Рональд словно выплевывал каждое слово. Надин внутренне сжалась от ненависти, которую брюнет испытывал к ней. Она даже не сразу нашлась, что ему ответить, но поддержка Марти, который потребовал от Рональда держать себя в руках, помогла ей найти в себе силы.

Она закричала:

  • Что я тебе сделала? Что ты постоянно ко мне цепляешься? Я не уничтожала планету! Меня вообще там не было, когда это произошло! Тебе чего от меня надо?
  • Мне нужно, чтобы ты умерла в муках, как умирали остальные. Чтобы тебя распяли на кресте за грехи твои. Чтобы ты покаялась, и святой огонь очистил бы твою душу. Ты вызвала демона.
  • Курсант Блюкер, пять нарядов вне очереди у вас уже есть, мне добавить еще? - приход адмирала все пропустили, поэтому его голос раздался неожиданно для всех. - Если хоть раз услышу от вас столь фанатичные речи, то попадете в дисциплинарную комнату. Там вам напомнят, что для солдата главный враг сейчас - это дайчерты. И я удивлен тому, что вы об этом забыли. Земляне не уничтожают мирных жителей галактики, не они наш враг. Тем более, не эта девочка.

Глава 4.

Адмирал весьма своевременно спас Рональда от острых коготков Надин. Мгновенно вскипевшая от несправедливого обвинения девушка уже была готова вцепиться в налитые злобой глаза парня. Адмирал хотел ещё что-то сказать Рону, но тут зашёл доктор и сообщил радостную весть: обследование закончено и курсанты могут вернуться к учёбе. А через три часа, как только подготовят универсальную медкапсулу, Надин вылечат сразу от всего вредоносного, что в ней было. Ректор хлопнул себя по лбу, как будто вспомнил что-то важное и, подхватив доктора под руку, быстро уволок его из карантинного бокса. Парни вышли вслед за ними.

Надин не ожидала, что все решится так быстро. Ей осталось подождать всего три часа.

Как только проводили, а вернее, выпроводили светил медицинских наук со всеми образцами, которые они сумели выпросить, вымолить, выдрать зубами у жмота Фридмана, он решил, что пора выпускать своих испытуемых. Ничего экстраординарного с ними так и не произошло, организм самостоятельно справился с болезнетворными бактериями и вирусами. Введенные в кровь еще в раннем детстве, антидоты исправно выполняли свои обязанности. Антитела против чужеродных микроорганизмов были своевременно выработаны иммунной системой уртанцев. Легче всех справился с заражением полукровка. Нортон в очередной раз поразился регенерации и агрессивности крови дайчертов. Сейчас доктору предстояла не менее ответственная работа, чем изучение инопланетных вирусов. Нужно было не только избавить девушку от вредоносных микроорганизмов и всяческих болезней, но и помочь ей адаптироваться в новой жизни.

У себя в кабинете он занялся составлением лечебного плана для медкапсулы, а обучающие программы для неё пришлёт ректор.

Надин, на целых три часа оставшись совсем одна, услышала от биофлаеров столько необыкновенной информации о месте и времени, в котором оказалась, что голова пошла кругом. Мозг напрочь отказался делать хоть какой-то анализ услышанного. Всё то, что она себе напридумывала, пользуясь своей богатой фантазией, оказалось слишком далеко от реальности. Ей рассказали о жизни в академии и о том, кто в ней учится. Каковы взаимоотношения между разными курсами и как относятся к девушкам там, где большинство обучающихся парни. И вот тут всплыло то, чего Надин никак не ожидала.

А дело было нешуточное. Оказывается, она, как свободная гражданка, имела право самостоятельно выбирать свой социальный статус. Здесь, как и дома, любая девушка могла влюбиться в того, кто западет ей в сердце. И строить близкие отношения с тем, кто приглянулся, но. Да, было одно противное и ужасающее «НО». Так как она курсант военной академии и впоследствии станет военнослужащей, то обязана подчиняться закону о воинских подразделениях. А один из его параграфов гласит: если она будет свободна от обязательств перед другим мужчиной и ее в качестве сексуальной подружки захочет себе старший по званию, то придётся подчиниться и лечь с ним в постель. Как бы она к нему при этом не относилась.

Конечно, в законе прописано, что принуждение с применением физической силы запрещено, а за телесные повреждения партнера могут наказать вплоть до трибунала, но. Опять было это «НО». Подчиниться прямому приказу и стать парой для вышестоящего по званию Надин будет обязана.

Это было сделано для того, чтобы более важный и ценный для армии кадр не тратил силы и нервы на завоевание неприступной девицы, а направил все свои усилия и старания на уничтожение истинного врага. Хорошенькое оправдание мужского шовинизма, впору головой биться о стену от отчаяния. Ну, почему она так поспешно дала согласие адмиралу? Почему?! Кто ее за язык тянул?

Биофлаеры попытались успокоить её, рассказав, что спасти от этой неприглядной участи может истинная любовь. Если двое любят друг друга и заявят об этом во всеуслышание при свидетелях, то их статус будет определен как пара. Тогда к ней никто больше не пристанет ни под каким видом. Но пара - это пока не семья. Семья - это когда уже дети, родственники, прочие прелести семейной жизни и невозможность развода. А поскольку сейчас идёт война, то вероятность потери в бою партнёра или супруга очень велика. В этом случае оставшийся в живых опять ищет свою половинку и снова подчиняется всё тому же закону.

Биофлаеры предупредили, что для большинства учащихся и даже работающих в академии, она - лакомый кусочек. И слишком легкая добыча. Ей непременно поступят предложения, а то и приказы стать любовницей. Поэтому биофлаеры, в качестве альтернативы, предлагали присмотреться к чертятам и даже предложить одному из них стать временным прикрытием, пока Надин привыкает. Приставаний она избежит, но придется разыгрывать любовь на публике.

Мирт предлагал своего хозяина, за что был обозван предателем. Надин никак не могла представить себе сцену, в которой просит Рональда о помощи. Нет, только не он!

Невозможно просить помощь у того, кто её столь искренне ненавидит.

Как и было обещано, через три часа пришёл доктор. К этому времени мандраж у Надин достиг своего апогея.

