Мне вдруг стало так жалко Арминеля, что, оглядев свои владения, я не нашла ничего лучше, чем пригласить его к столу.

 

  • Не желаете выпить чаю?
  • С большим удовольствием, - довольно оживленно отозвался Арминель и тотчас прошел к столу. Размышляя, а не поторопилась ли я с приглашением, позвонила в колокольчик и попросила у заглянувшей Чери все необходимое для чая.

Она сделала большие глаза, указывая на учителя, скривилась и ушла.

Пока моя помощница бегала за кипятком, я выложила купленные сладости на блюдо и придвинула их Арминелю.

  • Угощайтесь... - И сама принялась готовить для заварки посуду и чай.

Вежливо переговариваясь и не затрагивая скользких тем, типа нашей вчерашней безумной прогулки, перекусили и расстались вполне мирно - я бы даже сказала, по-доброму.

Чериэльке, чуть позже заглянувшей ко мне, чтоб помочь убраться, пояснила:

  • У него проблемы в семье, какая-то трагедия. Мне хотелось хоть как-то помочь...
  • А... я-то подумала, что ты его сладостями подкупаешь.

От подобной версии, уставившись на подругу, я аж

закашлялась. Но, вздохнув, покачала головой и устало отозвалась:

  • Главное, чтобы он так не подумал.

Следующее утро отличалось от предыдущего только тем, что, зачитавшись вечером, я проспала подъем и уже не успевала ничего, кроме как умыться и одеться.

Г де-то у входа ворчала Чериэль, которая второй раз за утро притащила мне кипяток для чая, и он не пригодился.

  • Прости, прости... я не буду завтракать... - на ходу натягивая одежду, отвечала я. - Занятие у Арминеля, он же не простит опоздание...

Ругаясь про себя, я торопливо натягивала и зашнуровывала высокие изящные ботинки на небольшом каблучке и так же поспешно застегивала плащ. Несмотря на скорый отъезд, Арминель сегодня до обеда будет проводить занятия,

возможно, придется выйти на улицу, под дождь. Видимо,из природной вредности, - я не знаю, чем еще можно объяснить подобное, - он никогда заранее не предупреждал, о каком занятии идет речь, о теории или практике.

Я давно для себя отметила, что Армии блестяще образован, очень самоуверен и ужасно нетерпим к тем, кто не мог думать так же ясно и логично, как он. Это было совсем не по- эльфийски, где воспитанием требовалось относиться к собеседнику мягко и тактично, не указывая на ошибки.

Так что, готовая ко всему, прихватив свои принадлежности для письма, я вышла в коридор. Почти бегом добралась до лестницы,и вдруг... ноги поехали вперед, и, выронив сундучок, я нелепо плюхнулась на пятую точку. Недоумевая, на чем я могла так поскользнуться, подняла и вблизи рассмотрела отбитую при падении ладонь - она вся была в масле.

Кто же натворил такое посередине коридора? Я попыталась подняться, но опереться не на что... все скользило, я вновь упала на пол.

И уже оттуда растерянно огляделась.

Тут у начала лестницы появилось мое «любимое» трио - Микланель в серебристом плаще и две ее хихикающие брюнетки, которые ходили следом, как мелкие песики на поводке.

Если эти две эльфиечкщимен которых я не знала, просто насмехались над моим положением,то от взгляда блондинки меня просто передернуло.

Что за ненависть... откуда? Она никогда не упускала случая оскорбить или задеть. Я не могла понять, почему Микланель выбрала в противники и объект насмешек именно меня. Вариант насчет учителя теперь показался мне слишком наивным для такого накала ненависти.

Мама однажды сказала, что такие, как она, очень несчастны и единственный способ чувствовать себя лучше - это сделать несчастными других. Мама как всегда права. Я тяжело вздохнула.

- Совсем обнаглела... - сурово качая головой, оценила мое положение Микланель, обращаясь к подругам. Потом, барабаня пальцами по перилам, насмешливо поинтересовалась: - Вина перепила, и ноги не держат? Ну ты и штучка... позор академии... хотя для вашего рода это нормально.

Я озадаченно посмотрела на белокурую эльфийку, получается, разлитое масло ее рук дело? Вновь безуспешно попыталась подняться. Но вдруг ощутила, что позади кто-то стоит. Достаточно близко, чтоб услышать дыхание и заставить покалывать мою спину, как бывает при пристальном взгляде.

Я резко обернулась.

За мной стоял Арминель. Судя по прищуренным глазам, злой, как стая голодных волков.

Непонятно как, минуя лестницу, он тут очутился. Судя по виду, возник прямо с улицы. Плечи его серого плаща были усеяны дождевыми каплями. В тусклом свете окна, в котором было видно только укрытое тучами небо, они скатывались на каменные плиты пола, образуя крошечные лужи.

Мое лицо запылало, когда до меня дошло, как только что я в его глазах нелепо выглядела: падающей,и крутящейся, а теперь ещё и сидящей на полу как недотепа.

Ну вот, представляю, чего он сейчас мне наговорит. Да еще при Микланель. Раздраженный взгляд учителя стал ещё тяжелее, а губы недовольно сжались в тонкую линию.

Я резко отвернулась, морально готовясь отражать второе нападение.

Но даже не могла представить, что случится дальше.

Лестничные ступени, на которых стояли подруги, вдруг выровнялись и превратились в крутой гладкий склон. Все масло с пола, как по команде, стекло им под ноги, и они, не удержавшись, с криком полетели вниз, падая и кувыркаясь.

Я так и застыла с открытым ртом. Судя по стонам, девушки на скорости влетели в мраморную стену площадки, между лестничными маршами первого и второго этажей. Горка тут же превратилась в нормальную лестницу. Кроме стонов, больше ничего не напоминало о случившемся.

Арминель молча подал мне руку, но, не желая испачкать его маслом, я покачала головой. Тем не менее, когда я не приняла помощь и не взялась за его ладонь, учитель сам подхватил меня и поставил на ноги, словно я ничего не весила.

Я шагнула к лестнице. Возможно, им нужна помощь...

  • Как вы? Позвать целителей? - озадаченно оглядывая кряхтящую и стонущую троицу, спросила я.
  • Я не терплю слабости: ни чужой, ни своей! - поднимаясь с пола, сурово заявила Микланель, одарив меня презрительным взглядом. Что само по себе было забавно, если учесть ее разбитый нос и измазанную маслом одежду. Жалкий вид, не совпадавший со столь суровой принципиальностью в голосе, смешил.

Увидев Арминеля, девчонки, как по команде, разревелись.

Справившись с гневом, он бесстрастно произнес:

  • Что у вас тут происходит?

