• Ваше... Миретор, посмотрите, пожалуйста, на меня, - попросила я, и, когда король открыл глаза, внимательно в них всмотрелась, привычно уже сжав в ладони Светоч.

Бескрайняя синь. Солнечные искры. Свет и тепло.

И клубок призрачной тьмы, затаившийся на самом донышке...

Теперь я видела и багровые сполохи на ауре, и цепкие черные отростки, опутывающие тело...

Проклятие. Черное, смертельное, но, тем не менее, чем-то ослабленное - а потому все еще не убившее своего носителя.

  • Мирош! - вскочив на ноги, вскрикнула я. Он оказался рядом за мгновение. - Взгляд не отводи, - попросила я и, пересилив панику, посмотрела и в его глаза.

Багровых сполохов и черных отростков не было. А вот крохотное, едва различимое темное пятнышко я все-таки заметила...

Не сомневаюсь, что Эгора эта участь тоже не миновала.

А в ушах эхом звучали слова темной жрицы, лишь сейчас приобретшие смысл:

«Ты проклят, с самого своего рождения проклят, как и весь твой род, Этьен Аривэйн!»

  • Миледи! Сколько пальцев?! - требовательно рявкнули мне в самое ухо.

Я с трудом моргнула, фокусируя взгляд, и непонимающе посмотрела на знакомого лекаря, одновременно осознавая, что уже не стою, а полулежу в кресле. Короткие светлые волосы склонившегося надо мной Нартона торчали забавными ежиными колючками, как и растопыренные перед моим лицом пальцы. Я честно принялась считать, сбилась уже на третьем и решила повторить...

  • Она что, колдовала?! - возмущенно возопил Нартон, не добившись от меня реакции. Судя по молчанию, связываться с лекарем никто не желал, но было поздно: оседлав любимого конька, он вдохновенно, практически на одном дыхании, выдал лекцию о вреде любых магических действий на территории Медера. И, что удивительно, ни король, ни Мирош не рискнули его прервать...
  • Пять! - решительно заявила я, перебив лекаря на самом патетическом моменте.
  • А? - повернулся ко мне сбитый с мысли Нартон.
  • Пять пальцев, - терпеливо повторила я. - И я в порядке. Честно.

Только оказалось, что словам, даже честным, личный лекарь его величества ни капли не доверяет, и мне пришлось выпить целый стакан отвратительно-горького настоя, в котором, как ни старалась, не сумела опознать ни единого компонента. Интересно, это я навыки теряю или медерские лекари варят свои зелья из неизвестных у нас травок?

Удостоверившись, что умирать прямо здесь и сейчас я не намерена, а заодно проверив, что и Миретор не собирается удрать от него таким оригинальным способом, Нартон наконец-то покинул королевские покои, заверив на прощание, что будет поблизости.

Лично для меня это прозвучало зловеще. Я заметила, как передернулся Миретор, и от всей души ему посочувствовала. Подобные Нартону энтузиасты и насмерть залечить могут...

Но после лекарского снадобья слабость отступила, а мысли прояснились, и я рассказала Миретору и Мирошу о проклятии. Все, что знала, жаль только, что знаний этих оказалось недостаточно.

Большинство проклятий такого рода разрушались со смертью наславшего. Это же лишь потеряло былую силу, оставив Миретору жизнь - и надежду его сыновьям. Насколько я поняла, оно убивало по старшинству. И смерть короля привела бы к активации проклятия Мироша...

О том, как снять эту пакость, я не имела ни малейшего представления. Ни разу с подобным не сталкивалась... Легче «отчистить» от стандартных проклятий ауру, чем вырвать укоренившееся в душе порождение тьмы.

По моей просьбе Миретор устроил сеанс связи с Респотом. Я еще раз изложила свои соображения, отчаянно надеясь, что уж наставник-то обязательно разберется с проблемой. Он архимаг, он сильный и мудрый, неужели не сможет придумать, как избавиться от какого- то проклятия, пусть и довольно необычного?

В общем, я сделала все, что могла.

«Можешь еще подумать, почему проклятие не исчезло», - подло обронил Светоч.

Как раз об этом думать совершенно не хотелось. Уж больно крепкой была уверенность в том, что ни до чего хорошего все равно не додумаюсь.

* * *

В Старгосте мы не задержались. На мои робкие возражения Мирош заявил, что в деле решения проблемы с проклятием от нас все равно толку не будет, и я вынужденно согласилась.

