• Не я, а Кузя, - усмехнулся Къятт, присаживаясь рядом. - Твой домовой, едва ты начала лечить девчонку, сразу же кинулся заваривать эту травку...
  • Среброцвет. Помогает восстанавливать магические силы. Кузя тоже прелесть... А как наша раненая?
  • Спит. И, судя по всему, это надолго. Знаешь, я ведь, как ее увидел, сразу о тебе подумал...
  • Не ты один, - задумчиво пробормотала я. - Раньше мне казалось, что здесь быть такого не может - чтобы на улицах людей... вот так запросто...
  • Как оказалось, всего лишь показалось, - невесело усмехнувшись, скаламбурил Къятт. - Тебе, между прочим, тоже не мешало бы отдохнуть. Все равно она раньше вечера не проснется.
  • Твоя правда, - зевнула я. - Я сейчас не то что до вечера - до завтрашнего утра бы проспала...
  • Тогда я пойду, вернусь вечером, проверю, как у вас дела, - постановил вампир, поднимаясь из-за стола.

Я вяло кивнула, а когда за ним закрылась дверь, вздохнула и полезла на печку - кровать все равно занята, да и знобило меня что-то. Уже засыпая, почувствовала, что Кузя укрывает меня теплым одеялом, приговаривая еле слышно:

  • Спи, хозяюшка, отдыхай, ни о чем не переживай... Я ужо за всем пригляжу, да, ежели чего, тебя разбужу...

Благодарно засопев, я свернулась в уютный клубочек и замерла, впитывая живительное тепло, исходящее от беленой печки. И уже сквозь сон услышала густой медный звон, сдавленное оханье и Кузино злорадное:

  • Кто к нам в окошко полезет, у того голова ни в одну шапку не влезет! С новым рогом тебя, Великий Инквизитор!..

* * *

  • Я - целитель, между прочим! И опыт у меня немалый! Так почему я должна все это выслушивать, словно зеленая адептка, которой указывают на ее промахи? И кто?! Знахарь!
  • И надо тебе так расстраиваться? Не обращай внимания!

Такое отношение вампира к проблеме окончательно вывело меня из себя. Наверное, дело было в том, что у проблемы оказались красивые изумрудно-зеленые глаза и острый язычок.

Звалась она Алёной и являлась знахаркой, о чем, очнувшись, сообщила в первую очередь. Причем в таких выражениях, что я едва не усомнилась в своих профессиональных навыках. Ну какая ей разница, как именно и из чего я заварила противовоспалительный сбор?! Ведь не указывала же она мне, когда я ее с того света возвращала, что именно нужно делать, и, тем не менее, я справилась! С другой стороны, я могла бы промолчать и не вступать в научно-философские споры, памятуя о том, что передо мной - больной человек. Но я тоже была не в лучшей форме, а потому не смогла сдержать эмоций... Что только позабавило забежавшего на огонек Къятта, удобно развалившегося за столом.

  • Знахарь - не результат усилий учителей, а одаренный природой человек, - улыбаясь, пропела Алёна, помешивая горячий чай.
  • И слабейший в мире маг, - ехидно добавила я, наблюдая, как за окошком лениво падает снег.
  • А зачем нужна магия, если ты можешь слышать каждую травинку, чувствовать сердцем и душой каждый цветок? - не сдавалась знахарка.
  • Затем, чтобы возвращать к жизни неблагодарных гордецов, - проворчала я, жадно косясь на очередную порцию настоя среброцвета.

Нет, так нельзя. Если без меры потреблять стимуляторы, потом и вовсе без них не обойтись...

  • И правда, - неожиданно вздохнула девушка. - Прости, меня занесло. Спасибо тебе за то, что ты сделала...
  • Это мой долг, - без выражения ответила я. - Ты бы поступила точно так же.
  • Да. И, боюсь, теперь у тебя будет конкурент - ибо я хочу остаться здесь, - хмыкнула Алёна.
  • Пожалуйста, мне не жалко, - пожала плечами я. - И конкуренции я не боюсь. Тем более что специализации у нас несколько... разные. И вообще, замучилась я уже лечить банальные простуды, заговаривать от падежа скот, спорить с банниками да овинниками, не говоря уж о порче и сглазе... Да, вот тебе добрый совет - не готовь приворотные зелья. Если что, потом виноватой останешься. А то и битой.
  • Что ж... - протянула Алёна, прищурив глаза. - Учту. Только где мне жить?
  • А этот вопрос уже к старосте, - ухмыльнулась я. - И не бойся, он у нас ласковый и вежливый, для него будет честью устроить на постой новую ведьму...
  • Я не ведьма! - возмутилась девушка. - И... почему новую?
  • Потому что любят у нас в деревне все новое и необычное, - подмигнула я Къятту. - А вот то, что ты не ведьма, Хольке-Инквизитору доказывать будешь.
  • А это еще что за зверь? - недоверчиво посмотрела на меня Алёна. Как раз в этот самый миг со стороны двери послышались испуганный визг, грохот, заливистый лай, удаляющиеся завывания и победный Кузин возглас:
  • Хватай врага за бока! Врешь, не уйдешь! Долго тебе будет вспоминаться, как в чужой дом тайком пробираться!
  • Это не зверь, - буркнула я, томимая нехорошим предчувствием. - Это Картоха... В смысле Инквизитор Великий. Познакомишься еще, а насколько близко, будет зависеть от дальности полета серебряного болта или длины ручки очередной ведьмобойной сковородки... - Заметив безмерное удивление в глазах знахарки, я усмехнулась и добавила: - Не бери в голову, подружись с домовым и спи спокойно... - и без перехода рявкнула: - Кузьма!
  • Ась? - отозвался домовой от двери.
  • Кузенька, - душевно начала я, - а скажи мне, сокол ясный, кто только что лаял возле калитки?
  • Так... энтот... пес, - почесал маковку он.
  • Пес, - протянула я. - Откуда?!
  • У соседей одолжил... ненадолго, - стушевался домовой. - Да не гляди ты на меня так, хозяюшка, я его верну! Если хочешь, прямо сейчас!
  • Хочу, - кивнула я, - причем - немедленно!