Всхлипывая, они стали жаловаться на мои проделки.

  • Посмотрите, что она с нами сделала... - всхлипывала Микланель, ее карманные брюнетки кивали, жалобно вытирая слезы, а они у них точно были натуральными, еще бы - так грохнуться об стенку.

С горечью усмехнулась. Хотя было уже не смешно. Я сотню раз была в подобной ситуации, когда меня, на самом деле пострадавшую от чьих-то козней, несправедливо в них обвиняли. Только тогда, в дикой глуши, никто не ждал справедливости от рабовладельцев. И главное, за моей спиной стеной стояли Лео и Дик, которые точно знали, кто виноват. Для меня они всегда были защитой и опорой.

Теперь же я была совсем одна и не знала, чего ждать от учителя боевой магии. Готовая ко всему, молча повернулась к Арминелю, равнодушно ожидая его слов.

Сначала, посмотрев на меня, он покачал головой так, будто у него запершило в горле. Но, когда он повернулся к девушкам, я увидела, как уголки губ боевого мага слегка дрогнули в сардонической улыбке, и он тут же отвесил легкий поклон эльфийкам.

  • Давно не был в театре. Спасибо за представление. А теперь марш к Смотрителю писать объяснительные. Только начинайте с момента покупки пыльной бомбы. И не лгать! - Это было сказано под магическим приказом. Что само по себе удивительно: эльфы считают использование магического принуждения недопустимым. - Все понятно? Идите и скажите Смотрителю, что вас прислал я. Позже проверю, что вы написали.

Я взглянула на учителя с толикой недоверия, но он смотрел поверх лиц, больше никак не выказывая своих эмоций, будто ему все равно.

И то радость, хоть меня не обвинил.

Но Микланель громко возмутилась:

  • Учитель, но почему вы защищаете ее? Вы же ничего о ней не знаете! - раздражение окрасило ее голос противными нотками.

Я распахнула глаза, как фарфоровая кукла. А что учитель может знать или не знать, если я сама понятия не имею, с чего она на меня взъелась?

  • О чем вы? - голос учителя прозвучал холодно и зловеще.
  • Я кое-что знаю о ней! - гордо заявила моя противница.

Я усмехнулась и покачала головой. Чего ж такого она знает обо мне, чего не знаю я? Но даже если блондиночка блефует, то делает это поистине блестяще. В ее глазах не было страха, сомнения - была лишь уверенность, что ее послушают и подчинятся.

  • Я тебя слушаю, Микла,и без предисловий, пожалуйста! - Учителю явно надоела эта перепалка.
  • Я знаю, что у нее папа - дракон! - гордо произнесла она и

уставилась на меня с ненавистью. Карманные брюнеточки, демонстрируя потрясение, одновременно переглянулись и закрыли ладонями рты.

Я замерла в шоке, не зная, как реагировать.

Приказать им всем забыть?

Однако учитель всего лишь презрительно скривился, словно одна мысль об этом вызывала на его тонком, благородном эльфийском лице гримасу брезгливости.

  • К чему эта клевета, Микланель? Пока ты не предоставишь доказательств, а их быть не может, Айон происходит из знатного благородного эльфийского семейства, и столь откровенная ложь, в первую очередь, очерняет тебя. Это раз. И второе, сегодня же напишешь на мое имя официальное извинение, которое я покажу всем. Так как подобные глупости необходимо пресекать на корню. Тебе понятно?

Блондинка с раздражением кивнула и с ненавистью посмотрела на меня.

Все ещё находясь в очень неприятном состоянии, я всего лишь пожала плечами в ответ. Кажется, в этой ситуации промолчать - единственно правильное решение.

  • Девушки,торопитесь... Через час я прибуду в кабинет Смотрителя,и мы с ним обсудим ваши объяснительные! Не надейтесь, улизнуть от наказания не получится. Еще нечто подобное, и я тотчас отчислю вас с направления «Эльфийских боевых искусств». Будете изучать стихи и поэзию, раз с заклинаниями не умеете обращаться! - сухо добавил он.

О, оказывается, он не просто учитель, а просмотритель, раз может их отчислить с направления.

  • Но это не мы обрушили лестницу, - вдруг подала голос одна их брюнеток.
  • И не вы подкинули под ноги шар с заклинаниями в лесу? И не вы достали и использовали пылевую бомбу в апартаментах Айонель? Да? Признавайтесь! - справившись с гневом, бесстрастно произнес оц. И вновь в последнее слово он вложил приказ. Это уже нарушение всех моральных эльфийских норм.
  • Мы...
  • Тогда идите и напишите это у Смотрителя! - сурово подвел итог учитель.

Девушки, раздраженно оглядываясь на Армина, с опаской спустились по лестничному маршу вниз.

Ладно. Он ведь ничего плохого не делал, только заставил их признаться. Я вздохнула и решила вернуться к себе. Вся одежда в масле, надо переодеться. Но, сделав шаг, почувствовала, что ноги все ещё скользят.

  • Девушки-помощницы!

Отзываясь на приказ учителя, в коридоре показались служанки.

  • Девушки, ученицы пролили на пол масло, уберите здесь и на лестнице.

Девушки в голубых пелеринках поклонились и тут же приступили к уборке, но Арминель продолжал раздавать приказы:

  • Чериэль, вы следуете за мной.

Перепуганная девушка нервно кивнула. Тут он подхватил меня на руки и понес.

Быстро добравшись до моей двери, приказал открыть ее, поставил меня на пол у входа и сухо добавил:

  • Отмойте и переоденьте госпожу. Ей ещё ца урок надо успеть... - И ушел так быстро, что поблагодарить я не успела.

Выглянув за дверь, озадаченно посмотрела ему вслед. Почему я могу понять каждого, кроме этого странного эльфа?

  • Ну что мне с тобой делать? - вздохнула Чери. Все еще под впечатлением, я задумчиво пожала плечами и прошептала, глядя в опустевший коридор:
  • Понятия не имею!

ГЛАВА семнадцатая

Любовь может изменить человека до неузнаваемости. Теренций

Игнир

Единственный на сегодня урок был у первогодок.

В то же мгновение, как дверь открылась, на меня уставилась полсотни девичьих глаз. Учениц на моих уроках все прибывало...

Комната для теории была длинная и просторная, с картинами на стенах и полной мягких диванов, расположенных в ряд. На каждом с серьезным видом и аккуратно сложенными на коленях руками сидела эльфийка-подросток.

Наверно, это мое наказание, я так их всегда ненавидел... И вот...

Я сухо приветствовал девушек, но Айон среди них не оказалось. Очень надеюсь, что, открыв для себя удобный выход, она просто с утра пораньше сбежала к братьям.

