Падал снег. Я шла, ловя его в ладошку, укутанную варежкой. Снег,такая редкость этой зимой. Он белыми мухами кружил на фоне ночного пасмурного неба, своды которого поддерживали уличные фонари.

Пакет в руке был тяжёлым, но охота за белыми снежинками куда увлекательнее, чем продукты, которые я, как обычно, закину в холодильник, позабыв о них до утра.

Мне нравилась моя жизнь в чужом городе, вдали от родных и подруг, от тех, кто меня любил, предавал, от тех, с кем я училась, от тех, кто знал слишком много событий из моей прошлой жизни. Я устала от жалости к себе, от удушающей опеки близких людей, считающих, что после развода нет жизни. Есть, куда деваться. И жизнь есть, и воспоминания,и то будущее, которое ты сама же и построишь. Поэтому я и сбежала от всех в далёкую Москву.

А тут под Новый год меня настиг снег. Привет из моего родного города. У нас всегда сугробы лежали в канун праздника, лопатой порой не разгребёшь.

Я залюбовалась тем, как медленно таяла красавица-снежинка на моей ладони, представляя себя ею. Я тоже растаяла и больше не считала себя красивой. А ведь когда-то давно была

ею, а потом что-то сломалось во мне. Разбилось. Больше не было уверенности ни в чём. Я как-то неправильно живу. Поэтому я здесь, чтобы попытаться что-то изменить в своей жизни. Что-то выкинуть из души как ненужный хлам, приобрести новое.

  • Позвольте вам помочь.

Любезный голос застал меня врасплох. Я изумлённо моргнула и неприлично уставилась на мужчину в чёрной дублёнке и вязаной шапке. Тяжёлый пакет незаметно для меня перекочевал в его руку, обтянутую кожаной перчаткой, а я продолжала рассеянно моргать, не понимая что происходит. Так непривычно в цаше время встретить галантного мужчину, причём весьма симпатичного, точнее харизматичного. Глубокие глаза мерцали в ночи, и я не могла отгадать какого они цвета. Прямой нос органично сочетался с тонкими губами и волевым квадратным подбородком. Даже лёгкая щетина не портила образ, добавляла брутальности. Когда же я поняла, что мужчина мне приветливо улыбался и ждал, когда я отомру, то жар прилил к щекам от смущения.

  • Спасибо, но я уже пришла, - невольно указала на подъезд, возле которого замерла, ловя снег.
  • Пакет тяжёлый, - словно упрекнул меня незнакомец в том, что тяжести таскала. Я смутилась ещё больше. - Муж совсем не заботится о вас.

Я вскинулась, отрывая взгляд от своих варежек, чтобы сказать, что это не его дело, а незнакомец уже шёл ко мне спиной по направлению к подъезду. Я поспешила за ним, продолжая мысленно ругаться. Вот честно, причём тут муж, к тому же бывший? И только когда незнакомец обернулся у закрытой двери, всё так же тепло улыбаясь, я вдруг осознала, что, кажется, со мной флиртовали.

  • Был бы муж, может,и заботился бы, - решила я идти в атаку.

Отчего-то мужчина располагал к себе, и хотелось верить, что

его дружеский флирт пойдёт мне на пользу, подарит маленькие искры уверенности в своей привлекательности.

- Всенепременно, - кивнул незнакомец в ответ,и я даже была благодарна, что не стал навязывать свою кандидатуру на роль моего мужа. Всё было именно так, как и хотелось, легко и непринуждённо.

Я приложила к двери магнитный ключ. Кавалер открыл её шире для меня, прежде чем зайти внутрь подъезда. Я смущалась тому, что мужчина не отдавал пакет, настаивая донести до двери. Пока ещё ненавязчиво, пока еще терпимо, но всё же я начинала нервничать. Много ведь историй по телевидению показывали. Веры никому нет. Но мечталось о маленькой сказке, что именно мне повезёт, хоть чуть-чуть. И повезло. Кавалер донёс сумку до самой квартиры. Я подождала, пока он откланяется, так и не представившись, и уйдёт, унося с собой моё плохое настроение, оставив меня с улыбкой на губах. Вот это мужчина! Не каждый день такого встретишь. Догнать бы, узнать его имя, номер телефона, женат ли он или нет, вдруг есть дети. Да много чего хотелось бы узнать из того, что можно обсудить на первом свидании.