Кузя тяжело вздохнул и с несчастным видом поплелся возвращать лающее чудо.

  • Не любишь животных? - удивленно спросил Къятт.
  • Люблю, - улыбнулась я. - Только здесь я все равно надолго не задержусь, и привыкать к питомцу не хочу. С собой потом не заберешь, а вот скучать будем оба...
  • А как же Кузя? - заинтересовался вампир.
  • Кузю - в ботинок и домой, - решительно произнесла я. - Думаю, ему в Медере понравится!
  • Ты что, из Медера? - уставилась на меня знахарка.
  • Из Росвенны она, - заложил меня Къятт.
  • А...
  • А в Медере у нее жених, - беззаботно выложил этот клыкастый болтун.
  • А здесь чего забыла? - фыркнула девушка.
  • Уже не помню, - процедила я, взглядом обещая Къятту все муки бездны на земле.
  • Ну и ладно, - пожала плечами Алёна.

На редкость нелюбопытная девушка, даже завидно. Такая никогда ни в какие неприятности по собственной глупости не влипнет. Нож в боку - не в счет. Как заявила Алёна, врагов у нее нет - не успела еще обзавестись, на новом-то месте... А вот кошель с золотом у нее был. Да сплыл. Вернее, тем же ножом и срезали...

Лиходея так и не нашли. В то, что это кто-то из калинкинцев, мне не верилось - мало ли чужаков прохожих? Ищи теперь ветер в поле...

  • Вы как хотите, а я спать пошла, - прервала мои размышления знахарка. - Завтра с утра к старосте наведаюсь, жилье чтобы подыскал...
  • Я с тобой пойду, - кивнула я и предвкушающе улыбнулась. - Во избежание, так сказать, накладок...
  • Добрая ты, - чуть слышно фыркнул вампир.
  • Знаю! - подтвердила я, потирая руки. - А еще - ласковая...
  • Да, - рассмеялся Къятт. - Твое ласковое слово - пуще дубины!
  • Фи, как грубо! - поморщилась я. - У вас, мужиков, одно насилие на уме. А я барышня воспитанная, нежная... и вообще, дубина - дура, огнешар - молодец!

* * *

  • Ложись!

Над головой, опалив волосы на макушке, пронеслось что-то обжигающе-горячее, грозно взвыло, соприкоснувшись с землей, оглушительно взорвалось. Подняться на ноги после такого оказалось серьезной задачей. Размытые нудными осенними дождями дороги, не спешившие замерзать, превратились в жадные, припорошенные снегом болота, неохотно отпускающие свою добычу. Небо, кутающееся в хмурые свинцовые тучи, на западе прорывалось кровоточащей раной заката. Над погружающимся в морозные сумерки трактом медленно таял сизый дым. Рядом кто-то надсадно кашлял, в промежутках поминая не самыми добрыми словами колдовскую братию.

  • Какого... лешего... ты это сделал?! - выбравшись из грязной лужи, притаившейся под тонкой корочкой ледка, хрипло поинтересовался Мирослав.
  • Выбора не было, - буркнул пепельноволосый маг, безумным взглядом обводя место сражения и клочки одежды. Все, что осталось от противника - троих магов разбойного вида, из которых Мирослав, очевидно окончательно повредившийся в уме, ринулся добывать информацию о Парэле.

Вручную.

  • Предупреждать надо! - рявкнул Фотий, переставая терзать ненормативную лексику и выбираясь из овражка, куда его смело взрывной волной.
  • В следующий раз так и сделаю, господин советник! В письменном виде! - огрызнулся Мит. - А ты, твое высочество, иди-ка сюда! Это ж надо...
  • Ерунда, - попытался было отмахнуться наследный принц, но маг, не слушая возражений, уже бормотал с трудом вспомненное заклинание исцеления, наложив ладони на глубокую кровоточащую царапину, тянущуюся от виска и заканчивающуюся в опасной близости от глаза.
  • Шрам будет, - просипел Мит, бледнея, после чего покачнулся и, закатив глаза, попытался плавно осесть на изрытую колесами телег и схваченную слабым морозцем дорогу.
  • Гмарр! - Фотий рванулся к нему, оскальзываясь и спотыкаясь, но Мирослав уже подхватил чародея, не дав тому растянуться на холодной земле.
  • Нам нужно найти место для отдыха, - устало проговорил он, убедившись, что маг пребывает в глубоком обмороке. - Последние три дня мы вообще как-то об этом забыли...
  • Последние три дня нам как-то не до того было, - проворчал советник, помогая другу поднять Мита. - Здесь рядом деревня есть, придется остановиться там, пока наш чародей не поправится...
  • С ним ничего страшного, - вздохнул Мирослав, осторожно сгружая мага на его коня. Умное животное скосило глаз на бесчувственного хозяина и вздохнуло в унисон с принцем - за последнее время Мит в подобном состоянии пребывал слишком часто. - Магическое переутомление. Пока еще - не истощение, хвала Создателю.
  • И откуда столько чудищ развелось, - вздохнул Фотий, припомнив весь встреченный на пути «зверинец», в роли укротителя коего и пришлось выступать Миту.
  • Все оттуда же, - усмехнулся Мирослав. - Ты, брат, из Медера нечасто выезжал, откуда тебе подобное видеть было... Во всем мире эти чудища - норма жизни. Особенно в приграничных районах... И вблизи кладбищ и курганов.
  • Да, в том, что у нас нет магии, есть свои плюсы!
  • Минусов тоже хватает, - не согласился с ним Мирослав. - А чудищ прекрасно заменяют разбойники и прочий лихой народ. Как бы сказала Яра, экологическая ниша все равно занята - закон природы.
  • Скучаешь, - скорее утвердительно, нежели вопросительно, сказал Фотий, заметив, как погрустнел его друг.
  • Скучаю, - признался тот.
  • Так, может, хватит уже этих гонок? В Медер он больше не рискнет вернуться, а что нам еще надо? Давай заедем в Белокамень, заберем Ярославу - и домой, а?
  • Не все так просто, - покачал головой Мирослав. - Пока что это невозможно.
  • Почему?! - не понял Фотий.
  • Магистр Респот считает, что в Ярином состоянии покидать Берендеево нельзя. Я склонен ему доверять...
  • Тогда почему я не слышу уверенности в твоем голосе?
  • У меня нехорошее предчувствие, - мрачно отозвался принц.
  • Ой, да ладно тебе! - поморщился советник.- Оставь предсказания Ярославе, у нее лучше выходит!
  • Это так, - улыбнулся Мирослав.
  • Тогда прекращай выдумывать ужасы, нам бы с настоящими разобраться, - хмыкнул Фотий. - О, кажется, деревню мы нашли! Надо на постой попроситься, мага нашего подлечить...