Приказав девицам систематизировать пройденные заклинания на листках,торопливо вышел на улицу.

Теперь я постоянно опасался, что темные в любой момент могут ее похитить. Я мог оправдать свое беспокойство тем, что в последнее время почти не спал и не ел,и это обстоятельство в сочетании с остальными проблемами повредило мой разум. Но это ложь. У темных нет привычки с кем-то считаться. Они могут прийти и забрать ее, если Светлые не подсуетятся. Или я.

Второй день лил дождь, земля окончательно раскисла, и все население академии сидело внутри, так что шанса, что мне во дворе помешают, почти не было. Единственно, что раздражало, - при моем появлении Айонель, которая и так подозрительно на меня смотрит, возмутится, что я за ней слежу.

Проклятие! Это, конечно, мой промах. Я не привык ни в чем себе отказывать и всегда твердо знал, что мне подходит только одна тактика - пойди и возьми. Но позавчера за ужином она не сработала. Вино придало безрассудства, усталость подточила терпение,и я решил сам взять, что мне нужно. Но все свелось к тому, что доверие, что едва зародившееся между нами, было мгновенно потеряно.

С драконницей это не работает, тогда встает вопрос, а что дальше делать?

Я раскинул поисковую сеть, вылавливая свечение Айонель, и с удивлением заметил, что она ещё в ученическом корпусе. Открыв сферу, перенесся на ее этаж.

И вовремя.

Подстроив ловушку, ее задирали глупые эльфийки.

Выглядело это, словно свора мелких шавок треплет медведя.

Мою помощь она встретила с еще большей настороженностью, чем атаки девчонок. Айонель, прищурившись, измерила меня напряженным взглядом и окончательно закрылась ледяной броней. Я тоже не поверил в ее «вчерашний чай», с ее стороны это было не примирение, а всего лишь попытка оставить разрушенные мною отношения в вежливой плоскости.

- Итак... что здесь происходит? - сухо произнес я, заранее зная, что и кто скажет. Девицы, как водится у таких, тут же во всем обвинили драконницу.

В общем, этим девчонкам очень повезло. Я всего лишь пошутил, буквально спустив их с лестницы, и отправил к Смотрителю писать пояснительные.

Вместо того чтобы порадоваться поражению врага, едва встала на ноги, Айонель кинулась на помощь нахальным девицам. И, несмотря на мои попытки ее защитить, каждый мой шаг сопровождал ее настороженный взгляд из-под густых ресниц - обжигающихдемных глаз, наблюдавших за мной с тревожной напряженностью.

Сотню раз видел этот взгляд в академии, но тогда мне хотелось сделать ей ещё больнее. Теперь же внезапно почувствовал, что от гнева и боли вдруг стало трудно дышать.

И я не мог объяснить причину подобного даже самому себе. И гневался сейчас отнюдь не на глупых девчонок. Этот ее напряженный, я бы добавил, затравленный взгляд - моя вина... От этого стало еще хуже.

Дыхание сбилось, я сжал челюсти ещё крепче, сдерживая стон. Прикрыв глаза, привычно боролся с накатывающей темнотой, которая угрожала раздавить...

Эльфийская девчонка закричала, что папа Айон - дракон. Интересно, откуда столь важные вести? Я повернулся к побледневшей Айонель, услышав об отце, - она по-настоящему испугалась. И теперь смотрела на меня с ужасом.

В любом случае, первым делом я оборвал болтушку:

  • К чему эта клевета, Микланель? Пока ты не предоставишь доказательств, а их быть не может, Айон происходит из знатного благородного эльфийского семейства, столь откровенная ложь в первую очередь очерняет тебя. Это раз. И второе, сегодня же напишешь на мое имя официальное извинение, которое я покажу всем. Так как подобные глупости необходимо пресекать на корню. Тебе понятно?

Выставив девиц, я подхватил Айон на руки, перенес к дверям ее комнаты и приказал служанке:

  • Отмойте и переоденьте госпожу. Ей еще на урок надо успеть... - Айонель взглянула на меня с благодарностью. Наконец-то... Но легче не стало, после ее улыбки мне пришлось противостоять соблазну обнять ее, который в последнее время неотступно был со мной. Так что я поспешил покинуть драконницу, пока ее улыбка вновь не переросла в гнев.

И, как следствие расставания с ней, уже на лестнице на меня упала очередная капля кислоты. Устало посмотрел на висящих надо мной двух пауков.

Они мне дружно улыбнулись!

Я нахмурился, но реагировать не стал - сейчас не самое лучшее время идти у эмоций на поводу. Невидимые сражения с темными здорово подкосили меня. Ко всему на днях гномы прислали сообщение, что частично разграблена одна из моих сокровищниц.

Мне придется прибыть на место и разобраться,и дело совсем не в похищенном золоте, его у меня достаточно, проблема в статусе: никто не может безнаказанно брать МОЕ!

По этой причине в ближайшее время отбывал из академии на неделю.

Мне нужно разыскать грабителей, за которыми - в этом я ни на миг не сомневаюсь! - стоят темные, поскольку из всех моих сокровищниц для разграбления выбрали именно ту, которая ближе всего к владениям короля-дракона, где у тьмы неограниченные возможности.

Я сразу отдал приказ выяснить все по этому делу, воров наказать, золото отобрать и сегодня получил первые отчеты.

Размышляя об этом, миновал коридор ученического корпуса и направился к себе на второй этаж, где по дороге меня окликнул секретарь Смотрителя.

Поклонившись, официальным тоном он сказал:

- Еосподин Арминель! По окончании утренних занятий вам приказано явиться на обед. Еосподин Смотритель отказы не рассматривает. - Еатлинель сухо поклонился, развернулся и ушел.

Темные подери этого Смотрителя! Как не вовремя он вздумал поиграть во властность. Может, сменить его на этом посту?.. Я покачал головой. Не выйдет, пока у меня нет подходящего кандидата на замену, не водружать же академию на себя!

Разрезая кожу клыками и выдирая резцами куски плоти, в ногу вцепилась огромная серая бестия... Я сдержанно выдохнул и сам себе усмехнулся. Да, пауки были лучше. Таща за собой вгрызшуюся в плоть призрачную псину и терпя невыносимую боль в мышцах, медленно поднялся по лестнице.

Темные довели меня до того, что я мысли между собой связать не могу!..

Отбивая одну за другой атаки никому невидимых врагов, за это время настолько изнемог, что иногда хотелось проклясть свое бессмертие. Я жутко устал, вымотался... но больше всего мои силы подсекала мысль, что это мучение будет длиться бесконечно.