Эх, романтика! Наверное, новогоднее настроение подкралось ко мне и заразило! А завтра выходной, и я планировала его провести лёжа в кровати в обнимку с книгой, а может двумя. Нет лучше общества прекрасных героев из книг.

  • kit it

Вот только планам моим не суждено было сбыться. Утро для меня началось со звонка в дверь. Я, зябко кутаясь в кофту, слепо шаря по стене в поисках выключателя, поплелась узнавать, кто ко мне пожаловал, хотя я, собственно,так рано никого не ждала, да и поздно тоже. Моя жизнь холостяцкая. “Дом-работа-дом” - проторённая дорожка и никаких побегов в сторону.

  • Кто там? - хрипло спросила, затем прокашлялась, удивившись своему голосу. Лучше бы сначала выпила воды, прежде чем пугать непрошеных гостей.
  • Это соседи. Вы нас топите! - услышала я мужской голос и, встревожившись, открыла дверь.

Вот только за дверью был кто угодно только не сосед, которого я, кстати, так ни разу и не видела. Квартиру сняла не так давно и задерживаться в ней не планировала, поэтому и не озаботилась знакомством с жильцами подъезда.

Меня просто вынесли в глубь коридора, закрыв ладонью рот. Страх окутал тугими путами, не давая ни опомниться, ни крикнуть. Я распахнутыми от ужаса глазами смотрела, как в мою квартиру ворвался небольшой отряд мужчин в чёрном с объёмными сумками наперевес.

Вчерашний незнакомец, легко держа меня практически на весу, прижимал к своей груди спиной и отдавал короткие приказы пятерым мужчинам, которые по-хозяйски рассредоточились по моей однокомнатной квартире. Входная дверь закрылась, и я поняла, что сцазки нынче все злые и печальные,и осталось мне лишь отчаянно кричать сквозь плотную перчатку на широкой мужской ладони и молить, чтобы оставили жить!

Ужас маленькими молоточками стучал в виски. Кто бы мог подумать, что моя квартира имела удачный вид на банк. Я сидела на кухне с завязанными глазами, руки были сцеплены широкими браслетами за спиной, ноги прикованы такими же браслетами к стулу. Я пробовала сбежать, но лишь упала, чуть не разбив себе голову, о чём очень недовольно сообщил мне незнакомец. Его банда была отпетыми мошенниками, грабителями банков, гастролёры в Москве, желающие сорвать большой куш под Новый Г од. Видимо предпраздничная лихорадка и их пристукнула. Я тяжело вздохнула, рот мне не заклеили, а завязали плотным платком. Зря я не подумала на бандита плохо сразу. До сих пор помню его странный поцелуй через ткань, когда он туго завязал платок мне на затылке. А еще пообещал, что будет обо мне заботиться и не даст скучать. Страх цепкими когтями пробирался за пазуху дуда, где тревожно билось сердце. Лучше бы не трогал меня вообще.

Мне оставили только слухщ я различала бандитов по голосам. Остро реагировала на любое дуновение ветра рядом, боясь, что мне сделают что-то плохое. Но вот уже несколько часов мужчины на незнакомом мне, но красивом, кажется, итальянском языке о чём увлечённо разговаривали возле окна кухни с видом на злополучный банк, а я сидела и хотела отлучиться. Вот только как отпроситься, когда завязан рот?

  • Снежинка, ты так ёрзаешь на стуле, что мне кажется, будто ты что-то хочешь мне сказать, - раздался рядом вкрадчивый голос вчерашнего незнакомца. Он так и не представился. Их имена оставались для меня загадкой, они называли друг друга иностранными словами, словно позывными. Даже мне придумал - Снежинка!

Его руки тут же погладили мои бёдра, приподнимая сорочку. Я дёрнулась и протестующе замычала! Даже переодеться не дали,так и сидела в чём обычно спала.

Колени я сжимала с отчаянной силой, потому что уже не могла терпеть, поэтому и пыталась объяснить что мне надо, но зачем в такой момент лапать меня?

Очень неудобно, когда ничего не видишь, пусть и слышишь, но порой воображение пугало больше, чем реальность. Я боялась всего, любого шороха и вздрогнула, пискнув, когда раздались первые аккорды моей любимой группы. Е[од рок- композицию я почувствовала, как мне освободили ноги, а затем подняли на руки.