Мирослав огляделся. За разговорами друзья не заметили, как вышли к небольшой деревеньке; в сгущающихся сумерках приветливо светились окошки, над припорошенными снегом крышами вились прозрачные дымки, уходящие в темное небо; лаяли собаки, учуявшие поздних гостей. Безошибочно определив в стоящем чуть поодаль здании трактир, Мирослав двинулся туда, ведя под уздцы Гранита и коня Мита. Фотий шел за ним, с любопытством вертя головой. Советник и в самом деле нечасто покидал пределы Медера... Да и в родном королевстве чаще бывал в городах, а потому деревенская жизнь являлась для него загадкой. А загадки Фотий любил.

* * *

  • Состояние нестояния, - едко прокомментировал Мит, попытался сесть, рухнул обратно и печально добавил: - И несидения тоже... Леший, я в этом вашем Медере совершенно разучился нормально колдовать! Позор!

Мирослав и Фотий сочувственно покивали, наблюдая за попытками мага вернуть контроль над своим телом. Маленькая комнатка трактира была залита зимним солнцем. Выделенная Миту кровать находилась у занавешенного яркой шторкой окна, за которым угрожающе порыкивал сидящий на крепкой веревке пес. На подоконнике, состроив презрительно-высокомерную мордочку, восседала рыжая кошка, наблюдая за своим страшным, но на данный момент абсолютно беспомощным извечным врагом.

  • Ох, уволю-у-усь, - кряхтел Мит, сражаясь с собой за право подняться на ноги. - Вернусь в Школу, к невесте-е-е... К адептам! Во мне пропадает преподавательский талант!..
  • Не ворчи, талант, я тебе отпуск дам, - хмыкнул принц. - Бессрочный.
  • С начальства хоть медный грош, - ухмыльнулся маг, кое-как садясь. - Вы бы хоть поесть принесли, изверги...
  • Сейчас, - кивнул Фотий, исчезая за дверью.
  • Ну, как наши дела, народный мститель? - иронично приподнял бровь Мит.
  • Он был здесь, - нахмурился Мирослав. - Трактирщик рассказал. Правда, ничего больше узнать мне не удалось. Его то ли запугали, то ли... Не знаю. Но пошел мерзавец в Калинки. Это деревня, недалеко отсюда... Отправимся, как только ты сможешь сидеть в седле.
  • Я уже почти могу, - вздохнул маг, потягиваясь и радуясь возвращению сил. - К вечеру буду как новенький.
  • Отлично! Не зря я с теми ребятками поговорил, не соврали...
  • Ага. Поговорил. Только, позволь тебе напомнить, разговаривают обычно при помощи слов, а не кулаков! Особенно - с магами!
  • Если слов не понимают, кулаки - последний аргумент, - проворчал Мирослав. - И вообще, чем ты недоволен? Результата я все-таки добился!
  • Точно! Как я мог забыть! Ведь в результате ты едва не лишился глаза! - неодобрительно хмыкнул Мит. - Скажи спасибо, тебя еще не сильно зацепило, иначе такой красавчик получился бы... Я все-таки боевой маг, а не целитель!

Мирослав рефлекторно потер шрам, пересекающий левый висок, и криво улыбнулся, признавая правоту мага.

  • Завтрак подан, - пропыхтел советник, вваливаясь в комнату с груженным едой подносом. - Угощайтесь, господа!
  • Ближе к вечеру отправимся в путь, - проговорил Мирослав, нервно сцепив ладони в замок. - И так уже столько времени потеряли...

* * *

Свинцовые морские волны ласково поглаживают стены величественной крепости, щедро вызолоченные рассветом. Ветер игриво треплет волосы присутствующих и черные стяги с серебряной луной и семью звездами над ней. Знакомый герб, узнаваемые цвета... Идеальную картину портит водруженная в середине площади - для вящего обзора - плаха. Скучающий палач в алом плаще и черной маске в который уже раз пробует остроту орудия своего кровавого труда - огромный топор с хищно поблескивающей кромкой лезвия внушает ужас с первого взгляда.

Народ притих в ожидании зрелища. О да, загадочна душа человека - никогда не пропустит узаконенного убийства ближнего своего. Даже детей к подобным развлечениям приучают чуть ли не с пеленок...

Мужчина с обручем на высоком челе, восседающий в роскошном кресле, явно чем-то недоволен. Сомневается в правильности своего решения? Возможно. Но прерывать казнь не собирается, нервно выбивая пальцами тревожную дробь по подлокотникам кресла.