- Г оспожа Джонс, - обратился Нортон к Надин, которая стояла около стены и внимательно его слушала, - сейчас появится медицинская капсула, вам следует в ней расположиться. Как только вы это сделаете, крышка автоматически опустится. Вам не стоит нервничать и переживать по этому поводу. Это совершенно стандартная процедура для нашего времени. Вы уснете, а когда проснётесь, то будете уже абсолютно здоровым человеком. Заодно, по рекомендации адмирала, я установил обучающую программу, чтобы вы могли общаться с нами без универсального переводчика. После обучения вы сможете без проблем использовать бытовую и не только технику. Еще вы изучите Кодекс основных гражданских прав и обязанностей, что позволит вам уверенно чувствовать себя в нашем обществе, не нарушая его основных законов. Помимо этого вы пройдете курс начальной школы и усвоите теоретический учебный материал первых двух курсов академии, касающихся подготовки пилотов. Это все потребуется для того, чтобы вы не чувствовали себя ущербной в нашем обществе. А также это весьма полезно для дальнейшей учебы. Вы согласны с тем, чтобы все, что я перечислил, было внедрено в вашу память?

Надин, ошарашенная тем, что только что услышала, с недоверием смотрела на доктора. Как? Получить столько знаний, всего лишь поспав в этой волшебной капсуле?

Флаеры дружно подтвердили, что это не розыгрыш и всё будет именно так, как сказал Фридман. Поколебавшись ещё минуту, Надин согласно кивнула главному врачу и повернулась к медкапсуле, которая, как и все в этой комнате, появилась из пола. Крышка призывно была поднята, и девушка сравнила этот чудодейственный агрегат будущего с гробом. Очень похоже, просто один в один, только цветов не хватает.

Тут же вспомнились слова Рональда о том, что он мечтает увидеть её мертвой. Страх, который она с переменным успехом старалась гнать прочь, всё-таки засел в сердце. Девушка встала возле капсулы, не решаясь сделать последний шаг. Как она будет жить дальше, если рядом с ней будет тот, кто от всей души желает ей смерти?

  • Надин, прошу, перестань думать о нем плохо. Ты пойми, у мальчика было сложное детство. Он же полукровка. Его мать изнасиловал дайчерт. Понимаешь, какой коктейль из ненависти и самоуничижения в нем? - тихо шептал Мирт, словно их кто-то мог подслушать.

Девушка кивнула соглашаясь. Вот только одного понять никак не могла. Она-то тут при чем? Они меньше суток с ним знакомы. И даже насолить ему ещё ничем толком не успела. Укус - не такой уж великий повод для ненависти. Ну, чуть флаер не угнала. Так не угнала же! И, кстати, он сам просился и до сих пор просится!

  • Его в церковном приюте воспитывали. Промыли мальчику мозги по полной, - еще тише прошептал Мирт, так тихо, что Надин пришлось прислушиваться, чтобы не упустить ни слова. - Там всё очень строго. Ему рассказали, что некие ведьмы в прошлом вызвали первого дайчерта - прародителя сегодняшних. Вот поэтому он и ненавидит ведьм, обвиняя их в том, что произошло с его матерью. Она ведь не выжила во время родов. Рон забрал её душу.
  • Что?! - застыла Надин от ужаса после последних слов Мирта.
  • А то! - недовольно одернул её Мирт. - Всё, он идет ко мне. Ложись в капсулу и ничего не бойся.
  • Мирт тебе правду рассказал, - подхватила разговор Лит. - У мальчика очень низкая самооценка из-за того, что он убил свою мать.
  • Ой, да хватит его жалеть! - возмутился Ит. - Наплевать ему на других. Только о себе бедном страдает. Наклейку мне сдернул и совесть у него даже не проснулась. Довел нашу красавицу до нервного срыва и доволен жизнью. Я уже молчу о том, что он ей угрожал смертью.
  • Ты Мирта не слушай, - посоветовал Надин Дон. - Рональд тебе определенно не подходит. Ты лучше предложи Марти прикрытием стать. Он парень добрый и отзывчивый.
  • Ага, очень отзывчивый. Ни одну юбку не пропустит, - насмешливо вставила Лит.
  • Г оспожа Джонс, не бойтесь, ложитесь смело, - поторопил Надин Фридман, заметив, что девушка никак не может решиться лечь в капсулу.
  • Если ему все объяснить, Марти поймет и согласится, я уверен, - настаивал Дон.

Надин оглянулась на главного врача и кивнула ему, успокаивая. Осторожно забралась в

капсулу и сложила руки на животе, рассматривая белоснежное внутреннее покрытие крышки, которая дернулась и стала медленно опускаться.

Было страшно, но перебранка биофлаеров в голове успокаивала и Надин не чувствовала себя одиноко. С такой поддержкой и испытание в медкапсуле не страшно было пройти.

  • И все же, мой Марти больше подходит. Лучше, чем он, на эту роль никого нет.
  • А ректор? - это был последний вопрос, который услышала Надин, засыпая. Образ адмирала всплыл перед внутренним взором. Какой у него внимательный взгляд, а глаза такие серые-серые, а ещё он очень уверенный в себе. Адмирал казался девушке глыбой спокойствия. Сопереживающий жест, когда он приложил ладонь к прозрачной стене, о многом ей рассказал.

Да, кандидатура ректора была весьма заманчива, но совершенно нереальна. Надин не смогла бы себя заставить подойти к ректору с таким предложением. Стать любовницей взрослого мужчины! Ни за что! Даже в качестве прикрытия.

Как только ректор покинул медицинский отсек, он развернул бурную деятельность. Для девушки быстро подобрали лучшие обучающие программы и передали Фридману. Ларс по закрытому каналу вышел на прямую связь с Императором и рассказал ему историю землянки.

Монарх весьма впечатлился и даже изъявил желание лично пообщаться с девушкой, как только она будет готова к такому событию. Немедленно было отдано распоряжение о подготовке всех необходимых документов для Надин Джонс. Ректору было приказано создать для неё все условия для успешного обучения в академии. Особо был сделан упор на обеспечение её безопасности.

