Когда я открыла глаза, солнце все так же заглядывало в окно. Странно, по моим ощущениям, я довольно хорошо выспалась. Я сладко потянулась, села на постели, ощупала лицо. Губа затянулась и уже не болела, глаз тоже чувствовал себя довольно сносно. Видимо, этот парень действительно понимает в травах. Кстати, а где он сам?

Я встала, поправила сбившуюся одежду и задумалась над тем, что делать дальше. Рассеянный взгляд скользнул по массивному зеркалу над комодом, и я поддалась невольному искушению.

 

Из глубин старого, мутноватого стекла на меня уныло взирало худое очень бледное нечто с короткими русыми волосами.

Ух ты ж, это что - я?! Ужас какой. Неудивительно, что все за мальчишку принимают.

Медленно провела ладонью по неровно остриженным волосам и вздохнула. Ну ничего, косу отрастить не проблема, найду работу да жилье - в первую очередь этим займусь... А сейчас и так сойдет. Хорошо, что Ядвига не видит... Хотя в данный момент я бы не отказалась от приличного платья и прежней длины волос. Поймав себя на этой мысли, я зло тряхнула головой и вышла из комнаты.

Мирослав обнаружился в горнице. Он о чем-то оживленно беседовал с невысоким мужичком, но, стоило мне войти, незамедлительно прервал беседу:

  • Доброе утро, малыш.

Я вздохнула и, изобразив приветливую улыбочку, буркнула:

  • Здрасте!
  • Вижу, пареньку уже лучше, - довольно кивнул его собеседник, пухленький, с огромной лысиной, но пушистой бородой. Кажется, это и есть тот самый Микула, хозяин дома.
  • Как я и говорил, - чуть улыбнулся Мирослав. - Только куда это вы, сударь, собрались?
  • А что, я обязан отчитываться? - полюбопытствовала я, тщательно подбирая слова, чтобы банально не выдать свою маленькую тайну.
  • Да нет, - пожал плечами Мирослав, не обращая внимания на подозрительно вздрагивающего толстячка. - Можешь идти куда угодно и когда угодно... но перед этим я все- таки посоветовал бы тебе позавтракать, чтобы первым же сквозняком с ног не свалило. Ну и мазь с лица смыть, если, конечно, не хочешь народ пугать...

Хозяин не выдержал и расхохотался в голос. Я медленно подняла руку к лицу, провела ею по щеке и недоуменно уставилась на что-то белое, оставшееся на пальцах. То-то отражение в зеркале мне чересчур странным показалось! Фыркнув от обиды, я хотела было вытереть лицо рукавом, но Мирослав оказался проворнее и перехватил мои руки.

  • Давай помогу, - проронил он.
  • Обойдусь, - надулась я.
  • Ну что ты как ежик, Вель? - усмехнулся Мирослав. - Я вовсе не хочу тебя обидеть. Я хочу помочь, понимаешь?

Я подумала и кивнула. Действительно, и чего я на него взъелась? Ведь ему цены нет, носится с незнакомым невоспитанным мальчишкой с рвением заботливой матери, а какое, казалось бы, ему до него - до меня, то есть, - дело?

  • А раз понимаешь, то спрячь иголки - хотя бы на время - и дай мне закончить начатое. Идет?
  • Идет, - покорно согласилась я, проглотив очередную пришедшую на ум колкость.

Вернувшись в комнату, Мирослав усадил меня на табуретку перед столом, притащил

молоко и свежие пирожки и проследил, чтобы я все это съела, а потом, вооружившись пузатым пузырьком и чистой тряпочкой, начал осторожно оттирать мою кожу от странной мази.

Надо бы узнать, что это такое... Или не надо? По опыту знаю, иной раз пациенту лучше не говорить, чем его только что попотчевали - во избежание недопонимания и истерик.

  • Ты знахарь? - спросила я.
  • Нет, - хмыкнул он. - Просто это - самый легкий способ устранения последствий драк. Раньше часто приходилось в них участвовать, вот и освоил.

О, он еще и задира... Великолепно.

  • Когда ты только успел меня этим своим «легким способом» намазать, - проворчала я, терпеливо стиснув зубы.

Остро пахнущая жидкость ощутимо щипала кожу, но оттирала ее на диво хорошо. Да уж, рукавом я бы ничего не добилась...

