - пожал плечами Матвей. - Кровь не скроешь.

Надо же, какой глазастый! А не поторопилась ли я с выводами?

  • А ты вообще кто? - нахмурилась я, отходя на шаг и прикидывая, что могу противопоставить ему в случае, если...

Но додумать мне не дали.

  • Злобный монстр. Потребляю на обед чересчур доверчивых девиц, - ухмыльнулся он, состроив жуткую гримасу. Хотя забавного в ней было куда больше.
  • Глупый, - обиделась я, незаметно впитывая чуть не сорвавшиеся с пальцев чары.
  • А ты? - провокационно вопросил парень.
  • И я не умнее, - буркнула я. - Как ты смог...
  • Слушай, Яра, - закатил глаза Матвей, - я же не спрашиваю, как ты можешь видеть то, что было или будет, потому как понимаю, что это - дар. У каждого он свой. И каждый сам решает, что с ним делать.

Я застыла с раскрытым ртом. И это он знает!.. Дар, говорите? Ну ладно, сделаем вид, что верим.

  • А Повелители душ существовали на самом деле, - с непонятной тоской протянул Матвей.
  • Ты что, скучаешь по тем временам? - искренне удивилась я.

Повелители душ, насколько я помнила из рассказов Ядвиги, обладали неограниченной властью над разумными расами. Над их душами. В присутствии Повелителя было легко и спокойно, и человек (эльф, гном, вампир и так далее) мог не задумываясь, с улыбкой на губах сигануть в пропасть по первому его слову. Чем эти мерзавцы беззастенчиво и пользовались. Из-за чего в конце концов и сгинули. Магам это быстро надоело, и они занесли Повелителей в категорию «нечисть, подлежащая безжалостному истреблению». Вот и... истребили подчистую. И стали Повелители сказками, которыми стращают непослушную малышню...

  • Не все они были чудовищами, - возразил Матвей.
  • А ты что, лично с ними общался?! - поразилась я.
  • А некоторых еще в колыбельке качал, - хмыкнул он.
  • Тогда как ты можешь утверждать... А, ладно, все равно останешься при своем... Лучше скажи, что это за камни? Над дверью?

Над полукруглой аркой входа мерцали в свете зажженного мною светлячка разноцветные драгоценные камни, невероятно крупные, причудливо ограненные.

Изумруд, алмаз, рубин, сапфир, аметист и чернильно-угольный оникс.

Надо же, местные действительно опасаются этого места! Эдакие сокровища - и никто не позарился, диво дивное.

  • Символы Повелителей, вернее, их князей. Их было совсем немного. Шесть князей, у каждого в подчинении - от трех до пяти... мм... ну, скажем, человек. Камень отражал силу и мощь Повелителя, наделял его всеми своими качествами, давал имя...
  • Имя?
  • Да. Имя, характер, судьбу. Существовала легенда, что сами Повелители созданы из драгоценных камней, потому и имеют такую власть. Ведь камни могут по-разному влиять на живых существ...
  • Знаю, - кивнула я. - Излечивают от болезней, даруют мир и спокойствие... либо разрушают физическое здоровье и лишают душевного равновесия.
  • Именно. Повелители были призваны для того, чтобы поддерживать гармонию и равновесие. Но... власть портит не только смертных. И они превратились в то, во что превратились.
  • Откуда ты столько знаешь? - тихо спросила я.
  • Меня с детства интересовала эта история, - пожал плечами Матвей. - Я перерыл кучу книг в куче библиотек, расспрашивал старых людей... Разве не так ты узнала, кто такие обережники и что такое Светоч?

За прошедшую после возвращения в Трехгранье неделю я действительно перечитала множество литературы в библиотеке Герта, оказавшейся кладезем редких книг. Теперь я знала, что обережники на самом деле существовали, что они боролись с темными богами, а после их изгнания пристально следили, чтобы это зло не вернулось в мир. Светоч - один из многих, но единственный уцелевший артефакт, часть сути одной могущественной Силы, призванный чувствовать любое проявление темных и предупреждать об этом своего владельца. Обычно обережник и Светоч, как и говорил Рэш, составляли единое целое.

Гибель одного вела к гибели другого. Их силы, сплетенные в один клубок, были поистине уникальны. Но однажды сущности какого-то Низвергнутого удалось-таки уничтожить почти всех обережников. Выжила одна. И, соответственно, лишь один Светоч. Тот, что сейчас висел у меня на груди. Интересно только, как меня угораздило стать берегиней? Рэш предположил, что мои предки-россы могли быть носителями латентной силы, которая решила проявиться - какая прелесть, право слово! - у меня. Только вот что-то не чувствую я пока единения со вздорной вещицей, которая уже не раз показывала свой характер. Я боюсь. Боюсь стать рабой Светоча. Потерять себя. Потому и ношу его под одеждой, никому не показывая и не болтая о том, кем являюсь.

И тут какой-то незнакомый парень небрежно заявляет, что знает обо мне все! Как я должна реагировать?

  • Только без нервов, - примирительно поднял ладони Матвей. - Я же никому не расскажу. Ты сама вольна распоряжаться своей жизнью. Нам всем есть что скрывать.
  • И тебе? - не удержалась я.
  • Возможно, - загадочно улыбнулся он.
  • Скажи еще, что ты - потомок Повелителей! - вздохнула я.
  • А может! - подмигнул в ответ Матвей. - Разве мало на свете чудес?

* * *

Выспаться мне не дали.

Едва я добралась до кровати и прикрыла глаза, как корчма содрогнулась от истошного визга.

Вниз я слетела быстрее, чем успела сообразить, что утро все-таки наступило. Вот только не успевшее отдохнуть тело категорически не желало этого признавать. В итоге я чуть не растянулась на полу, запнувшись о последнюю ступеньку, и в еще более раздраконенном состоянии подошла к дверям, где наблюдалось нездоровое оживление.

Невзирая на довольно-таки ранний час, народу собралось немало. Причина всеобщего интереса лежала неподалеку от крыльца, вытянувшись во весь немалый рост и неестественно вывернув шею.

Крепко сбитый мужчина средних лет, небритый, нечесаный, но одетый весьма добротно.

И, кажется, уже не живой.

Протиснувшись мимо застывших на пороге корчмаря и его жены, я склонилась над мужчиной.

Не кажется. Так оно и было.

* * *

  • Нездешний он, - тараторил мальчишка, приплясывая от нетерпения. Его товарищ стоял рядом, шмыгая носом и сверкая любопытными глазенками. - Вчера все про склеп выспрашивал, мы ему и сказали, чтоб не совался туда. Да пришлые в наши байки не верят, вот и этот... не поверил.

Я рассеянно кивнула, разглядывая лежащее на земле кольцо. Обыкновенное, из черненого серебра, с черным камушком в виде маленькой подковы. Все, что осталось от незадачливого расхитителя древних захоронений, которого под присмотром старосты унесли двое дюжих мужиков.

Но на колечко косились так, будто оно было ядовитой змеей или нечистью, пробравшейся в деревню и сократившей ее население как минимум вдвое. И трогать его не спешили.

  • Ох, что ж теперь будет-то, - горестно вздохнул корчмарь, когда последние любопытствующие, вспомнив о собственных делах, все-таки разошлись. - Дурень и сам голову сложил, и на нас беду навлек...
  • Это простое кольцо, - пожала я плечами. Самое обычное, никакой магии и в помине нет, даже остаточной.
  • Это кольцо Повелителя, - понизил голос корчмарь. - И он явится за ним...

Мужчина и в самом деле был убежден в своей правоте, вот только магу в подобное

верить глупо.