Адмирал заверил императора в том, что он сделает всё возможное и с разрешения монарха отключился, чтобы тут же по внутренней связи вызвать Фридмана. Его очень интересовало, как, с точки зрения врача, приживалась госпожа Джонс в новых условиях. Истерики, присущей всем представительницам слабого пола, он не заметил. Очень интересная личность. Даже то, как быстро она подружилась с чертятами, вызвав к себе при этом немалый интерес, тоже впечатляло. Рональд - сорвиголова, любимец академии, вдруг показал свою истинную натуру зануды-фанатика. Марти - ловелас и сердцеед, скромничал и осторожничал в общении с девушкой. А у Юля, наконец-то, появился пилот, который сможет дать ему сто очков вперед и юноша непременно захочет соперничать с ней. Адмирал удивлялся, насколько её появление оживило всё вокруг. Мир словно очнулся и начинал всё быстрее вращаться вокруг этого уникального создания, которое прибыло из невообразимого прошлого.

  • Ну, как у нашей новенькой дела? - обратился Ларс к другу
  • Все хорошо, показатели в норме. Сейчас в глубоком сне. Всё же жаль такой уникальный экземпляр портить, но понимаю, что девочке как-то нужно начинать жить. Эх, - расстроенно махнул рукой Нортон.
  • Зря ты так. Образцов у тебя осталось столько, что не на одну диссертацию хватит, - пожурил Фридмана Ларс, видя, как он переживает.
  • Это да. Но всё же.
  • Нортон, могу напомнить тебе, как ты чуть не угодил в тюрьму из-за своих экспериментов. И если бы я тебя тогда не вытащил, еще неизвестно где бы ты был сейчас.
  • Да, прости. Просто это был такой лакомый кусочек, эта госпожа Джонс. А теперь будет обычной. Как все.
  • Ну, так уж и будет. Даже не надейся, - усмехнулся Ларс, предвкушая развлечения.
  • Ты это о чем? - не понял веселости друга Фридман.
  • А ты только представь себе на минутку, какой фурор она устроит, когда курсанты узнают о ней. Слабая девчонка из забытого прошлого оказалась универсалом и утерла нос лучшим из лучших. Представил?
  • Да, - кивнул Нортон.
  • А теперь умножь это всё еще на то, что девчонка красива, - лукаво подмигнул адмирал. В его голове уже зрел весьма интересный план.
  • Тут я бы поспорил, - не разделил энтузиазма врач.
  • А ты не спорь. Она красива и точка. Просто тебе не понять этого. Для тебя самое прекрасное зрелище на свете - это твои вирусы и бактерии, - раздраженно отмахнулся Ларс.

Вечно Фридман все портил своим занудством.

  • Ну, у нее груди почти нет, молочные железы слишком маленькие. И бедра широкие.
  • Эй, ты куда там смотришь? - остановил Ларс критику врача.
  • Куда надо. У нее искривление позвоночника, между прочим, начало развиваться. А с таким диагнозом сложно детей вынашивать.
  • Так, с тобой всё ясно. Понятно, что для тебя она вся была, есть и будет дефективной.
  • Ну, отчего же сразу вся дефективная. Вот губы у нее красивые, - стушевавшись, заметил врач. Он не хотел, чтобы друг его считал совсем уж черствым.
  • Эй, губки не тронь. Самому нравятся, - усмехнулся Ларс и пригрозил другу пальцем. - Давно я такого не видел. Соблазнительные.
  • Так-то оно так, но вот кариес, - опять стал нудить Фридман. - Конечно, капсула и это исправит, но прикус.
  • Да ну тебя. Как был занудой, когда мы познакомились, так им до сих пор и остался. Ничего в тебе за столько лет не изменилось. Все, бывай, - выключил связь Ларс и, откинувшись на спинку кресла, закинул сцепленные в замок руки за голову.

Нет, определенно, в академии начиналась новая жизнь. Именно появления такой личности, как Надин не хватало для того, чтобы всколыхнуть застоявшуюся атмосферу. Она будет тем маленьким взрывом, с которого начинается цепная реакция перемен в жизни курсантов. Если даже биофлаеры так оживились, то и пилоты активизируются. А соревновательный настрой должен привести к замечательным результатам. Осталось только девочку преподнести и выделить так, чтобы о ней узнали все.

Ближе к ужину Ларс понял, что пастор Петр чрезвычайно настойчивый человек. И даже категорический отказ адмирала не остудил его пыл. Этот старый землянин не смог заставить ректора академии дать ему разрешение на посещение. Но это его не остановило и он обратился к верховному духовнику планеты Уртаин, к тулао Орлану.

Но даже после разговора с духовником Бенедикт остался при своем мнении, уверяя, что академия - это военное подразделение и вмешательства духовенства в её работу совершенно не требуется. Вздохнув спокойно после очень напряженного разговора с тулао, Ларс поздравил себя с маленькой победой. Только, как оказалось, радовался он слишком рано. Пастор Петр в самые кратчайшие сроки, буквально за несколько часов, устроил настоящее информационное наступление по всем фронтам, привлекая внимание общественности к судьбе несчастной девицы, которая попала в жестокие лапы к военным.

Бенедикт пораженно качал головой, читая строки вечерних новостей.

  • Ним, сможешь вызвать мне пастора Петра?
  • Да, адмирал. Вызываю, - безропотно ответил борткомпьютер.

Ларс встал и вышел из-за стола, чтобы казаться более внушительным. Нахмурившись, он все пытался понять, почему землянин так упорствует. Ведь на самом деле пастор никто и ничто. У него нет власти, которую имел адмирал. Его слово не имело веса в мире уртаинцев. Чего добивался этот фанатичный тип?