Сам виновник «торжества» спокоен и невозмутим, и лишь в глазах цвета полуденного майского неба прячутся горечь и боль...

Небо и земля меняются местами, из их круговерти соткана другая картинка - три неподвижные фигуры на холодных камнях, равнодушное пожатие плеч, холод в сердце...

  • Выбирай, - шепчет знакомый хриплый голос, и в наступающей темноте резко, с жалобным стоном, обрываются струны гуслей...

...и я просыпаюсь от собственного крика. За печкой заполошно ойкает домовой, ветер мерно метет невидимой метлой по крыше, в окошко струится мягкая ночь...

  • Голова моя дырявая, - дрожащим голосом пробормотала я, с досадой ощущая, что ночную рубашку можно выжимать - будто не спала тихо-мирно в собственной постели, а в озере купалась.
  • Хозяюшка, случилось чего? - боязливо сунул нос в открытую дверь спальни Кузя.
  • Спи, все в порядке, - не очень уверенно улыбнулась я, переплетая растрепавшуюся косу.

Тщетно. Руки дрожали и не слушались. Я встала, не обуваясь, прошла на кухню, при

мерцании светляка нашла с вечера приготовленный отвар, о коем благополучно забыла перед сном, и одним махом осушила кружку. Стало легче. Еще раз выругав себя за

забывчивость и успокоив Кузьму, я вернулась в спальню, переоделась и нырнула под одеяло. Отвар особых травок подействовал быстро. Вскоре из головы улетучились бессвязные обрывки тяжелого полусна-полуяви, стерев тревогу, и я вздохнула с облегчением. Конечно, Респот меня за это по головке не погладит - блокировать дар, по его словам, опасно, - но иначе я не могла. Каждое видение тянуло из меня жизненные силы. Кроме того, некоторые из них не сбывались, только впустую трепали нервы, а я и так их крепостью похвастаться не могла. А потому, найдя в библиотеке Белокамня, в одной из старинных книг, рецепт отвара, перекрывающего видения, я без раздумий им воспользовалась. И ни разу с тех пор не жалела!

  • К гмаррам видения, - пробормотала я, натягивая подушку на голову. - У меня - отпуск!..

То, что видения имели на сей счет иное мнение, мне в голову не пришло.

* * *

  • Ночью люди спят, - бурчал Фотий, едва поспевая за принцем, - а не прыгают по кочкам, подобно козам!
  • Надо было собираться быстрее, я предупреждал, - бесстрастно отозвался Мирослав, не сбавляя шага.
  • Я не виноват, что меня ноги не слушались, - огрызнулся Мит, замыкающий цепочку. За поводья он держался крепко, боясь споткнуться и растянуться на земле. Лошадка не возражала, привыкнув к причудам хозяина.
  • Чем раньше доберемся до Калинок, тем лучше, - отрезал Мирослав. - И вообще, где вы видите ночь? Рассвет в мире, господа, так что выше голову...
  • Вредительский совет, ваше высочество, - усмехнулся Фотий. - Тут даже под ноги глядя упасть можно, а уж если и вовсе не смотреть...
  • Хорошо хоть в метель нас не потащил, - проворчал маг. - Видимо, не все еще потеряно!
  • Смотря для кого, - флегматично ответил принц. - Подождите здесь, полянка слишком подозрительная, разведать надо, не болото ли...

Отдав поводья Г ранита Фотию, он зачем-то вытащил из ножен меч и осторожно шагнул на зеленеющую, несмотря на сильную ночную метель, травку. Прошел несколько шагов, убедился в твердости земли и, обернувшись, приглашающе махнул рукой.

Выскочившую буквально из-под земли тень, метнувшуюся к нему, Мирослав не заметил...

  • Осторожно! - в голос взвыли маг и советник.

Поздно. Мощный удар сбил принца с ног, в безумном хороводе завертелись небо и земля, снежная крошка запорошила глаза. Меч, выпав из разжавшейся ладони, отлетел в сторону. Мита, рванувшегося на помощь, отбросило туда же.

  • Защитное поле, - прохрипел маг, стирая с подбородка струйку крови. - Эта тварь магически защищена!..
  • Оно его убьет, - прошептал Фотий, бессильно сжимая кулаки.

Мит, не тратя времени на разговоры, пытался снять барьер, однако пока ничего не получалось. Огнешары бессильно гасли, заклинания разрушались, кинжалы отскакивали...

Мирославу же приходилось худо. Отшвырнуть огромную тварь, похожую на обросшего чешуей медведя, не получалось - та, мертвым грузом навалившись на принца, лишила его возможности сражаться. Мощные лапы надавили на грудь, да так, что воздух мгновенно вышибло из легких, отвратительная морда с оскаленными клыками неотвратимо приближалась к незащищенной шее, постепенно преодолевая сопротивление слабеющих рук.

Каким-то чудом Мирославу удалось вывернуться, схватить меч и нанести удар... который, скользнув по груди чудовища, не причинил тому ни малейшего вреда. Заревев, тварь с новыми силами бросилась на юркую и непоседливую добычу, подмяла под себя и замахнулась когтистой лапой...

* * *

Проснулась я в сумрачный предрассветный час, когда по-зимнему ленивое солнышко все еще раздумывало, а стоит ли сегодня продираться сквозь затянувшие печальное небо тучи - напоминание о недавно прекратившейся метели. Г олова отозвалась глухой болью в висках - последствие вышедшего из-под контроля ночного видения. Хотелось пить. С трудом поднявшись, я накинула куртку прямо поверх ночной рубахи, постояла немного, прислушиваясь к растущей в душе непонятной тревоге, и, покачиваясь, пошла к двери.