В аудитории, где мои прилежные ученицы все ещё спокойно записывали пройденные заклинания, быстро прошел к своему столу.

  • Сдавайте, что успели написать...

Кто-то из девчонок радостно подбежал с листком к моему столу, кто-то заворчал, что ничего не успели. Собака, висевшая на ноге, успела исчезнуть, зато у моего кресла появился огромный волк.

«Проклятье!»

Зверь смотрел на меня так алчно и кровожадно, будто я хорошо прожаренный кусок отбивной. Но не кидался, наслаждаясь моим бессильным бешенством. Эти темные - такие извращенцы...

Эльфийки, решив, что мой гнев относится к ним, сразу примолкли и быстро принесли недописанные листочки.

  • Эти данные мне нужны, чтобы скорректировать ваше дальнейшее обучение, - произнес я как можно спокойнее, хотя волк уже начал движение в мою сторону. - Кто все сдал, может идти на обед...

Радуясь досрочному отдыху, девчонки, похватав сундучки с письменными принадлежностями, стремительно скрылись с моих глаз. Я захлопнул магией дверь и развернулся к зверю.

  • Итак, чего вам надо?

Волк сел и, вытянув морду вперед, жадно сверкая глазами, произнес:

  • Отдай мне драконницу и... приди к нам на поклон!

Я громко расхохотался:

  • К кому на поклон? К дохлым каменным глупцам?! Не дождетесь!

Через десять минут я шагал через богато обставленные покои Смотрителя в главную столовую, где проходил большой академический обед, на котором, по словам секретаря, решались все важные вопросы или обсуждались проблемы академии. На нем я присутствовал впервые за полтора месяца работы здесь.

Как и ожидалось, в компании Смотрителя собрался весь цвет учебного заведения для девушек. Вокруг стола сидели разновозрастные фигуры, облаченные в зеленые эльфийские балахоны. Большую часть присутствующих я не знал, меньшую, кажется, уже где-то видел.

  • Приветствую тебя, молодой маг, - покровительственно произнес совсем ещё не пожилой Смотритель, солидный темноволосый эльф в балахоне с богатой окантовкой. На мой взгляд, ему не больше четырех сотен лет. Молокосос! Я насмешливо улыбнулся. Кое-кто тут в мудрых старцев заигрался.
  • Рад видеть вас, Смотритель.

Пользуясь, что ещё не все прибыли, а у эльфов опоздавших ждать не принято, я сел рядом с ним. Где-то под потолком носился ворон, но полусветлое окружение не давало ему на меня сесть и спокойно насладиться кровавой трапезой. Что откровенно радовало: мне в достатке хватило челюстей взбешенного волка по дороге сюда.

С дальнего угла стола послышался девичий шепот:

  • Кто этот молодой эксцентричный учитель? Почему он сел на место рядом со Смотрителем?

В ответ ее собеседница сдавленно хихикнула.

Я рассмотрел молодых учитёльниц с затейливо уложенными на голове белыми косами. Как я понял, это преподаватели эльфийской поэзии. Видимо, очень востребованный предмет, раз столько учителей.

Поймав взгляд самой говорливой из них, я галантно поклонился, злорадно наблюдая, как сплетницы, сначала одна, потом вторая, покраснели и потупились.

  • Ради Света, голубчик! Вы же здесь никого не знаете! Давайте, я познакомлю вас с нашими педагогами... - Заметив мой взгляд, попытался быть вежливым Смотритель.

Мне заранее было скучно, но я равнодушно кивнул.

  • Оставьте это на потом, господин Смотритель! - сухо произнес пожилой эльф величавой наружности в традиционном эльфийском костюме. По-видимому, ему не понравилось, что какой-то наглый новичок сел рядом со Смотрителем.

Я холодно ему улыбнулся. Но древний эльф меня проигнорировал. Вместо этого он обратился к Смотрителю:

  • Вы помните? Мы хотели поговорить с просмотрителем направления боевых искусств. У нас через месяц, на празднике Первогодок, соревнования с военной академией, - продолжил недовольный и на самом деле старый эльф.
  • Да-да, конечно, я хотел поговорить с ним, но для этого стоило подобрать более удобный момент, Соломир, а не первый обед в нашей компании, - с досадой на слова старца отозвался Смотритель.
  • Я вообще не понимаю, как новичка со стороны могли поставить просмотрителем? - оскорбленно отозвался тощий незнакомец с большим медным кулоном на груди.
  • Этот вопрос совсем не твоей компетенции, Вариель, - грубо отрезал руководитель академии. - Я понимаю твое возмущение,ты, конечно,имеешь опыт в боевой магии, а конкретно, в выращивании растений, но это довольно ограниченный раздел строительства. Потому я не мог поставить просмотрителем тебя.

Вариель погладил свое длинное ухо и недовольно отвернулся, чтобы не встречаться со мной взглядом.

Какие интересные тут кипят страсти. Не все так приторно, как первоначально думал я, поступая сюда работать. Да и Смотритель меня приятно удивил. Словно услышав, о чем думаю, он склонился к моему уху и прошептал:

  • А хороших девочек-новичков зря обидели, молодой учитель, их честнейшие и уважаемые семейства расстроятся... Зря вы так с ними.
  • Вы читали их объяснения? - сухо поинтересовался я.

Он отрицательно покачал головой.

  • Это не важно... Девочек не наказывайте. Это МОЯ личная просьба.

Я кивнул.

  • Тогда у меня ответная просьба, - и холодно улыбнулся. - Никогда на меня не давите. Это всегда плохо кончается. Для тех, кто давит, соответственно.

Учителя потрясенно притихли. Вариель злорадно посмотрел на Смотрителя: «Ну, получил?».

В этот момент застывшей тишины вошли служанки, которые разнесли и расставили по столу блюда с угощениями. Я на миг прервался, рассматривая, что там подали, но все же пожалел шокированных учителей и, повернувшись к Смотрителю, продолжил:

  • В остальном... По поводу праздника... я помогу вам, мы достойно к нему подготовимся.
  • Опять танцы с корзиночками? - насмешливо поинтересовался Соломир, принимаясь за трапезу.
  • Нет, думаю, устроим настоящий бой и проверим, кто победит, наши воспитанницы или будущие воины, - равнодушно отозвался я, внимательно рассматривая мясо в своей тарелке.
  • Вы так в себе уверены? - удивленно спросил Соломирель, с раздражением отложив столовый прибор.
  • Да. И в своих ученицах тоже. Насколько я знаю, в военной академии давно не было хороших боевых магов, так что шансов у них изначально нет, - сообщил я и приступил к обеду.
  • Так вы задира, Арминель, - наконец с облегчением в голосе сообщил свои выводы Смотритель, ради сохранения своего лица решив представить мой ответ за шутку.