  • Я слушаю тебя, сын мой, - прозвучал мягкий, хорошо поставленный, голос пастора.
  • Ну, раз вы мой отец, то позвольте по-семейному сразу перейти к сути проблемы, которую вы раздули.
  • О, простите, адмирал Ларс, я подумал, что это Рональд, мой воспитанник, - попытался загладить свою оплошность пастор, но уртаинец не поверил. Слишком уж явно смеялись глаза у землянина.
  • Неважно! Так вот. Вы привлекли ненужное внимание к моему курсанту. Девушка не будет вам за это благодарна, уж поверьте.
  • Ну, что вы. Надин будет мне ещё весьма признательна. Ведь она единственная землянка среди незнакомых и чуждых ей уртаинцев и находится в сильнейшем замешательстве. Всего боится, не знает, что делать и как себя вести. Кто, как не духовный наставник, поможет ей прийти в себя и примириться с выпавшим на ее долю испытанием Всевышнего.
  • Девушка в данный момент проходит реабилитационный курс. Уже готовы и мною лично получены документы о том, что госпожа Джонс является подданной нашей империи. Император сам лично их подписал. Так что вы не вправе раздувать скандал вокруг девушки. Я вынужден предупредить вас о том, что если вы не поумерите свой пыл, то вас обвинят в нарушении неприкосновенности частной жизни. Я вас по судам затаскаю и поверьте, вам это очень не понравится.
  • Вы мне угрожаете? - возмутился пастор.
  • Предупреждаю. И немедленно прекратите раздувать слухи о госпоже Джонс, которая не имеет ничего общего с вашим вымышленным мессией. Девочке надо учиться! Ей нужно привыкать к новой, нормальной, подчеркиваю, нормальной жизни, а не к вашему фанатичному бреду.
  • Вы не понимаете! - возразил пастор Петр, взволнованно глядя с экрана визора. - Она и есть мессия!
  • Давайте напомню вам о том, что когда ваш мессия пришел в первый раз, то четко знал, что он именно мессия и утверждал это на каждом шагу. Госпожа Джонс ни сном, ни духом об этом не ведает и очень боится вашего воспитанника, который пристает к ней с фанатичными религиозными обвинениями и угрожает ей сожжением на костре. Это уже переходит всякие разумные границы! Я не хочу терять такого перспективного пилота, как Рональд, но вы вынуждаете меня усомниться в его профпригодности! - к концу реплики Ларс уже кричал, не сдерживая свой гнев. - Он лучший! Вернее, он был лучшим, а сейчас теряет позиции, а все из-за вас и ваших бредовых идей о мессии. Оставьте в покое и мальчика, и девочку!
  • Не могу этого сделать, - глухо отозвался в ответ пастор и отвел взгляд. - Только самопожертвование спасет наш мир. Иначе он канет во тьму. Ад будет повсюду. Я видел это.
  • Мне жаль вас, пастор Петр, - снисходительно произнес адмирал. - Вы жалки в своей болезни. Цепляетесь за ни в чем не повинных детей, пытаясь скрыть собственное безумие.
  • Вам не понять... - попытался остановить его землянин.
  • Я рад этому. Так как в своем душевном здоровье полностью уверен.
  • Когда придет время, и дайчерты снова решатся на нападение, - стал наставлять пастор Петр уртаинца, - вы поймете, что совершили предательство перед всем сущим.
  • Когда придет это время, - достаточно резко оборвал его речь Ларс, - я возьму командование на себя и поведу своих курсантов защищать таких, как вы. Не пытайтесь взывать к моей совести, она чиста и спокойна. Она в руках моего бога.
  • Всевышний един! - выкрикнул пастор.
  • И он все видит, - закончил фразу адмирал, ехидно поглядывая на старого землянина.
  • Вы упрямы и скоро пожалеете об этом, - предупредил пастор Петр, пытливо вглядываясь в хмурое лицо адмирала.
  • Я не жалею о своих решениях. Я в них уверен! - гордо с вызовом ответил адмирал. - Ним, отключай.

Экран погас, и адмирал устало опустился в кресло. Как же с духовниками тяжело разговаривать. Они на любое твое слово находят пять своих. Нервов на них не хватает. А ректору сегодня еще предстояло разобраться с отчетами преподавателей, механиков, снабженцев. Изучить заявки хозяйственной части и не только. Спланировать завтрашний день. А еще бухгалтерские отчеты, чтоб им... Дел полно, а сил уже нет. Но настроение от осознания того, что девочку он отбил, поднималось все выше, возвращая душевное равновесие.

  • Мессия, - усмехнулся Ларс, продолжая читать вечерние новости. - Совсем из ума выжил дед старый. Да какая она мессия? Ребёнок совсем.

Пробуждение для Надин было неприятным. Голова оказалась тяжелой, будто отлитой из свинца. Девушка несколько раз поморгала, прежде чем сумела нормально открыть глаза. Она все еще лежала в капсуле, но крышка была уже открыта, а рядом что-то делал за столом знакомый врач Фридман.

  • О, наша девочка очнулась! - радостно воскликнул Дон в голове у Надин. - Доброе утро, красавица! Или ты хочешь, чтобы я по-другому будил тебя по утрам?

«Поцелуями и цветами», - недовольно буркнула Надин, пытаясь самостоятельно выползти из капсулы. Руки почему-то дрожали.

Г олова закружилась и, покрепче уцепившись за край своего ложа, она закрыла глаза, переживая слабость.

  • Надин, как же без тебя было скучно, - пожаловалась Лит. - Целые сутки молчали, поговорить совершенно не с кем было!

«А как же ваши мальчики?» - мысленно спросила у нее девушка, открывая глаза и с трудом поворачиваясь на бок.

Фридман все еще был занят и не замечал попыток девушки выбраться из капсулы.

  • А что мальчики? - переспросила Лит очень недовольным голосом. - Они тебя уже на кусочки поделили и себе прикарманили. А еще Марти подговорили. Сделали ему предложение о покровительстве тебе. Он согласился.
  • Что? - резко вскинула голову Надин и очень сильно ударилась головой о ребро крышки капсулы.

Боль была такая, что у девушки в глазах потемнело.

  • О, курсант Джонс, вы поосторожнее, - раздался рядом встревоженный голос главного врача.

В ушах у девушки от удара стоял звон, казалось, что в виски стучат молоточки. Боль была такая нестерпимая, что даже глаза открыть стало проблематично.

Холодные пальцы обхватили предплечье и Надин почувствовала, как ей настойчиво помогают выбраться из капсулы.

  • Что же вы так неаккуратны, моя дорогая? - сетовал Фридман, глядя, как слезы текут из- под закрытых век.