Опомнилась лишь у ворот. Морозный воздух ударил в лицо, проясняя сознание, и я удивленно моргнула, недоумевая, что забыла на улице в такую рань, да еще в таком виде. И босиком! Выбивая зубами дробь, быстро, стараясь не касаться обжигающе-ледяного снега всей стопой, направилась было к крыльцу, но успела сделать лишь несколько шагов...

Раньше неприятности, доставляемые видениями, скромно ограничивались испорченным ночным отдыхом, небольшой головной болью и отвратительным настроением. Сейчас же я словно обезумела. Меня кидало из стороны в сторону, швыряло на колени, вздергивало на ноги и вновь толкало на заснеженную дорожку. Г олова просто раскалывалась, перед взором быстро мелькало что-то разноцветное и ослепительно яркое, а потом...

Глаза запорошило колючим снегом, спина отозвалась дикой болью, словно меня приложило обо что-то твердое; в груди в бешеном ритме заходилось сердце, ребра, похоже, были сломаны... если не все, то большинство. Левую руку я не чувствовала вообще, правая слушалась с трудом, а прямиком перед моим носом очень непривлекательная образина размахивала кулаком величиной с небольшую наковальню. Сомнений в том, куда именно сейчас грохнется эта «наковальня», не возникло. Как и в том, что на сей раз видение может вылиться во вполне ощутимые физические повреждения.

На рефлекторном уровне шепнув Обезболивающий Наговор и изловчившись пнуть недружелюбную зверушку в живот, отчего еще и нога разболелась, я откатилась в сторону, краем глаза полюбовалась на глубокую ямку на том месте, где только что лежала моя голова, вскочила на ноги, несколько отстраненно подивилась на размер своих сапог (а откуда, собственно говоря, они взялись?!), а затем, решив не отвлекаться на такие мелочи, хлопнула в ладоши, привлекая внимание злобствующей твари.

  • Посмотри на меня, - с издевкой предложила я, отмечая, что голос тоже не мой, хотя и не чужой, - именно так выглядит смерть, приходящая к особо отвратным чучелам!

«Чучело» посмотрело, оценило размер морального вреда и, взревев, кинулось на меня - отстаивать свои честь и достоинство.

* * *

  • Что он делает?! - ошарашенно пробормотал Фотий, во все глаза наблюдая за творящимся на полянке безобразием.
  • Развлекается, - предположил Мит с не меньшим удивлением.
  • Минуту назад он даже дышать не мог, - возразил советник.
  • Тебя это огорчает? - хмыкнул маг. - Вот гмарр! Когда это у нашего наследничка появилась привычка решать проблемы при помощи магии?!
  • Медерцы не владеют ма... - начал было Фотий - и осекся, увидев, как его принц швыряет в воющую тварь огнешар за огнешаром.
  • Ой, мать моя магия, - наконец устало выдохнул Мирослав, когда огромная туша без движения рухнула на землю. Обведя присутствующих лихорадочно горящим взглядом, принц слабо улыбнулся и последовал примеру своего поверженного врага.

* * *

  • Ой, мать моя магия!.. - простонала я, лежа на снегу и созерцая голубое небо. - И за что ж ты так меня невзлюбила?!

Ответа не последовало. Хотя я и так его знала: природу, а тем паче магию, - не обманешь. Вот и аукнулось потребление блокирующих настоев да отваров. Расплата оказалась жестокой.

Я провела рукой по боку и полюбовалась на окрашенные кровью пальцы. Все-таки этот зверь неизвестной породы успел меня задеть. И задеть серьезно... Скосив глаза, я увидела, как по посеребренной инеем дорожке расплывается багряное пятно, и не сразу сообразила, что кровь-то - моя собственная, и вообще-то ее не так уж и много в организме, чтобы поливать ею снег. Попробовав встать, я со стоном рухнула обратно. Гмарр!.. Что-то странное творится - на той заснеженной поляне, применив Обезболивающий Наговор, я заметила, что он подействовал не так - не только снял боль, но и срастил кости. То есть чисто теоретически у меня просто не может быть сломанных ребер и руки!.. Или может? Светлые звезды, за что же так со мной?! Истечь кровью во дворе собственного дома от собственных галлюцинаций - просто шикарно! Жаль, оценить некому...

Я попыталась позвать на помощь, но из горла вырвался лишь невразумительный тихий хрип. Чувствуя, что теряю сознание, я рывком перевернулась на живот - и утонула в разбавленной алыми вспышками боли темноте беспамятства.

* * *

  • Перестань скрежетать зубами, выпадут раньше времени! - недовольно бросила Алёна, склонившись надо мной.
  • Больно! - огрызнулась я, чувствуя, как по примороженным конечностям разливается тепло - результат благотворного влияния пышущей жаром печи и какой-то редкостной гадости, насильно влитой в меня вампиром.
  • Ясен пень, - невозмутимо отозвалась знахарка. - А ты чего хотела? Как-никак не по шелку гладью вышиваю! Къятт, дай ей еще отвара...
  • Да идите вы оба... лесом! - чуть не взвыла я, быстро пробормотала Обезболивающий Наговор - в который уже раз! - и уже спокойнее добавила: - Методы у тебя дикие!
  • Какие уж есть, - откликнулась Алёна, деловито накладывая на мой только что заштопанный бок повязку.
  • Магией и надежнее, и быстрее, и не больно! - продолжала ныть я, получая странное наслаждение от созерцания недовольных знахарки и вампира. А вот и не сделаете ничего, я - больная, а значит, мне по определению капризничать положено...
  • Ты где так умудрилась? - вздохнул Къятт, впихивая мне в руки кружку с принесенным Алёной зельем. - Когда я уходил, вроде все в порядке было!
  • А никак! Это все видения...
  • Видения неспособны переломать кости и распороть бок, - ехидно заметила знахарка, чуть ли не силой заставляя меня выпить горькое содержимое кружки.
  • Ты права, - откашлявшись и одарив ее не слишком дружелюбным взглядом, ответила я. - Это моя шизофрения!
  • Дело поправимое, - хмыкнула девушка. - Желтый дом скорби и не такое лечит...
  • Уверяю тебя, такое даже целителю-архимагу не по плечу, - устало вздохнула я, одновременно пытаясь осмыслить, а что, собственно говоря, являет собою это загадочное «такое».