Но я подобное начинание не поддержал:

  • Ни в коей мере, вы ошибаетесь, Смотритель Ринраель, я никогда задирой не был. И давайте спокойно пообедаем и молча отдадим должное еде.

Кажется, у Смотрителя окончательно испортилось настроение,и пропал аппетит. Он стиснул вилку так, что столовое серебро помялось. Однако сделал еще один шаг навстречу.

  • Ладно, я вам все прошу, если команда девочек первогодок победит на празднике... - в гневе прошипел он.

Я поднял брови: а как же велеречивость, снисходительность, эльфийское благородство? Их даже в его голосе не осталось. Впрочем, для меня это все не важно.

Спокойно доел свое мясо, потом повернул голову к Смотрителю и сказал:

  • Вас кто-то обманул, уважаемый Ринраель. Вам нечего мне прощать,так как я вам ничего не должен, - и лениво улыбнулся, придвигая к себе кубок с вином. - Я просто все расставил по своим местам. А вы все-таки обязательно прочитайте объяснительные девушек, узнаете для себя много нового об отпрысках «честцых и благородных эльфийских семейств».

Отложив салфетку, я поднялся из-за стола.

  • Благодарю за угощение. Но прошу проявить снисходительность и отпустить меня, так как спешу. Дела. Приятно было познакомиться со всеми вами! - сообщил я и вежливо поклонился. Пока остальные замерли в шоке от подобной дерзости, Смотритель спохватился первым.
  • Прошу не забывать нас и приходить совместно пообедать. - По сути, вежливо, но, по факту, раздраженно отозвался руководитель академии, всем своим видом являя картину: «Глаза б мои тебя не видели!».

Я усмехнулся и вышел. Вернулся к себе в компании ворона с железным клювом, который накинулся на меня, едва я закрыл дверь столовой Смотрителя. Атака темного была как никогда мощной.

Да, кстати, надо обдумать, что позволило им атаковать еще сильнее?

Размышляя об этом, я вернулся к себе. Здесь меня с утра ждала корреспонденция от слуг, ведущих расследование, и прочие отчеты об ограблении моей сокровищницы.

Ими я и занимался до полуночи. Отбивая атаку гигантского пса. Темные никогда не отличались особой фантазией. С трудом поднялся из-за стола, проковылял в спальню и рухнул в парчовое кресло.

Неужели этот день закончен?!

Я взял со стола кувшин с вином, поставляемым с моего острова, раздраженно свернул пальцами толстую пробку, выкинул ее и отпил вино. Не давая ему надышаться и без бокала, прямо из кувшина. Плевать... Рецепт был древний эльфийский, сохраненный мною с незапамятных времен.

Когда пил напиток светлых, мне казалось, что атаки темных становились реже и слабее. Так что, прибегнув к испытанному средству, я опустошил кувшин эльфийского и отправился к себе спать. И, на удивление, впервые за много времени, провалился в сон без кошмаров.

А утром...

Утром раздался стук в двери. Проклиная про себя того, кто явился так рано и посмел разбудить меня, прервав блаженное состояния покоя - высшей радости моей измученной души! - я развернулся, чтобы рявкнуть: «Кто это?»... И ощутил, что возле меця кто-то есть!

Открыл глаза и встретился с ошеломленным взглядом Айонель.

Натягивая на себя одеяло, она в шоке отползала от меня,

шепча:

-Игнир, нет! Нет... Как... но... как вы здесь оказались?

Оглядевшись, понял, что это ее спальня. Проклятие, я вчера перепутал направления и перенесся в ее комнаты!..

Я поморщился.

- Случайность... Сейчас уйду... не шуми. - Быстро создал сферу и мгновенно ретировался к себе.

Вот и все, сказке конец. А то в полусне я размечтался, что смогу спать спокойно. Вместо этого без личины умудрился попасть к ней, видимо подсознательно ища покоя.

Айонель

Игнир?! Откуда он здесь?!

Закрыла руками лицо, не зная, что делать. Мне до тошноты надоело сомневаться в своем рассудке, поэтому на этот раз я предприняла попытку добраться до истины.

Магическим ударом я попыталась заблокировать перенос бывшего хозяина академии, чтобы узнать, реальность он или мое воспаленное воображение, но полуголый Игнир только печально покачал головой и исчез вместе со своей сферой. А у меня появилось ещё больше сомнений в собственном рассудке. Так видела я его в реальности или нет?

Нет, до этого момента в одной рубашке, небрежно выпущенной поверх штанов, - то есть без камзола, шейного платка и плаща, - я его никогда не встречала. И, наверно, мысленно представляя себе бывшего хозяина академии, привычно изобразила его хотя бы прилично одетым.

Значит, мне не показалось. Игнир действительно был здесь.

Но откуда?! Как?! Академия, говорите, охраняется? И Арминель куда-то отбыл еще вчера, а то бы я подробно расспросила его о местной защите.

С опаской вылезла из-под одеяла и ещё раз огляделась. Никого. Натянула халат и быстро направилась в ванную

комнату умываться. Когда вышла, возле стола кто-то стоял, я от неожиданности охнула и отпрянула.

  • Что с тобой? Чего ты испугалась? - Удивленно обернулась и осмотрелась вокруг себя Чери.
  • Дум ала,тут никого нет... Нервы сдают... - Я схватилась за сердце.

Поправляя тарелки, помощница усмехнулась:

  • Ха-ха, какие нервы в твоем возрасте? Насмешила. Но насчет учебы ты права. Рано тебе еще в академию поступать. Здесь все раза в три тебя старше. Мне, например, пятьдесят,и то еле маму уломала. Она не хотела отпускать меня учиться, говорила: «Раньше века и пробовать не стоит». Но я все равно настояла!
  • Я не хотела одна дома сидеть... - пробормотала я и направилась завтракать. А Чери продолжала:
  • Здесь же все постарше тебя будут. Этой самой Микланель, что к тебе вчера пристала, шестьдесят четыре...

Я аккуратно подсела ближе, сложила руки в замок и устроила на них голову. Наблюдая, как Чери наливает в чашку чай, задумчиво сказала:

  • А мне двадцать один... будет... в конце лета.
  • О чем и говорю...
  • Как пахнет... - я потянулась носом за ароматным паром от чая. Судя по запаху, это мой любимый «Звездный свет».
  • О чем и говорю, младенец ты еще, отсюда все приключения... - наблюдая за мной, пробурчала Чериэль. - Другой чай попробовать не хочешь? Я принесу любой, только скажи, что этот надоел. Они все разные. «Молоко ивы», например, восстанавливает магию и исцеляет от многих болезней, «Гранитовый сок» - лечит раны, убирает шрамы, «Солнечный свет» - снимает похмелье.