Вытащив девушку из капсулы, он осторожно подвел её к кушетке и помог лечь. Затем поднял ей веки, сначала одно, потом другое, проверяя зрачки.

  • Сотрясения нет, - успокоился врач, внося новые данные в карту пациентки.
  • Больно, очень... Голова просто раскалывается и пить очень хочется, - страдальчески пожаловалась Надин, с трудом сдерживая рыдания.
  • Это с непривычки, - сказал Фридман, подавая ей стакан с водой. - Я сейчас дам обезболивающее и стоит полежать примерно сутки, пока все не пройдет. Вам помочь переодеться в больничный костюм? Ваша одежда непригодна для ношения на борту академии.
  • Я сама, чуть позже, - заверила его девушка, засмущавшись от предложенной помощи.

Её еще никогда не переодевал мужчина! Даже предложений ещё ни разу таких не делали.

Обычно предлагали раздеть.

  • Отлично, оставлю тогда его на столике, - согласился с ней Нортон.

Надин всё ещё пыталась самостоятельно бороться с головной болью. Получалось плохо, вернее, совсем никак. Даже мягкие шаги врача отдавались в голове ударами колокола. Она быстро выпила всю воду. Странно, но есть совершенно не хотелось.

  • Что, совсем все плохо? - сочувственно спросил Ит. - Еще сутки тебя продержат в палате.
  • Дай пилоту прийти в себя. В её мозг столько знаний втолкали! Как только поместились за один раз. Пожалей девочку. Сейчас она поспит, а потом встанет здоровым человеком, - недовольно осадила его Лит.
  • Надин, ты не переживай, я тебя дождусь, - тихо прошептал Дон.

«А где Мирт?» - подумала Надин, чувствуя, что ей не хватает его общества.

  • Они с остальными отрабатывают полеты, - разъяснила Лит. - Не переживай, скоро будут.

Фридман подошел к столу, за которым до этого сидел, с него взял автоматический инъектор и приблизился к кушетке, на которой расположилась девушка.

Надин почувствовала, что над ней склонился врач, закрывая от света.

  • Будет немного больно, надо потерпеть, - произнес он и чем-то влажным провел по коже на предплечье, а затем Надин почувствовала укол.

Девушка даже усмехнулась, когда совершенно не ощутила обещанной боли. Врач был с ней очень береженым, не то, что те трое на складе, вот там было больно. А тут...

Боль в голове словно ветром сдуло. Тело наполнилось легкостью. В сознании образовалась какая-то вязкость. Мысли вяло кружились, но не были четкими. Зато теперь все страхи казались девушке пустяковыми и совершенно не заслуживающими внимания.

  • Сладких снов, моя красавица. Жаль, не могу тебя поцеловать, - тихий шепот Дона заставил Надин почувствовать себя в разы лучше. Приятно, когда тебе такое говорят, пусть даже и биофлаер, но это было так мило.

Фридман нахмурился, проверяя дозу обезболивающего. Девушка почему-то улыбалась, погружаясь в сон. Препарат на неё явно как-то нестандартно подействовал или доза для землянки оказалась слишком большой. Вернувшись к рабочему столу, Нортон проверил расчет дозировки, сверился с данными изготовителя. Но нет, все точно. Доза рассчитана правильно, с учётом всех параметров пациентки и того, что она землянка. Отчего же у девушки на губах блуждала счастливая улыбка, словно она приняла наркотические вещества?

Сделав пометку, что с курсантом Джонс следует быть осторожным при применении обезболивающих, Фридман проверил показатели жизнедеятельности пациентки. Все было в норме и это окончательно успокоило его. Оставив несколько рекомендаций младшему персоналу медицинского блока, Фридман решил, что пора уже и ему отдохнуть, раз он начал даже в себе сомневаться.

Солнечная система.

Планета Марс.

Огромный экран во всю стену кабинета транслировал в прямом эфире, как на черном фоне космоса дрейфуют огромные обломки некогда голубой планетки жалких людишек. Велизар ленивым взглядом пересчитывал их. Это действие приносило ему удовлетворение, приводившее его в состояние почти абсолютного спокойствия. Он уничтожил мир, который нес основную угрозу для его существования. Врата никогда больше не откроются, ему не было возврата в ад.

Черные, как сам космос, глаза цепко рассматривали каждый проплывающий на экране обломок. Они перемещались один за другим, словно бусины в четках, которые он держал в руках. Костяные шарики глухо стукались друг о друга, привнося хоть какой-то звук в тишину, царившую в кабинете.

Темные тона стен погружали углы в непроглядную тьму. Рабочий стол был изготовлен из очень ценной древесины с планеты, которой больше не существовало.

Мужчина сидел в глубоком кожаном кресле, закинув на стол ноги, обутые в высокие кожаные сапоги. Смоляные волосы спускались на плечи. Бордовая рубашка, как обычно, была не застегнута на верхние пуговицы, чтобы не скрывать смуглую кожу и толстую золотую цепь.

Подчиненные самопровозглашенного повелителя привыкли видеть его в этом старомодном одеянии. Сколько бы ни прошло веков, но Велизар был верен своему вкусу.

Початая бутылка красного вина стояла на столе. А бокал в минуту сильнейшего раздражения был разбит о стену. Красные винные разводы тянулись от места удара вниз. На полу блестели осколки хрусталя.

Мужчина потянулся к бутылке и отхлебнул из горлышка. Шумно сглотнув, прищурился, задумавшись.

Целую тысячу лет ему казалось, что он в безопасности. Тысячу лет в нем крепла уверенность в том, что он все просчитал. Планеты больше нет и нет тринадцати ведьм, которые вызвали его, но не подчинили. Ни одна из них так и не поняла, кого они призвали.

Даже сейчас Велизар помнил вкус каждой души глупых девиц. Каждой, кроме одной.

Вслед за бокалом в стену ударилась бутылка. Глухой удар об пол сопровождался булькающими звуками вытекающего вина. Стекло выдержало и бутылка подкатилась к креслу повелителя.

- Кроме одной, - прошипел Велизар. - Одной, но самой главной. Где же ты, моя жертва? Моя невинная, чистая жертва. Рыжая мышка.