Видения... Видения - это ерунда, когда умеешь их контролировать и отделять от реальной жизни. Я умею. Вернее, до сегодняшнего дня думала так. А оказалось, что ни лешего я не знаю и не могу! Нет, это определенно было видением! Но не того, что лишь будет, а того, что уже происходит.

Вот тут и начинались вопросы... И первый из них - а такое вообще возможно? Теоретически - да, но для этого требуется особый ритуал, несколько опытных магов и настроенный на направляющего человек, готовый принять в свое тело его сознание - призывающий. И не столько принять, сколько отдать управление собой чужому разуму. Для чего это нужно? Да хотя бы для помощи тому, кто в ней нуждается. Так маги могли приходить на подмогу воинам, оказавшимся в плачевном положении. При этом не требовалось тратить время на перемещения. Схема проста, как все гениальное: приходит вызов - строится Круг Слияния - призывающий получает помощь. Или, как еще один пример, Слияние использовали для прямой передачи информации. То есть разведчику не нужно пересылать сообщений, которые могут перехватить, - он лишь внимательно слушает, позволяя услышать и связанному с ним магу. Но все это уже неактуально. Подобные Слияния проводили в столь давние времена, что упоминания о ритуале остались лишь в немногих книгах, кои мне посчастливилось читать. Объясняется это тем, что, во-первых, Слияние - дело не одного или двух часов, а многомесячного упорного труда, когда происходило привыкание, установление связи призывающего-направляющего, а во-вторых, если есть действие, то будет и противодействие - контрзаклинания, рушащие связь, оказались весьма эффективными и простыми в применении. Однако все, что произошло, очень живо напомнило мне Слияние. Вот только не помню, когда это я стала направляющей и кем является мой призывающий! Я, конечно, порой страдаю приступами «девичьей памяти», но не до такой же степени!

  • Готово! - постановила Алёна с удовлетворением на славу поработавшего человека. - Теперь поспи, во сне силы восстанавливаются...
  • Не хочу я спать! - из внезапно и не к месту проснувшейся вредности проворчала я. - Мне надо... ой...
  • И я говорю, что надо, - ласково пропела знахарка, укрывая меня одеялом и победно улыбаясь.

Ну я ей еще припомню, как больных сонным отваром опаивать!..

Как-нибудь потом... не сейчас... может... быть...

* * *

Странно, но порой и мне снятся приятные сны. Видимо, для разнообразия. На сей раз сон был условно приятным. То, что рядом, держа меня за руку, с растерянным видом сидел Мирощ мне невероятно нравилось, и если бы не слова, что он тихо произносил... Суть речи сводилась к тому, что я способна найти неприятности даже сидя за печкой. Недовольно поморщившись - в конце концов, это же мой сон! - я перевернулась на другой бок. Картинка, к моему огорчению, исчезла, сменившись видом светлых досок, зато звук остался. Какой-то неправильный сон, решила я, переворачиваясь обратно. Поймала теплую улыбку и пропала...

  • Что ты здесь делаешь?! - выдохнула я, когда наконец-то нашла в себе силы отцепиться от жениха, оказавшегося вполне материальным.
  • Ты не поверишь... Сижу! - вновь улыбнулся он.
  • А, - покивала я, незаметно потирая возмущенные слишком активным поведением ребра, - отлично, но не мог бы ты сидеть не на моей ноге?

Полюбовавшись на подскочившего парня, я снова опустилась на подушки и выжидательно на него уставилась.

  • Мы вообще-то целителя искали... а нашли тебя, - устав играть в переглядки, сдался Мирош. Пододвинул стул и, оседлав его, строго воззрился на меня: - И теперь меня мучает один вопрос... Какого лешего, любимая моя, здесь делаешь ты?!

Ой, они изволят гневаться! Все добрые и светлые чувства, проснувшиеся было в душе, сладко зевнули и вновь свернулись калачиком, основательно придавив протестующую совесть.

  • Ты не поверишь, любимый... Лежу! - отплатила той же монетой я.
  • Верю! Причем с разорванным боком и переломанными костями... - нахмурился Мирослав. - Я же просил тебя ни во что не ввязываться!
  • Я не ввязывалась! - возмутилась я. - Тихо-мирно жила, никого не трогала... Я не виновата, что мои видения окончательно спятили!
  • И ведь, заметь, не врет, что странно! - послышался от двери полный плохо скрытого ехидства голос.
  • Хоть ты и зараза, Мителлиус, но я тоже тебя люблю, - фыркнула я, разглядев ухмыляющегося мага.
  • Что ты имел в виду? - вздохнул Мирощ понимая, что от меня все равно больше ничего не добьется.
  • Про Слияние слышала? - хмыкнул Мит, усаживаясь на другой стул. - Так вот, не знаю, как уж так получилось, но ты была направляющей, а Мирослав - призывающим... Хотя чему я удивляюсь, вы вообще на редкость странная парочка, ничего нормального в вас я пока что не увидел!
  • Так это тебя то чудище убить пыталось?! - охнула я, резко сев на постели и вцепившись в Мирослава.
  • Так это ты с той тварью расправилась?! - одновременно со мной воскликнул он, смотря на меня со смесью ужаса и восхищения.
  • Леший, - вздохнула я, с тоской глядя на Мита. - И кто это может объяснить?
  • На меня даже не надейся, я в обережниках не разбираюсь, - замотал головой он. - Респота спроси, а еще лучше - Владыку россов, наверняка много интересного узнаешь...
  • Не сомневаюсь, - мрачно улыбнулась я, про себя поминая Реан’аттара не самым ласковым словом. - Узнаю. Если кое-кто вообще пожелает со мной разговаривать...