Дорогу, пролегавшую меж живописных полей и рощиц, я практически не запомнила - слишком погрузилась в невеселые размышления. Почему-то казалось, что все беды позади, и сегодняшнее открытие выбило меня из равновесия, вновь пробудив прежние страхи...

Но дурные мысли развеялись, стоило мне увидеть цель нашего недолгого путешествия.

Этот замок, небольшой, белоснежный, словно сотканный из воздуха и солнечного света, построили по приказу Дорейта для его жены. Сейчас замок использовали в качестве места, куда можно сбежать от придворной суеты и немного отдохнуть, благо что расположен он был недалеко от Старгоста. И если королевский дворец ощутимо давил на меня, то здесь я сразу же почувствовала себя как дома. Даже дышать стало намного легче, едва я оказалась под защитой белых стен.

Разгадка оказалась простой.

Отсутствие магии, несмотря на амулеты, я все равно ошугцала: смазанные, будто полинявшие краски, слишком слабые ароматы, сонливость... Вероятно, того количества ламона, оказавшегося на мне, было недостаточно. В этом же замке меня ждал сюрприз. Ради исключения - приятный.

На сей раз комната, в коей мне предстояло жить, оказалась весьма уютной. Пока я осматривалась, Мирослав подошел к стене, откинул край тонкого бежевого гобелена и жестом предложил мне ознакомиться с чем-то интересным. Я не поверила собственным глазам, на всякий случай постучала по бледно-серебристой стене пальцами, почувствовала знакомое покалывание кожи...

Кажется, здесь мне совершенно не понадобятся мои «украшения».

  • Замок изнутри выложен ламоном. Полностью, - улыбнулся Мирош в ответ на мой ошарашенный взгляд. И добавил с намеком: - Дайнира была магом.

Ах да. Жена Дорейта, того самого предка, который обеспечил своим потомкам неприятности с отсутствием магии и воскресшей жрицей.

  • Похоже, он ее любил, - протянула я задумчиво.
  • Очень, - подтвердил Мирош.

Интересно только, как долго Дорейт оплакивал убитую собственными руками Эриэну, к которой он вроде бы тоже не был равнодушен?..

Этот вопрос я благоразумно проглотила - нечего лезть в чужую семейную историю. Да и кто знает, что и как там было на самом деле...

Я остановилась у распахнутого окна, разглядывая открывающийся вид. Немного запущенный, но очень милый старый сад, почти теряющиеся в зелени белоснежные стены, лиственный лес, вызолоченный солнцем...

Я облокотилась на подоконник, свесившись из окна почти по пояс. Да, ежели чего, падать высоко! Я еще немного подалась вперед, стремясь получше разглядеть суетящихся внизу людей, и тут меня, схватив за шиворот, резко втащили обратно в комнату.

  • Ты чего творишь? - хрипло вопросил подозрительно бледный Мирош, сверля меня строгим взглядом.
  • Видом любуюсь, - честно призналась я. Мирослав еще больше побледнел.

Люди как-то странно реагируют на мои честные ответы. Ну чего он от меня ждал? Чтобы я сказала, что от избытка новых ощущений пыталась покончить жизнь самоубийством?

  • Налюбовалась? - поинтересовался Мирош.
  • Не успела, - пожала плечами я. - Понимаешь ли, мне самым бессовестным образом помешали.
  • Яра, Me дер - не Росвенна, - покачал головой он. - И если бы ты не удержала равновесия, твоя магия вряд ли бы помогла тебе. Она, даже несмотря на наличие ламона, работает здесь несколько по-другому. Прошу тебя, не рискуй понапрасну.
  • Не буду, - пробормотала я, краснея. Ну вот, меня отчитывают, как малолетнего ребенка. И ведь поделом...
  • Надеюсь, - тяжко вздохнул Мирослав, явно в этом сомневаясь. - Пойдем, я покажу тебе сад. Уверяю, что с земли он смотрится гораздо лучше. А потом пообедаем.

Мирош вышел из комнаты, а я, скинув куртку на спинку кресла, поспешила за ним. В коридоре мы немного замешкались - рукав моей рубахи прищемило дверью, - за что и поплатились.

Мелькнуло что-то красно-рыжее, и в следующее мгновение я имела сомнительное счастье лицезреть леди Аннару собственной персоной. Мирош скрипнул зубами - видимо, мои чувства по отношению к этой особе он разделял целиком и полностью. Зато вышеупомянутая, заметив его - я стояла чуть поодаль, и свет развешанных по стенам факелов не падал на мое лицо, - прямо-таки расцвела от счастья.