Как же он сразу не заметил, что девчонка была под покровительством светлых? Как?! Невинная, нецелованная, чистая, как утренняя роса, сладкая, как глоток родниковой воды. Она была так близко, всего в шаге от него. Вот только сделала она его не к нему. Как она смогла сбежать? Как?!

Подняв бутылку, Велизар выпил остатки вина. Напиток приглушал возрастающую злость.

Как же он мечтал попасть в этот мир, вырваться из опостылевшего Ада, где он был всего лишь одним из многих демонов. Долгие тысячелетия ожидания принесли свои плоды. Глупые, слабые души алчных девчонок, возомнивших себя ведьмами и жаждущих подчинить себе силу, которую обещали темные знания.

Он методично подкидывал нужные знаки этим недоведьмам, чтобы они призвали именно его. И ведь все удачно сложилось. Просто необыкновенно удачно! Сил на слабенький вызов хватило за счет крови девственницы. Раньше у колдунов было куда больше сил. Им не требовалось собираться группами в темных комнатах. Провести ритуал призыва мог всего лишь один человек. А сейчас... Ему пришлось постараться, чтобы собрать вместе тринадцать потомков древнейших семей колдунов и ведьм. А они не смогли справиться с этим простым заданием. Очень давно светлые сумели уничтожить сильнейших тёмных. От них остались лишь жалкие крохи. И вот эти крошки, которые соблазнились возможностью призвать демона, и стали верными слугами для Велизара. Душ двенадцати ведьм хватило для того, чтобы он восстановился и укрепился в этом мире.

Коварная улыбка зазмеилась на губах мужчины при воспоминании об ужасе, обуявшем ведьм, когда он разозлился, не успев схватить сбежавшую мышку. В тот момент он просто обезумел. Маленькая комната вспыхнула. Огонь ласкал стены, обгладывая с них обои. Девицы враз протрезвели и бросились врассыпную. Кто-то пытался выломать дверь, которая не открывалась, запечатанная магически. Кто-то пытался разбить окна. Крики и вопли могли оглушить любого, но не демона. Для него это был гимн его триумфа. Велизар методично отлавливал обезумевших девиц и на глазах у остальных поглощал души. Сладкий запах страха смешался со сладостью запаха горящей плоти. Десерт получился изумительным и сытным, но упущенная мышка была той вишенкой, которая обычно венчает взбитые сливки.

Велизар играл девицами, наслаждаясь их страданиями. Танец огня наполнил комнату, приглашая присоединиться к нему всех присутствующих. Он целовал ноги красавицам, превращая их в обуглившиеся головешки. Ласкал их тела, причиняя невыносимые муки.

Когда праздник Хэллоуин закончился, то соседи пришли в еще больший ужас, чем мертвые девицы. Пожар, разыгравшийся в маленькой квартире, выжег в ней всё, но почему- то не вышел за её пределы. Ни одна из квартир больше не пострадала, только госпожи Нелли Уокер, студентки Академии Искусств.

Полицейские с трудом давили в себе рвотные позывы, когда осматривали место происшествия. В одной из комнат они обнаружили двенадцать обгоревших до неузнаваемости тел. С огромным трудом они были опознаны и их родители оповещены. Все погибшие оказались студентками Академии. Причина возгорания - неосторожное обращение с огнем. Пьяные девушки уснули, неосмотрительно оставив зажженные свечи. Они-то и послужили причиной возгорания.

Весь город был встревожен ужасной гибелью двенадцати студенток. Кто-то говорил о самосожжении. Кто-то о поджоге. И только Велизар знал истинную причину.

Усмехнувшись, он опустил ноги со стола и встал, тихо приговаривая:

  • Спички детям не игрушки, особенно пьяным детям и особенно огонь от ритуальных свечей.

Открыв выдвижной ящик стола, он извлек черный тканевый мешок. Развязав веревку, перевернул мешок и стал внимательно следить как высыпаются камни на столешницу. Руной вверх выпало всего три камня. Но именно они сложились в ответ на извечный вопрос Велизара.

  • Как интересно, сегодня, наконец-то, что-то новенькое, - с любопытством разглядывая выпавшие руны, повелитель отложил мешок в сторону. - Долгожданная встреча? Да неужели?!

Велизар не мог поверить своим глазам. Через столько сотен лет он повстречает ее?

  • Ну что ж, скоро мышка попадет в мои когти. И я испробую ее душу. Я буду долго мучить тебя, моя невинная дева. Выпью твою драгоценную кровь всю без остатка, вместе с последней каплей жизни.

Велизар вновь вспомнил девушку с рыжими волосами, яркими серыми глазами, пухлыми чувственными губами и белоснежной кожей. У девушки были утончённые черты лица, на котором рассыпались веснушки, придавая ей задорный вид, а длинная шея и покатые плечи притягивали взор, как магнит. Аристократка, явно английских кровей. В Америке было много эмигрантов из Старого Света. Скорее всего, среди предков мышки были представители родов, близких к королевскому. Велизар любил голубую кровь. Она намного вкуснее, чем у обычных людей, только об этом мало кому известно. Тем приятнее ему будет соблазнить эту крошку. Ввергнуть в пучину порока, научить плотской страсти, чтобы потом вкусить ее плоть.

Ноздри мужчины затрепетали, когда он глубоко втянул воздух. Прикрыв глаза, демон представил на красных простынях свою жертву, истекающую кровью из многочисленных порезов, которые он ей с наслаждением нанесёт ритуальным кинжалом. Животный страх в серых глазах. Пухленькие губы приоткрыты в беззвучном крике.

  • Да, - со стоном выдохнул Велизар, - именно так все и будет. Жди меня, мышка. Я обязательно тебя найду.

Орбита Ентуны.

Звездная система Тростон.

Военно-космическая академия «Антариус».

Слегка приоткрыв глаза, Надин привыкала к свету и тишине. Было такое ощущение, что она оглохла. В голове не обнаружилось ни одной мысли, только тихий мерный гул, который окружал со всех сторон.

  • Это двигатели, - прошептал Мирт.

Надин радостно улыбнулась.

«Мне тебя не хватало», - призналась она биофлаеру.