Я расхохоталась:

  • Да, последний чай мне просто безумно необходим!

Снимите с меня похмелье, пожалуйста, а ещё скуку и все

прочие проблемы.

  • Ну как хочешь... - Кажется, Чери обиделась. Она предлагала от души, а я подняла ее на смех. Пришлось погладить подругу по руке и виновато пояснить:
  • Спасибо! И не переживай. Я скажу, когда мне надоест этот чай. А пока я наслаждаюсь.

Она кивнула, молча взяла поднос и ушла. Хлопнула дверь, и я вздрогнула. Без Чери мне вновь стало не по себе.

Все этот Игнир, будь он неладен! Тролли принесли его сюда, вроде все только наладилось!

Я хотела пойти одеваться, но, подумав, вновь села за стол, закрыв ладонями лицо. Какая я трусиха. Ну чего так бояться? Уже столько раз с ним сталкивалась и пока жива, но... все равно мне было до дрожи страшно.

  • Хиль, где же ты? Ты так мне нужна... - взмолилась я. - Где тебя найти?.. Как мне от него защититься?

Яркий свет вторгся в мои покои, словно незваный гость, прогнав боязливые мысли. Я встала из-за стола. Ну, кто мог появиться, окруженный таким Светом?

  • Хиль... - с надеждой выдохнула я, пытаясь в светлом облаке рассмотреть ее фигуру. - Ты пришла... - Радость сменилась удивлением. Я, не скрывая любопытства, рассматривала мамину подругу.

Она появилась передо мною в зашнурованной на груди белой рубахе из тонкой шелковой ткани, синих кожаных штанах до колен и с закинутым за плечи плащом. Этакий мальчишка пастушок.

  • Я тебя с охоты выдернула?
  • Нет, не важно... Ты так тяжко вздыхала, я не могла игнорировать такой призыв. Что случилось на этот раз? Только быстро, ни минуты свободной...
  • Меня Игнир и здесь нашел... - тяжело вздохнула я.
  • Вот оно что... Надеюсь, ты его не обидела?

В шоке я отступила:

  • Чего?! Ты меня ни с кем не путаешь? Это не я гонялась за ним, пытаясь вынуть сердце...

Она раздраженно отмахнулась:

  • Это было давно, и уже все изменилось. Теперь он на распутье: обидишь - получишь сильного врага...
  • Что? Обижу? Ты ли это, Хиль? Может, тебя подменили?

Это меня в его академии обижали, голодом морили, убить хотели! Это у меня серьезный повод обижаться, а не наоборот!

Хиль секунду помолчала, потом вздохнула и задала странный вопрос:

  • Ты, как дракон, сразу чувствуешь, когда тебе лгут?

-Да.

  • Тогда слушай... Любимая девочка, радость семьи, обожаемая дочь всемогущего отца и великой матери,ты недооцениваешь силу соблазна, предлагаемого Темными. И зря обижаешься на инструмент, вскрывающий нарыв. На скальпель не обижаются...
  • Это Игнир-то инструмент? А я нарыв? - с раздражением посмотрев на Хиль, отозвалась я, прибавив: - Вот уж не думала, что у Света такие методы...
  • Ты не права. Не ты нарыв, а твоя гордыня. Это не Свет толкал тебя идти против отца, всеми силами желавшему защитить тебя! Это не Свет толкнул тебя искать куклу лучше, чем у маленькой Лорены. Нет, всего лишь твои собственные тщеславие и гордость.

Я помотала головой.

  • Глупость какая... Ну это такая мелочь! Ослушалась отца, возгордилась над сестренкой, мне тогда только двенадцать стукнуло!

Хиль тяжело вздохнула:

  • Ты так ничего и не поняла! Да, это мелочи, но тебе их никто не навязывал! Только ты сама и результат оценила сама. Как там в Лазури говорят... - Хиль задумалась.
  • Сама сеяла, сама урожай собирала, - нехотя подсказала я.
  • Поверь, я как могла тебе помогала. Привела к тебе Дика, а после и Лео...

Не скрывая шока, я покачала головой. А Хиль наступала:

  • Ты сама шагнула во тьму и хоть раз позвала Свет?

Я миг помолчала, но потом все попыталась оправдаться:

  • Да... позвала. Но гораздо позже, в пещере, когда Игнир похитил.
  • И что? Помогло? - поинтересовалась Хиль
  • Меня согрели и силы вернули... - признавая ее правоту, вздохнула я.

Хиль печально вздохнула:

  • Из мелких семян растут деревья, в войне за каждую дуну мелочей нет. И еще... Свет - не навязывается, не отказывает в помощи, но к нему надо идти. Чтобы разогнать тьму, надо встать, взять свечу и зажечь ее.

Грустно покачав головой, она добавила:

  • Предложения темных всегда красиво выглядят, много обещают и бывают очень соблазнительны для того, кому предназначены. Но они малоэффективны для тех, кто на себе почувствовал, что такое боль и потери.
  • В смысле?
  • Тебе дацо слишком много сил на хранение этого мира...

Да, ты не одна его будешь хранить, но для того, чтобы накормить голодного, одеть нагого, пожалеть страдающего мало иметь хорошее воспитание с добрыми книгами! Надо на себе почувствовать, что такое холод, голод, боль...

  • Да уж... Игнир постарался, чтобы я это все постигла на отлично... - с досадой пробормотала я.

Вот мы и вернулись к тому, с чего начали.

  • Ладно, я подумаю над тем, что ты сказала, но позже, сейчас у меня одни эмоции и я ни с чем из сказанного с тобой не согласна. Ну все же, как мне защититься от него?
  • Защититься? - удивленно переспросила Хиль. Потом поджав губы, сообщила: - Если бы ты потрудилась как следует

подумать,то заметила, что в последнее время он тебя то и дело спасает. Из моря вытащил, вырвал из лап темных, заменил тебя собой, принял предназначенные для тебя пытки...

Я шокированно замотала головой:

  • Ничего не поняла... Вернее поняла, он настолько хитрый, что и тебя провел?! Ладно, меня обмануть ему ничего не стоило. Но ты?.. Не думаешь же ты, что он отдал себя на смерть ради меня?

Хиль не сводила с меня строго взгляда и при этом молчала.

Неужели? Я недоверчиво на нее посмотрела.

  • Что, серьезно? Игнир на самом деле отдал себя им на растерзание вместо меня?..
  • Да... И его терзали страшно.