  • Когда ты вернулся?! - воскликнула она, бросаясь ему на шею так привычно, словно всю жизнь только этим и занималась.

Настал мой черед скрипеть зубами.

  • Сегодня, - пробормотал Мирош, пытаясь отстраниться и делая мне страшные глаза.

Я в ответ лишь поджала губы и нахмурилась, предельно ясно выражая отношение к его

объятиям с какой-то девицей. Оная наконец-то соизволила заметить, что в коридоре, кроме их сладкой парочки, находится еще кое-кто, и с неохотой отцепилась от Мирослава.

Он перевел дух, отчаянным взглядом умоляя меня держать себя в руках. Я едва стерпела, чтобы не высказать все, что об этом думаю, но не успела - выяснилось, что Аннара может похвастаться отменной памятью, ибо с непередаваемым высокомерием и изумлением вопросила, ткнув в меня унизанной кольцами ладошкой:

  • Мирослав, что эта знахарка делает здесь?!
  • Стоит, если не заметно, - буркнула я. Аннару перекосило, но Мирош успел-таки вставить свое веское слово:
  • Познакомься, Аннара, это...
  • Твоя нищая подружка, помню, - досадливо поморщилась она.
  • Вообще-то - Ярослава Росная, росвеннская княжна, невеста Этьена, - потеряв терпение, холодно отчеканил Мирош

Увидев лицо Аннары в этот момент, я поняла, что такое счастье!

  • Столбняк, - насладившись моментом, поставила диагноз я. - Может, придворного лекаря вызвать? Учти, я ее лечить не собираюсь ни за какие сокровища мира!
  • Аннара, ты в порядке? - участливо поинтересовался Мирощ поняв, что немного перегнул палку. Вон как девушку впечатлил. Теперь до вечера в себя не придет.
  • Невеста? Этьена?.. - пролепетала она, совершенно неаристократично пялясь на меня.
  • Вас что-то смущает, миледи? - холодно спросила я. - Впрочем, если вас что-то не устраивает, говорите смело, я не обижусь. А мой жених, уверена, будет рад обсудить с вами претензии к моей особе. За чашечкой травяного чая, к примеру.

Аннара слегка позеленела и, лепеча что-то маловразумительное, поспешила ретироваться от греха подальше.

А у меня пропало желание куда-либо идти. Вместо этого я вернулась в комнату и задумчиво встала у окна. Мирош прикрыл дверь и выдал:

  • Зачем ты так с ней? Она вовсе не плохая, ты сама поймешь, когда познакомишься с ней поближе.

Насколько близко он сам с ней знаком, я спрашивать не стала, хотя и очень хотелось.

Зато с языка сорвалось другое, не менее наболевшее:

  • А я уже познакомилась, да так, что и врагу не пожелаю! До сих пор думаешь, что в Сливах я «утопла» по собственному желанию?! А может, травить людей травяным чаем - это медерский национальный обычай?!

Лишь выпалив все это, я поняла, что за языком надо следить гораздо лучше...

Синие глаза потемнели - словно майское небо неожиданно затянули черные грозовые тучи, мне даже отблески молний почудились. Мирош молча развернулся к выходу, но я оказалась быстрее.

  • Ты куда собрался? - с подозрением осведомилась я, распластавшись по двери.
  • Отойди, пожалуйста, - ровным тоном попросил он.
  • Чтобы ты дров наломал?
  • Почему ты раньше молчала? - нахмурился Мирош, стискивая кулаки. На мгновение представив, как он душит мою обидчицу, я с сожалением отмахнулась от соблазнительного видения.
  • Потому и молчала, - хмыкнула я. - Ну что бы ты сделал? Даже если не принимать во внимание тот факт, что Аннара - племянница твоего наставника, она к тому же - девушка!
  • Она - преступница, - отрубил Мирош - Яра, отойди от двери.
  • Она просто с головой не дружит! - и не подумала послушаться я. - Ей от ревности последний разум отбило тогда.

А мне - сейчас. Правильно же говорят, что молчание - золото! Последуй я сей нехитрой мудрости, гуляли бы сейчас по саду, а не пререкались из-за полоумной девицы, которая и без того немало крови мне попортила!

  • Я ей повода никогда не давал! - возмутился Мирош - С моей стороны никаких обещаний, даже намеков на них не было!