  • Прости, я был на вылете, - отозвался он.
  • Привет, красавица! - тут же поприветствовал ее Дон.
  • Кто у нас очнулся! - радостно воскликнул в голове Надин Пт. - Мой пилот наконец-то решила встать в строй!

«Привет, ребята. Я рада всех вас слышать», - мысленно заверила девушка биофлаеры. - «А где Лит?»

  • У нее синхронизация проходит с новым пилотом. Представляешь, семьдесят процентов уже! Редкость! И самое главное, они дальше идут! Будет ещё больше! Обычно Лит никто настолько не подходил, но ей-то предлагали только парней-пилотов, а тут... - возбужденно поделился новостью Ит. - Как представлю, что скоро и мы с тобой синхронизируемся... Ух, как же мы полетаем!
  • Она моя, - одернул его Мирт, и девушка почувствовала себя счастливой. Никогда и ни для кого, кроме бабушки, она не была нужной, значимой, незаменимой.
  • Ну, вот тут ты не права. Ведь пилота для Лит уже нашли, - по-доброму хихикнул Дон.
  • Ух, ты! Посмотрите свежие данные, уже семьдесят пять! Парни, это что-то новое. Впервые так быстро и целых семьдесят пять, - удивился Мирт.

«А кто с Лит сливается?» - поинтересовалась Надин.

  • Капитан Лукаш, хорошая девушка. То, что нужно для нашей вздорной девчонки! - ответил Мирт. - Целеустремленная, серьезная, ответственная, настоящий лидер. Лит будет рада стать командиром звена.

«Как это - командиром звена? Разве не пилот командир?»

  • Да, но только для пилотов. А биофлаеры будут подчиняться Лит. Она их сможет всех контролировать, человек же синхронизируется только с одним биофлаером. И капитан Лукаш не универсал. Она простой пилот. Поэтому основное бремя командования флаерами ляжет на плечи Лит.
  • Как все сложно, - пробормотала Надин и направилась к столику, на котором лежал больничный костюм.

Оглядев карантинный блок, девушка наша виртуальную панель, которая светилась на стене. Для того чтобы вызвать тот предмет, который необходим на данный момент, надо было нажать нужную кнопку. Она читала названия рядом с кнопками и радовалась тому, что ее не обманули. Она знала уртаинский язык! Смело выбрав ширму, понаблюдала, как она поднимается из пола и направилась к ней, чтобы скрыться от любопытных глаз. Как можно быстрее переодевшись, Надин убрала ширму. И к тому моменту, когда в комнате опять ничего не было, кроме кушетки и небольшого столика, к прозрачной стене подошел главврач.

  • Что ж, вижу, вам легче. Давайте переведу вас в обычную палату, где вы проведете несколько часов, пока я проверяю данные, - обратился он ней.
  • А моё платье? - спросила девушка, которая не хотела расставаться со своим нарядом.
  • Я его исследую и не верну, даже не мечтайте, - отозвался врач, вызывая кабинку, чтобы девушка смогла выйти в коридор.

Надин вошла в открытую дверь, дождалась зеленого разрешающего света и вышла в коридор. Проводил ее Фридман в большую светлую палату. Девушка замерла, пораженно рассматривая открывающий вид из окна. Космос во всю стену! От потолка до пола.

  • Если вас пугает вид из иллюминатора, то можете задать любой фон, - подсказал Фридман.

Он знал, что многие боятся такого обзора космического пространства.

  • Нет-нет, - остановила доктора Надин, когда он взял пульт с тумбочки и решил переключить окно на что-то более успокаивающее, например, на горы. - Просто я не ожидала, что это так завораживающе прекрасно.
  • Знаете, - усмехнулся Фридман, с интересом глядя на девушку, - всегда хотел увидеть это глазами неопытных туристов, тех, кто видит космос впервые. Я-то уже привык за столько лет на станции, и до этого небольшой стаж тоже был. Уже и не замечаю насколько это красиво. Хотел бы посмотреть на это вашими глазами.
  • Это восхитительно. Даже дух захватывает, - прошептала Надин, приближаясь к иллюминатору. - Словно ты не на станции, а там. Идешь по звездам. Они такие маленькие. Мне казалось, что они будут больше, раз я к ним ближе.

Девушка оперлась о прозрачную преграду руками и приложилась к прохладной поверхности лбом. Невообразимо, чтобы космос был так близко, прямо за окном. Она такое и представить не могла, сидя на подоконнике у себя в комнате и глядя на ночной город. Из её окна звёзды были не видны. Слишком яркие огни города затмевали их. А теперь нет больше шумных улиц, нет света Луны. Ничего этого больше нет. Есть только звездное полотно, на котором видно все, даже далекие галактики, их звездные хороводы и облака.

  • Это ошибка многих, - заметил Нортон. - Звезды всегда остаются далеко, пока не подлетаешь к одной определенной. Но даже в этом случае, остальные звезды будут все также далеки.

Надин обернулась к мужчине, она услышала в его голосе тоску. Доктор стоял, ссутулившись, и невидящими глазами смотрел в окно. Он казался сейчас очень древним старцем, в глазах которого светилась мудрость годов.

  • Сколько вам лет? - неожиданно спросила у него Надин, удивляясь своей храбрости.
  • Сорок скоро, - встрепенулся Фридман, отрывая взгляд от иллюминатора. Заметив, как заинтересованно смотрит на него девушка, неожиданно попятился к выходу.
  • О нет! - зачастил мужчина, пытаясь поскорее покинуть каюту. - Я стар для вас, госпожа Джонс. Даже не думайте об этом.

Дверь автоматически за ним закрылась, а Надин в шоке повторила последние слова доктора.

Даже не думайте об этом? О чем об этом? Совсем, что ли? Он же старый для нее.

  • И не говори, тоже мне Алан Дострим - звезда экрана! Кем себя возомнил, - поддакнул Ит. - Сам даже нормально управлять флаером не умеет, а туда же. Считают себя меганеотразимыми. Так его, Надин, так...

Фырчанье Наклейки совпало со смехом других биофлаеров.