  • Пока ты спал, - пожал плечами Мирослав.
  • Что?! - возмущенно дернулась я. - Да ты...
  • Что я? - искренне удивился Мирослав. - Я пытался разбудить, но кое-кто слишком крепко спал, а мазь справляется только со свежими повреждениями! Что в этом страшного, может, объяснишь?

И в самом деле, чего? Хвала Создателю, не додумался проверить, нет ли у меня других телесных повреждений!.. Чего страшного!..

Меня так и подмывало объяснить, но при этом неминуемо нужно было сознаться в дурацком обмане. Понятия не имею, зачем я навешала ему лапши на уши, но чем дальше, тем меньше хотелось признаваться в невольном маскараде. Опять же по неизвестной мне самой причине.

  • Извини, - проворчала я, призывая себя держать расшалившиеся нервы под контролем.
  • Ничего. Наверное, последствия удара по голове, - сочувственно сказал Мирослав.

Он уже закончил, и потому я смогла быстро повернуться и заметить в глубине его глаз

задорные искорки.

Ах вот как!

  • Г оворят, с сумасшедших спрос небольшой, - в тон ему ответила я, - так что, ежели чего, не обессудь... но мстить за тебя мне не будут!

Мирослав изумленно взглянул на меня, потом рассмеялся.

  • А тебе палец в рот не клади! - заметил он, успокоившись.
  • Верно! - почувствовав наконец-то себя в своей тарелке, поддакнула я. - Тем более что это негигиенично. Кстати, сколько я проспала?

И прикусила язык. Но то ли Мирослав не расслышал, то ли принял характерное окончание за короткое «а?», но, в любом случае, все обошлось.

  • Без малого сутки, - проинформировал он меня.

Сутки?! Кошмар какой! Все, надо делать ноги. Предварительно поблагодарив за заботу, разумеется, - все же какое-никакое воспитание имеется.

  • Спасибо за все, - решительно поднялась я. - Но мне надо идти.
  • Ты уверен, а? - прищурился Мирослав.

Я вздрогнула, подозрительно посмотрела на него. Он с невиннейшим выражением лица изучал мою встревоженную физиономию. Леший, совсем нервы расшатались!

  • Естественно, - буркнула я.

Парень странно усмехнулся и достал из-под кровати мою сумку, которую я посеяла во время панического бегства. Или оставила в трактире? Совершенно не помню!

  • Ух ты! - не сдержалась я от восторженного восклицания. - Где нашел?
  • Места надо знать, герой! - шутливо поклонился он.
  • Спасибо, - вновь пробормотала я, вцепившись в обретенную вещь.
  • Да не за что, - улыбнулся Мирослав. - Действительно хочешь уйти? Я это к тому, что ты так и не рассказал, чего хотели те типы. Вполне возможно, они затаились и ждут не дождутся, когда ты вновь им попадешься. Я смогу помочь. Обещаю.

Я поверила его словам. И мне в самом деле захотелось попросить о помощи... Тряхнув головой, я взяла себя в руки и отбросила эти мысли, продиктованные минутной слабостью и вовсе не минутным одиночеством.

  • Они больше не тронут меня, - заявила как можно более уверенным тоном. - Обыкновенные хулиганы, их уже и в городе-то, должно быть, нет. А я впредь буду осторожнее. Да и к чему тебе лишние, к тому же не твои, проблемы?
  • Знаешь, многие утверждают, что в нашем мире выживает сильнейший, - грустно улыбнулся Мирослав. - И что слабым в нем не место.
  • Ну и? - не поняла я.
  • Ну и будем отстаивать иную точку зрения! Право слабого, как тебе? - отшутился он.

Право слабого? Что-то новенькое, однако! Обычно действует совсем другое право. Право сильного. Из века в век лишь оно правит миром. Сильный - и это значит, что можно убивать, грабить, унижать слабых. Брать без спроса то, что тебе не принадлежит. И лишь другой сильный может противостоять этому беспределу. Если захочет, конечно. Ведь куда удобнее сделать вид, что ничего не происходит. Пройти мимо, равнодушно отвернувшись. Право сильного, неформальное, но непоколебимое. Естественный отбор в жестокой борьбе за жизнь.