Я немного помолчала, не до конца доверяя этой новости, и все же желчно поинтересовалась:

  • Так он на самом деле теперь не ищет моих внутренностей?

Хиль кивнула.

Недоверчиво покачала головой, обдумывая ее слова. Светлая молчала, не отрывая меня от размышлений, наконец, я подняла голову и спросила:

  • Зачем он это сделал? Ты не знаешь?
  • Знаю, это был единственный выход защитить тебя. От тьмы сотен драконов может укрыть только Свет, но ты к нему не взывала. Для Игнира эта мысль ещё более странная, чем для тебя, так что спасти можно было единственным способом - отвлечь на себя.

Я все ещё не верила в такое развитие событий и недоверчиво спросила:

  • Он что, не понимал, что темные будут терзать его за все с удвоенной ненавистью?
  • Он все понимал,так как сам тысячу лет служил темным, но иного выхода спасти тебя не видел...
  • Тысячу лет? Спасти меня... Я увижу его? - И,испугавшись, что Хиль меня не правильно поймет, пояснила. - Вообще-то, я абсолютно не хочу его видеть. Слишком много боли он мне причинил. Но долг за избавление от смерти обязывает хотя бы поблагодарить его... Хотя даже от мысли, что я увижу его, меня передергивает!

Хиль грустно покачала головой. Я не знала, что теперь делать. Что остальные делают, когда самый лютый враг спасает их от компании своих друзей?

По опыту академии, той самой, Игнировой, я знала, что против своих идти тяжелей всего, особенно, если эта толпа ненормальных, которые обрушат все свои силы, чтобы уничтожить тебя. И Игнир не мог этого не понимать!

Тогда что стало причиной такого изменения?

  • Хиль... я теперь и вовсе ничего не понимаю... - Я оторвала растерянный взгляд от лицезрения своих тапочек и подняла глаза на мудрую эльфийку. - С чего такой резкий переворот? Он же не раз меня убить пытался!
  • Ну, это он так думал... - усмехнулась она. - Мы все в чем-то заблуждаемся. Особенцо часто это делают самые умные из нас.
  • Все заблуждались на его счет? И папа, и Лео и Дик... и все, кто видел его? Так не бывает! - возмутилась я.
  • Да-да,так оно и было, но... с момента поступления к; вам учителя Черешена все изменилось.

Я вконец опешила.

  • Каким образом? И при чем тут мой учитель? - И уже вообще ничего не понимала!

Хиль, нервно оглядываясь на часы, торопливо отозвалась:

  • Таким и изменилось. «Опасайтесь силы драконницы...» - Хиль что-то процитировала, тут же прибавив: - Кстати, ты уже догадалась, что твой огонь не сжигает?
  • Догадывалась... - грустно отозвалась я, осознавая, что в голове полная каша. Уже не знала, что и думать!

Хиль принялась радостно пояснять:

  • Это как раз все очень просто! Твой огонь выжигает тьму из души. Как огонь факела разгоняет темень. Чем тьма страшна?

Тем, что полностью изменяет разум, ограничивает и заставляет помыслы и все порывы души работать впустую. Заводит в тупик и не дает посмотреть на ситуацию сверху, оставляя перед глазами самый легкий, но заведомо проигрышный выход. А Свет ее разгоняет,и ты уже видишь, сколько хороших путей перед тобой было сокрыто.

Я вежливо кивнула. Видимо, я в полной тьме, раз не вижу выхода.

- Ну, все, мне уже пора! Будь умницей, малышка... - Хиль обняла меня и исчезла.

Я так и осталась стоять, малодушно размышляя о том, что лучше бы я ее не призывала.

С другой стороны, после этого разговора Игнира я уже так не боялась. В мыслях бродили куда более горькие образы.

Все еще обдумывая услышанное, собралась и вышла в коридор. Сейчас у меня начнутся занятия живописью. Их вел Заманель. Это был красивый, высокий эльф с белокурыми волосами и нежным,точно девичьим, голосом. Он мягко улыбался ученицам и терпеливо пояснял своим нежным голосом, где они допустили ошибку.

На первых уроках мы долго и упорно рисовали разнообразные шары, оттеняли их, закрашивали и учились применять блики, чтобы все выглядело натуральней. Я в этом полный профан, и мне занятия нравились.

Я вошла в зал для занятий живописью последней. Девушки уже сидели за столами с грифелями в руках и влюбленно смотрели на учителя. Не смешно ли, но именно Заманель мне не нравился вовсе - это он-то, своей нежностью так легко привлекающий к себе противоположный пол!

Возможно, при более благоприятных обстоятельствах я бы тоже в кого-нибудь моментально влюбилась. Но только обстоятельства явно не благоприятствовали, а таюце ответственность... В этом вопросе я не могла вести себя как легкомысленная девчоцца, хотя иногда так хотелось!

Я извинилась за опоздание и села за крайний столик.

Очаровательный Заманель что-то пояснял своим чарующим голоском, а я так задумалась о словах Хиль, что его вообще не слышала.

  • Айонель? Айонель? Вы с нами? -привлек мое внимание учитель. Я поднялась.
  • Простите, пожалуйста, уважаемый Заманель. Я плохо спала. Позвольте мне покинуть занятие.
  • Да, конечно. Прекрасно вам отдохнуть... - улыбнулся он.

Я поклонилась и выпита.

У себя быстро накинула голубую пелерину служанки и сбежала. Я без проблем покинула свою академию через выход для прислуги и бегом отправилась к мужской.

Мне до смерти нужно было увидеть Лео и Дика. И дело не в том, что я задумала рассказать им о визите Игнира. Нет, о таком им ни за что не скажу, помочь они не смогут, а вот сбежать из академии, чтобы охранять меня или натворить подобных дел, - это запросто!

Просто мне нужно было увидеть их. Очень!

Мешала грязь, разбухшая за дождливую неделю, но, не обращая внимания на жирные капли, повисающие на моем плаще, я неслась вперед по короткому пути через рощи.

Для столицы лесных эльфов это уже был разгар дня. Торговцы на маленьких тележкахдо и дело вытягивая их из грязи, развозили товар заказчикам. То с одного угла, то с другого кричали зазывалыцики, нанятые владельцами магазинов. В булочных, видимо, все было готово для покупателей,так как улицы заполнили ароматы свежевыпеченной сдобы...

Замок боевой академии был построен в живописном месте: речушка, берущая начало у подножия Гномьих гор, образовывала рядом небольшое озеро со сладкой изумрудной водой, окружала ее стены. Буйная зелень, никаких елок и сосен, покрывала все вокруг, окрашивая пейзаж в веселые тона.