В последнее время Его Безупречнейшая Неотразимость чересчур часто удостаивал меня чести лицезреть свою сиятельную особу, слава всему, исключительно во сне - и все для того, чтобы уговорить найти Светоч, стать тем, кем должна быть и этим исчерпать все сыплющиеся на меня неприятности. Если в чем ему и нет равных - так это в наивности... или

в коварстве. По отношению ко мне. Стоит ли решать одни проблемы путем приобретения других, более серьезных? Что же касается обмена информацией - готова спорить на что угодно, что Владыка скорее согласится жить в нашем грешном мире, чем рассказать все начистоту. То ли это особенность такая расовая, то ли прогрессирующая паранойя - кто знает? Хотя я склонна считать, что загадочные недомолвки Реан’аттара - всего-навсего простое проявление врожденной вредности. В этом случае куда предпочтительнее пресловутая паршивая овца, с которой, как известно, хоть шерсти клок, в отличие от мудрого и совершенного (в своем эгоизме) Владыки россов.

На этой печальной ноте дверь в комнату вновь распахнулась, являя сияющего Фотия.

  • Еще один! - изумленно выдохнула я вместо приветствия. - А вот теперь живо отвечайте, что вы все забыли в Берендеевом Царстве?

Мальчики скромно опустили глаза и неловко замолчали, после чего поведали очень занимательную историю...

Послеобеденное солнышко низко висело над горизонтом, намекая на скорые сумерки. Крепчающий морозец озорно щипал щеки и нос, дыхание серебристым инеем оседало на воротнике длинной куртки. Ветра, зло колющего лицо и пробирающегося под самую теплую одежду, не было. Сотканный зимушкой-искусницей снежный ковер искрился на солнце подобно ограненным алмазам - глаз не отвести.

Так здорово просто стоять, облокотившись на забор, и ни о чем не думать... Конечно, Алёна возмутилась, увидев, что я без ее ведома встала с постели, но знахарку успокоил Мит, заверив, что подлечил меня - в меру своих возможностей, естественно. Не спорю, возможности у мага были потрясающие, зато знания явно хромали, так что мое полное выздоровление стало результатом нашей совместной работы: я подсказывала заклинания и методы лечения, Мит щедро делился силой, после чего заявил, что быть бойцом намного проще, чем целителем.

  • Я рад, что тебе здесь нравится, - тихо сказал Мирослав.
  • Нравится, - кивнула я, умолчав о том, что дома было бы лучше. Но, видимо, в глазах сия мысль все же мелькнула, потому как Мирош покаянно вздохнул:
  • Это моя вина, что Рэнт до сих пор на свободе... Каждый раз, когда мне казалось, что он у меня в руках, ему удавалось уйти!
  • Ну и леший с ним! Свое он уже получил...
  • Видимо, нет, если осмелился вновь взяться за старое! - неодобрительно покосился на меня жених.

И я впервые заметила, что на его левом виске, теряясь в волосах, извивается тонкая полоска шрама... Совсем свежего, надежно скрытого до этого момента отросшими прядями. А под глазами залегли тени, да и в самой синеве затаилась усталость.

  • Мирош, - схватила его за руки я, повинуясь внезапному порыву, - давай вернемся домой, пожалуйста! Забудем все, что было раньше! Не будет ни времени, ни расстояний, ни опасностей, ничего, кроме нас!.. Мне страшно...

Мне и в самом деле стало страшно - что если мы сейчас расцепим руки, отведем взгляды, то навсегда потеряем друг друга. Детский, панический, необъяснимый страх, который я оказалась не в силах побороть...

А он не заметил. Не понял. Обнял, как маленькую, и терпеливо начал объяснять:

  • Я больше всего на свете хочу этого. И очень скоро, обещаю, так и будет. Просто сейчас это невозможно. Пока Рэнт на воле, я не смогу поручиться за твою безопасность, и...
  • Да выкинь ты из головы этого ненормального! - выкрикнула я, вырываясь и уже не вполне себя контролируя. - Не стоит он того!
  • Позволь мне самому решать, кто и чего стоит! - отрезал Мирош, мрачнея.
  • Отлично, - сквозь зубы процедила я, замирая, хотя больше всего хотелось устроить небольшое землетрясение вкупе с ураганом и наводнением. Или, что больше бы соответствовало погоде, снежную бурю. - Решай. Только ответь на один вопрос!
  • На какой? - устало, как на неразумного ребенка, посмотрел на меня Мирослав. Даже так? Не буду разочаровывать! А потому с вызовом бросила:
  • Чего стою я?
  • Ярослава, что ты имеешь в виду? - слегка растерялся он.
  • Лишь то, что уже сказала, - пожала плечами я. - Ответь! Чего, по-твоему, стою я?

Назови мою цену, раз ты столь уверенно говоришь о своем праве решать такие вопросы!..

  • Я могу сейчас сказать что угодно, - медленно проговорил Мирош, - но больше своей жизни дать все равно не смогу...
  • Ну так и дай! - всхлипнула я, судорожно вцепившись в его плечи. - Жизнь, а не смерть! Неужели так трудно?!
  • Ты преувеличиваешь!
  • О да! Конечно! Сколько у тебя было шансов выжить, если бы не случившаяся с нами странность? Нет, ответь мне! С переломанными костями, разорванным боком и размозженной головой!.. Не отводи взгляд! Посмотри мне в глаза и скажи: сколько?!