С трудом верится, что когда-нибудь в мире прочно утвердится право слабого. Право на неприкосновенность жизни, право на защиту, право на... Да просто право быть слабым и при этом никого не бояться! Право быть! Право на саму жизнь... И не на бумаге, в пыльных законных свитках, а на самом деле.

С трудом верится. Но как хочется в это верить!

  • Угу. Может быть, - пробормотала я, перекидывая сумку через плечо и бочком пробираясь к двери. - Прощай!
  • До свидания, - с нажимом сказал Мирослав, усмехнувшись.

* * *

Итак, делать в этом жутком городишке нечего, нужно выбираться отсюда. Зря, ох зря я не поехала с той подводой, что увезла «братишку» Г аргота. Пусть не в ту сторону, зато подальше от неприятностей. Ладно, что сделано - то сделано, а по пути, может, кто и подвезет, чем леший не шутит...

С этими мыслями я выбралась за ворота, провожаемая ленивыми взглядами стражников, опирающихся на копья, словно дряхлые старики - на посохи.

Было хорошо. Яркое солнце. Ясное небо. Радостно пружинящая под ногами дорога. И цель впереди. Короче, не все так уж и плохо, если повнимательнее присмотре...

...и мир вкупе с солнцем, небом и дорогой провалился в черную бездну, гулким эхом ввинчиваясь в горящие виски...

* * *

  • Мы и за меньшее, бывало, прикапывали!
  • А тут - попрание достоинства и этой... самой... а, чести! И вред телесный!
  • Но за щенячью смелость, так и быть, ты сам выберешь, какой смертью помрешь!
  • Ага, понятно... - прохрипела я, разглядывая две до ужаса знакомые бандитские рожи. - Сейчас подумаю...

Привязали меня к дубу, причем основательно, да еще в стороне от дороги - так что помощи ждать было неоткуда. Я поморщилась - голова сильно болела от все-таки состоявшегося знакомства с кулаком Мака.

  • Ну? - издевательски осклабился Инор через пять секунд, в течение которых я усиленно изображала работу мысли. - Надумал?
  • От старости! - выпалила я.

Ребятки переглянулись, дружно вздохнули, явно сочувствуя моей наивности.

  • Столько ждать у нас нет ни времени, ни желания, - ласково пояснил Инор под многозначительное хмыканье Мака. - Мы, ежели не возражаешь, несколько ускоримся... На муравейник тебя посадить, что ли? Или поглубже в лесу к дереву прикрутить? Что погрустнел, герой? Смотри, еще мучеником заделаешься, почета-то сколько!
  • Вот уж к чему никогда не стремился! - поморщилась я, помимо воли клацнув зубами.
  • Скромность должна вознаграждаться, - с издевательской заботливостью возвестил Инор. - Или на ремни тебя пустить, э?
  • А может, тебя - первого? С одного только тыла сколько полезных вещиц выйдет! - саркастически подхватил знакомый голос.

Мак с Инором вновь переглянулись, а я откровенно просияла. Г оловорезы медленно обернулись - и мерзко заухмылялись.

Мирослав стоял, небрежно прислонившись к березке и сложив руки на груди. Никакого оружия при нем не наблюдалось.

  • Шел бы ты отсель, мил-человек, - прошипел Инор, играя ножом.
  • Не могу, - вздохнул Мирослав. - Без вашего героя, по крайней мере.
  • А он нам самим потребен шибко, - вклинился Мак, недвусмысленно разминая ладони - каждая с хорошую лопату.
  • А я вашего на то позволения не спрашивал, - холодно ответил Мирослав, прищурившись.

Они бросились вперед без предупреждения, с двух сторон, намереваясь захватить врасплох. И мгновением позже оказались лежащими на травке, тихо скулящими и неестественно скрюченными.

  • Повторим? - приглашающе приподнял бровь Мирослав, который, казалось, даже и позы не поменял. - Не желаете? Ну, дело ваше... А теперь - марш отсюда!
  • Ага! Домой, в Метинову, просить защиты у городской управы! - не сдержавшись, крикнула я вослед спешно уползающим с поля боя разбойничкам. И подняла глаза на безмятежно прохлаждающегося под деревцем Мирослава: - Может, все-таки развяжешь меня?
  • Может, и развяжу. - Он не торопясь подошел, сел напротив. - Но для начала - поговорим.
  • О чем? - хмыкнула я. - Уж не о Г арготе ли из Метиновы?