Даже сейчас, поздней осенью, здесь было поразительно красиво.

Я подошла к воротам воинской академии и, поздоровавшись со стражами, попросила позвать братьев:

  • Добрый день, уважаемые! Вы могли бы передать...

Но, не дослушав, меня оборвал высокий страж в форме

лесных стрелков, у которого отсутствовала часть пальцев на правой руке. Он сухо произнес:

  • Нет. Во время занятий никаких свиданий быть не может.
  • Это не свидание... мне нужно увидеть братьев, - мягко попросила я, по нахмуренным лицам стражников уже зная ответ.
  • Нет. Приказ владыки, с уроков студентов вызывать нельзя.

Я сконфуженно отошла. Знал бы Таниель, он бы позволил

мне их увидеть...

Минут десять стояла у ворот чуть не плача. Обдумывая, что можно предпринять.

Приказать стражникам с магическим принуждением?

Но, если об этом узнает Таниель, мне будет очень стыдно: такое у эльфов точно не приветствуется. Я прикусила губу...

Прорваться, укрывшись невидимостью? Уверена, что здесь много таких умников,и для них и на них давно установлены ловушки.

Но что делать? Снести стены к троллям и пройти спокойно внутрь? И мысленно захихикала, представив себе такую картину.

Тут из Академии вышел эльф, одетый в элегантный темно­синий камзол, вышитый шелком, такие же штаны и белую рубашку. Кивнул стражам, которые сразу подобрались и поклонились ему.

Эльф быстро прошел мимо меня, направляясь к стояцке карет, но вдруг остановился и развернулся. Я резко развернулась к нему.

Дядя Лорм*?

*Главный герой второй книги цикла «Чудеса», брат Иол и дядя Айонки и Андриеля*(*главный герой первой книги «Волшебство»)

  • Это кто тут нюни распустил? Неужто наша Айонка? Кто мою девочку обидел?

Я кивнула, и, всхлипывая, кинулась ему на шею.

  • Дядя Лормиель!

Жадно рассматривая меня, он радостно произнес:

  • Радость моя, я тебя чуть не пропустил, но повезло, что ты копия Андриеля!

Я на миг прижалась к нему и жалобно произнесла:

  • Когда вернулась, я вас с Фиалочкой так ждала у нас!

Лорм погладил меня по голове, со вздохом отозвался:

  • Это все твой отец, мы уже снарядили корабль, чтобы плыть к вам, но он прислал письмо, что вы сами вот-вот прибудете в столицу. Фиалочка мне всю рубашку слезами залила то ли от радости, что тебя нашли,то ли от расстройства, что пока не увидимся. А то было бы дело, мы к вам, а вы к нам! - смеялся он. - А на праздник Плодов и Будущего Урожая мы из-за дел попасть не смогли. Одну Лорену прислали, так; как Гейба сюда с охраной отправляли, он и ее заодно прихватил, вернее, она с ним напросилась.

Надув губы, я сказала:

  • Я больше всех Фиал очку увидеть хотела. И смешно... Всех увидела, кроме цее.
  • Скоро свидитесь, - улыбнулся он. - Скоро Лоренку под твое покровительство в академию отправим. Как только ее мамочка созреет до мысли, что расставаться все равно придется.
  • Понятно... - грустно отозвалась я. - Значит, ещё не скоро.

Лорм в ответ только весело хмыкнул. Затем огляделся и

спросил:

  • А что ты хотела в военной академии? Я могу помочь?
  • Братьев увидеть хотела... Хиль ко мне сегодня приходила, - призналась я.

Лорм рассмеялся.

  • И оставила в расстроенных чувствах? Очень на нее похоже... Но, к сожалению, она всегда впоследствии оказывается права, как бы эксцентрично ее слова ни звучали. В свое время, слушая ее, я очень возмущался.

Я печально кивнула. Скорее всего, так и есть.

  • И о твоих братьях наслышан... - наблюдая за мной, отозвался дядя.
  • Надеюсь, не Гейб нажаловался? - прищурившись, спросила я. - А то они плохо ладят. Дрались уже не раз.
  • Нет, не Г ейб, твой папа рассказывал, мальчишек очень хвалил, а Лорена по возвращении целую неделю их превозносила.

У меня на сердце сразу потеплело.

  • Да, они хорошие... - нежно вздохнула я. - Только как их вызвать из академии - не знаю, - я грустно вернулась к своим проблемам.
  • И не получится, - уверено сказал мамин брат. - Все первогодки на морских учениях, в лучшем случае прибудут только к выходным. В худшем - на следующей неделе. У них, кроме теории, еще и практические занятия на воде.
  • Представляю, как Лео рад, он без ума от моря... - через силу улыбнулась я, сдержав печальный вздох.
  • А ты знаешь, что я здесь из-за них? - Я в удивлении медленно покачала головой. Как это из-за них? Что они могли натворить такого?!
  • Не пугайся, ничего страшного не произошло. Пошли в карету. Я все тебе по дороге в академию расскажу.
  • Да-да... - я пошла рядом с дядей, нервничая в ожидании пояснений.
  • В общем,там твои братья почти не при чем. Кто-то две недели назад написал Таниелю, что на Лео и Дика готовится

покушение. Таниель приказал не отпускать мальчишек на выходные. И вызвал меня, чтобы я помог ему выяснить, стоит ли относиться к этому предупреждению серьезно. Вот только я смог прибыть сюда лишь сейчас, мы были в горном замке, на дороге из-за постоянных дождей произошел оползень,и сообщение со столицей было нарушено.

  • И что же за это время выяснили? - настороженно поинтересовалась я.
  • Ничего, кроме того, что письмо-предупреждение было написано и отправлено из девичьей академии.
  • Вот как... - сурово произнесла я, стиснув кулаки. В отличие от дяди Лорма и владыки Таниеля, я ни секунды не сомневалась в личности отправителя.
  • Ты знаешь, кто это?

Я кивнула. Дядя в удивлении поднял брови:

  • Это правда? Им на самом деле что-то грозит?
  • Нет. - Но грозит тому, кто написал. Жаль, что его сейчас нет в академии, я бы ему устроила!
  • Это глупая шутка одного юмориста. Мне так жаль, что из- за нее тебе пришлось сюда ехать, дядя Лорм... - виновато вздохнула я.
  • Может, назовешь его имя? - неуверенно предложил Лорм.
  • Нет, не нужно, предпочитаю, чтобы скандал затих сам собой... Я ему сама все выскажу!
  • У тебя такое суровое лицо, что за него становится страшно. Теперь я понял, мы вычислим писавшего по множественным переломам...

Я рассмеялась. Все может быть. Но он мне точно за все ответит!