Землю все-таки ощутимо тряхнуло. Испуганно ойкнул домовой, по привычке подслушивающий под дверью. Г де-то взвыла собака. Ее истерическое послание подхватили другие, и началось в деревне веселье...

Это меня и остановило. Судорожно вздохнув, я спрятала лицо в ладонях и попыталась успокоиться. В том состоянии, до коего меня довел мой драгоценный, я могла бы разнести все вокруг в радиусе нескольких верст и не заметить.

Поистине, любовь - страшная сила! Ее бы да в мирных целях...

  • Я же ради тебя... - прошептал Мирош, положив руки мне на плечи.
  • Ради меня возвращайся в Старгост, - через силу ответила я, мучительно приходя в себя. Призванная, но не нашедшая выхода сила разочарованно кипела в душе, неохотно подчиняясь воле.
  • А ты? - рискнул спросить Мирош, словно боясь, что я вновь буду доказывать необходимость вернуться с ним. Я резко убрала ладони от лица и задумчиво на него посмотрела. Легко, едва касаясь, провела кончиками пальцев по шраму, стирая его, и вздохнула.
  • Мне лучше остаться, - наконец произнесла я, хотя хотелось сказать совсем другие слова.
  • Лучше? Для кого?
  • В первую очередь - для тебя, - невесело улыбнулась я. - Поступай как знаешь. Я люблю тебя и верю тебе. Хотя порой и не понимаю...

Сила вихрем кружила в самом сердце, требуя выпустить ее, и я позволила, немного усмирив и смягчив ее воздействие. В результате ясное небо затянули белые тучи, и из них посыпались невесомые хлопья снега.

Летом бы разразилась гроза, - рассеянно подумала я, ловя ладонью крупные снежинки.

  • Пойдем в дом, любимая, - предложил Мирош, вновь привлекая меня к себе - видимо, принял магическую дрожь за обычный озноб. Нет, так я вообще раскисну и разревусь! - Ты замерзла...
  • В день, когда это произойдет, меня с позором выгонят из магов, - отстранившись, усмехнулась я и зачерпнула полную горсть снега. Холод освежал, разгоняя мрачные, тяжелые мысли, зато медленно тающий в руках белый ком навевал другие, не отмеченные особой серьезностью и занудностью. - О, а вы, ваше высочество, что-то слегка посинели... Не по нраву вам морозы?
  • А что в них хорошего? - пожал плечами Мирослав. - Снега по колено, ветер за шиворот задувает... Холодно!
  • Ну так это не проблема! Я с радостью помогу тебе согреться! - пакостливо прищурилась я и, пока Мирош не успел ничего понять, бросила в него снежок и, крикнув: - Догоняй! - понеслась к калитке.

Несколько мгновений царила изумленная тишина, а потом послышался топот погони и заманчивое обещание превратить меня в снеговика. Только сказать было легче, чем сделать. Несмотря на все уговоры Мирослава стоять смирно и не дергаться, пока из меня создают шедевр снежной скульптуры, я бегала по улице, хохотала и уворачивалась от щедро бросаемых снежков, не забывая устраивать ответный обстрел.

Много позже, устало прислонившись к забору, я толкнула Мироша, более всего сейчас напоминающего снежного человека, в бок:

  • Я тебе как снеговик снеговику говорю... Зима - чудесное время года!
  • Полностью с тобой согласен, - усмехнулся он, с грустью обозрел свои заснеженные брюки и, неожиданно выкрикнув: - Попалась! - схватил меня в охапку, закружил и уронил в пушистый сугроб, в коий я провалилась с головой, как в глубокий омут...

Коварный, расчетливый, хитрый, мстительный тип! Ну, сейчас я ему покажу, где раки зимуют! Вернее, как!..

В самый разгар обоюдного утопления в сугробах откуда-то сверху раздался задумчивый глас магистра Аверона:

  • Чем бы дети не тешились, лишь бы деревню с землей не сровняли! - после чего маг активно включился в потеху, азартно улепетывая от нас по заснеженной улице, то и дело проваливаясь в сугробы и зовя на помощь удобно угнездившегося на соседских воротах внезапно оглохшего Къятта, с интересом наблюдающего за весельем.

Вскоре мне стало жаль бедного вампира, рискующего от хохота надорвать живот. Одно легкое движение рукой - и Къятт сверзился в нашу куча-малу, став новым и наиболее перспективным кандидатом на роль снеговика...

Из Матрениных ворот неспешно выплыла небезызвестная коза, обвела нашу теплую компанию презрительным взглядом и, решив для себя непростую дилемму, с разгону влетела в хохочущий и визжащий ком, предлагая новую забаву - «забодай всех вас коза».

  • Ей, наверное, козел нужен! - весело прокричал Фотий, повиснув на заборе.
  • А я что, так на него похожа?! - взвыла я, прибавляя скорости, ибо сейчас коза с истинным упрямством своего рогатого племени гонялась именно за мной.
  • Ну просто одно лицо... пардон, сударыня, морда! - заржал Мит, мимо которого я только что пробежала.
  • Ах так! - разозлилась я, резко останавливаясь. Изумленная коза, не успев сманеврировать, пронеслась дальше, а побледневший Мит только и успел пролепетать:
  • О нет! - после чего серенький козлик с одним рогом привлек нездоровое внимание такой же однорогой козы.
  • Ставлю на Мита! - азартно сверкнул глазами вампир.
  • А я - на козу! - хмыкнул Мирослав.

Я высказаться не успела, зато успела забраться на забор и ничуть о том не пожалела, ибо все ставки вмиг стали неактуальны - обиженный маг неожиданно принял сторону хитрой бестии, и теперь уже два представителя мелкой рогатой пакости гоняли по улице отчаянно верещащего вампира и громко обещающего лишить кое-кого премиальных принца - под дружный хохот невесты и советника последнего.