Парень недоуменно посмотрел на меня, пожал плечами:

  • Да нет. О более серьезных и важных вещах. Куда ты направляешься?
  • А тебе что за дело? - насторожилась я. Веревки все глубже впивались в кожу, не располагая к особой вежливости.
  • Выходит, какое-то - да есть, - флегматично отозвался Мирослав. - Ты не торопись, времени у нас - навалом...
  • Изверг, - процедила я сквозь зубы.
  • Еще какой - над дитем невинным изгаляюсь, - не стал отпираться он. - Повторить вопрос?
  • Не надо, - мрачно буркнула я. - В Мироград. Доволен?
  • Почти, - подумав, кивнул он. - А теперь слушай сюда, и не перебивай...
  • Иди ты! - отреагировала я.
  • ...меня на полуслове, - как ни в чем не бывало, продолжил Мирослав. - Я пойду. С тобой. До Мирограда. И ты от меня - ни на шаг, ни на полшага!
  • Зачем? - тоскливо вопросила я, чувствуя, что руки начинают неметь.
  • Затем, что нам все равно по пути, а так будет легче тебя из неприятностей вытаскивать - серьезно сказал он. Закусил губу, вздохнул. Потом, лукаво прищурившись, осведомился: - Ну как, развязываться будем или еще подумаем?
  • Шантажист, - обреченно выдохнула я, любуясь его довольной улыбкой.

Что ж, он сам этого захотел - так пусть не жалуется потом... Бойтесь желаний своих! Проблем меньше будет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

О ВЕЗЕНИИ

Каждый везет себя сам. Вопрос в другом - довезет ли?

Неизвестный философ

Я шла, хмуро изучая спину бодро шагающего впереди Мирослава, и думала, повезло мне или нет. С одной стороны, останься я один на один с Инором и Маком - и геройскую кончину мне бы обеспечили, и к гадалке не ходи. С другой - я вовсе не была уверена, что путешествие в компании этого парня закончится для меня благополучно. Я так и не потрудилась объяснить ему, кто я на самом деле, - в отместку за столь возмутительное поведение. Хотя, если подумать, отомстила-то я как раз себе - только и делала, что следила за своими словами, чтобы ненароком не проговориться. Не самое приятное занятие. Но и признаться что-то мешало. Словно шило в... одном месте, иначе не скажешь. Да еще странное желание язвить по поводу и без... Но, в конце концов, это не я навязалась к нему в попутчики, вот пусть и терпит!

Он и терпел. С потрясающим спокойствием, неизменно обращая все в шутку. А меня это еще больше злило. Просто сама себе поражаюсь.

К тому же меня весьма печалило то, что шли мы... в Метинову. Мой навязанный спутник объяснил, что оттуда легче легкого добраться до столицы - и дорога короче, и с кем-нибудь доехать шансов больше. Вот и еще один пункт хронического невезения - мне вовсе не хотелось в сей городишко, принимая во внимание недавнее знакомство с местными жителями, но тянуть время, идя окольными путями, не хотелось еще больше.

За весь день нам не встретился кто-либо, жаждущий подвезти усталых путников. Зато хоть вымыться удалось - в протекающей рядом с крошечной деревенькой речке. Нет, речка, конечно, не баня, но и на том спасибо. Я по-тихому удрала от Мирослава и нашла укромное место. Прохладная водичка заметно взбодрила меня, как и сознание того, что сегодня не придется больше никуда идти.

Переночевать нас пустила жена старосты, исчезнувшего лет пять назад в неизвестном направлении. Женщина, похоже, ничуть не страдала от сего факта и по мужу отнюдь не скучала, живенько прибрав бразды правления деревенькой к своим крепким рукам. По- моему, на ней вполне можно было пахать - и вряд ли она даже вспотеет. Несокрушимый монолит. Однако от помощи двух путников женщина отказываться и не подумала, мигом взяв нас в оборот.

За ночлег Мирослав предложил наш посильный труд. Вернее, свой посильный, а мой - непосильный. Сначала мы дружно подправили изгородь, грозившую рухнуть в любую секунду. Что она и не преминула сделать, приземлившись точнехонько на меня - к немалому восторгу местной детворы и еще большему - Мирослава. Потом мы разделились, справедливо решив, что иначе вдрызг переругаемся.