  • Ой, Надин, от такого кадра отказалась, - еле выговаривая слова, произнес Мирт. - Он же у нас неприступная крепость. Ни одна дама...
  • Да и ни один мужик, если уж речь пошла, - недовольно вставил Дон.
  • Да вообще никто не смог заинтересовать нашего доктора Айсберга, - закончил мысль Мирт.
  • Чтобы такого заинтересовать, даже не знаю, насколько сильно заболеть нужно, - тихо произнесла Надин и приступила к осмотру каюты, которую назвать палатой язык не поворачивался.

Небольшая уютная комната, в которой была широкая кровать, кресло, рабочий стол с компьютером последней модели. Еще она нашла две двери, одна из них вела в совмещенный санузел, а вторая в совсем небольшую кухню с маленькими шкафчиками, холодильником и плитой. Стол стоял у иллюминатора, и Надин сразу представила, как она тут ужинает и смотрит в бесконечность. Жаль, что она не будет здесь жить.

Девушка вздохнула и пошла в комнату. На стене у двери висело зеркало. Увидев себя в нем, она ужаснулась. Волосы всклокоченные, лицо помятое, глаза заплывшие. И вот это чучело считают красивым?! Нужно как можно быстрее вымыться и привести себя в порядок. Девушка зашла в санузел и, пользуясь новоприобретенными знаниями, вымылась под душем. Он был очень необычный. Вода, наполненная большим количеством ионизированного воздуха, массировала и очищала кожу без каких-либо моющих средств и мочалок. Через полчаса Надин вышла из душа и ощутила себя заново рождённой. Кожа сияла чистотой и была очень нежной, волосы после сушки легли крупными локонами, а не распушились одуванчиком, как это обычно бывало.

Едва успела одеть больничный костюм, как в дверь позвонили. Девушка даже не сразу сообразила, откуда идет такой переливчатый звон. Пока не заметила мигающий сигнал на панели возле двери, подозревала, что это коммуникатор.

Подойдя ближе, с удивлением увидела на экране панели собравшихся за дверью знакомцев из карантина.

  • Не пускай их, - тут же посоветовал Ит, - пусть подумают, что тебя дома нет.
  • Ага, или они подумают, что Надин очень глупая и не понимает, как открывать дверь.

То, что она внутри, им доподлинно известно, - заметил Мирт.

Скривившись, девушка решила впустить братьев Истари и хмурого брюнета. Всё равно от них никуда не деться.

Створка двери отошла в сторону и молодые уртаинцы вошли внутрь. Г лаза парней полезли на лоб. Пред ними стояла самая очаровательная девушка из всех, кого они только видели. Эффект был просто сногсшибательным. Надин сначала очень застеснялась, увидев такую реакцию друзей, а потом, мысленно махнув на всё рукой, робко улыбнулась им. Марти, почему-то вдруг очень покрасневший, сунул Надин букет неизвестных ей цветов, приговаривая:

  • Если что, ты не знаешь, кто тебе их подарил, договорились?

Смутившись такому подарку, девушка была польщена вниманием парней.

  • Да, Надин, лучше тебе притвориться немой, иначе Марти голову оторвут за то, что ограбил оранжерею. Она у нас маленькая и поверь, пропажу будут искать, а виновника наказывать, - со вздохом произнес Уши, а Марти согласно кивнул головой.
  • Ой! - произнесла девушка, испуганно глядя на букет.
  • А разве нельзя было что-то попроще придумать? - удивился Дон. - Обязательно цветы?
  • И что? Духи? Так мы не знаем, какой аромат любит Надин. Конфеты? Кто полезет к Бормсу? Извини, дураков нет, - взвился Уши.
  • Да, а уж про цветы никто не догадается! - вскричал Дон.
  • Пусть Надин их спрячет в ванную и все будет хорошо. Главное, при переезде их там не забыть. А если что, можно сказать, что подкинули под дверь, - невозмутимо предложил Мирт.
  • Да, мы всегда так и делаем, - согласился с ним Рональд. - И не обязательно было лично дарить.
  • Надин, - решился Марти, - мне Уши разъяснил всю ситуацию. Я согласен и с большим удовольствием буду исполнять роль твоего возлюбленного.
  • Марти, я... - попыталась отговорить его девушка, понимая глупость затеи.
  • Поверь, я все прекрасно понимаю. Ты не смотришь на меня, как на мужчину. Пока не смотришь...

Младший Истари прыснул в кулак, за что получил подзатыльник от Рональда.

  • Но я уверен, что это правильное решение. Ты привыкнешь, потом поймешь, что я - самый лучший вариант...
  • Если хочешь, я могу быть твоим прикрытием, - предложил Рональд таким тоном, что Надин показалось, будто он лимон съел.
  • Нет, спасибо. Лучше пусть будет Марти, - бросила она недовольно.
  • Так и я не против побыть твоим прикрытием, - весело произнес Юль, явно забавляясь ситуацией. - Обещаю, никто и не догадается, что мы не пара.
  • Нет, Юль, мы не пара, это уж точно. Так что я остановлюсь на Марти. Только прошу, - обратилась она к старшему Истари, - на большее не рассчитывай и не проси. Это не я придумала, это биофлаеры.
  • Да я понял, и они совершенно правы. Ты очень красивая и поэтому приставать к тебе будут с первого дня, как только ты покажешься в академии.

Надин смутилась. Ей в жизни никогда так много и открыто не льстили. Рыжих мало кто любит. А тут просто комплиментами засыпали. И цветы вот дарят.

Войдя в кухню, она попыталась найти вазу или сосуд повьтттте За этим занятием ее и застал врасплох Рональд.

  • Надин, я прошу у тебя прощение, - начал он, подходя к девушке.

А она только и могла смотреть на него испуганно, да прижимать букет к груди. Вот таким решительным и напористым он ей напомнил кое-кого. Того, кто остался там, в далеком прошлом на планете, которой больше нет. Удлиненные волосы волнами струились на плечи. Военный черный китель облегал широкую грудь. И было столько таинственного огня в серых глазах юноши, что Надин непроизвольно попятилась от него.

  • Прости, - глухо произнес Рональд, видя в глазах девушки страх.

Да, часто именно такое впечатление производил он на окружающих. Его демоническая сущность давила на более слабых духом и вызывала безотчётный ужас.