  • Я так понимаю, пришло время посетить уборную, - прокомментировал свои действия бандит, а я закивала головой, обрадовавшись, что мои мысли были услышаны. Вот только радовалась я рано. В узкой комнате туалета я прошла позорную экзекуцию лишения нижнего белья! Как бы ни сопротивлялась, но была усажена голой попой на унитаз под тихий смех мучителя.
  • Снежинка, можешь не стесняться и писать в своё удовольствие, я подожду.

Я чуть голос не сорвала, крича через ткань, чтобы он ушёл. Сжав колени, чувствовала, что сил нет терпеть, а вот у извращенца их было хоть отбавляй,и я позорно сдалась, опустив голову, умирала со стыда. Даже под кустом не так стыдно справлять нужду, как тут.

Но хуже стало, когда после вопроса всё я или нет, получив в ответ кивок, бандит ещё и вытер меня влажной салфеткой со всей тщательностью, ца которую был способен, задерживаясь дольше, чем стоило, сжимая волосы в кулаке, чтобы не дёргалась, тихо шепча:

  • Ты так красива, как настоящая Снежинка. Хотелось бы посмотреть, как ты таешь от страсти.

Я дрожала от страха, от унижения и стыда. Вот только сердце пропустило удар, когда на подбородке сомкнулись его губы, спустились ниже к тревожной жилке, затем добрались до ушка.

  • Не бойся, я не причиню боли. Ты слишком хрупкая для неё, сломаешься, а я хочу другого.

Чего он там хотел, я так и не поняла, зато представила, что он может сделать со мной в таком состоянии. Вот только нажав кнопку смыва, бандит поставил меня перед раковиной, расстегцул оковы на руках, поборолся со мной, пока не застегнул браслеты спереди, чтобы, крепко прижимая меня своим телом к раковине, которая больно впивалась в бёдра,тщательно и слишком эротично вымыть мне руки. Трусики он так и не вернул. Я чётко осознавала, куда всё катилось, и тихо всхлипывала. Быть изнасилованной не хотелось, но намерения у бандита весьма прозрачны.

  • Не плачь, Снежинка. Сейчас примешь душ, поешь,и станет легче.

Я замотала головой, не желая раздеваться, но и бороться с сильным мужчиной у меня не хватало сноровки, только веселила его. Он так ловко справлялся с любой моей попыткой вырваться, словно каждый день раздевал своих жертв.

  • Тихо-тихо, Снежицка, ударишься. Ну что за несносная девчонка.

Хлёсткий удар по ягодице меня отрезвил. Кожу обожгло, и я замерла, дрожа всем телом от нервного озноба. Он всё же снял с меня сорочку, легко расстегнул браслеты, чтобы освободить от одежды руки и вновь застегнуть их за моей спиной.

Я была игрушкой в его руках, которой он играл!

Усадив меня на полотенце, покрывающее дно ванны, бандит долго пытался определить приемлемую для меня температуру. Я же сидела и не реагировала на него, осознав, что невозможно остановить неизбежное. Тихо плакала, уткнувшись лбом в коленки.

  • Тебе бы подошли длинные волосы, - шептал этот маньяк доморощенный, ласково гладя по голове, тщательно смочив мне волосы. - Они у тебя мягкие.

Я практически перестала дрожать, согревшись под горячим душем. В голове вереница мыслей возвращалась в тот миг, когда я решилась уехать из родного города. Если меня убьют, то родные не сразу хватятся. Знают, что я не любитель потрещать по телефону. Никогда не любила навязывать своё общество, прекрасно понимала, что я скучна. Шумные вечеринки меня утомляли, а вот в книгах я находила себе отдушину. Я вообще слишком неправильная для этого жестокого мира. Верила в светлое, доброе, не желая признавать, что его нет. И очередные розовые очки разбились, наверное, последние, ведь возможно это мой последний день, а завтра меня найдут в этой ванне мёртвой.

  • У тебя на пальце отпечаток обручального кольца.

Я замерла, прислушиваясь к странным словам. Что он имел в виду?

  • Развелась? Или он умер?

Я повернулась к нему лицом, хотя и не могла видеть.

  • Развелась, причём недавно. Не вдова, ничего чёрного у тебя нет. Ходишь грустная и одинокая, значит, бросил тебя он, а не ты ушла к другому.

И вновь ласковые руки на моих волосах, а горячая вода укрывала плечи, не давая боли и отчаянию затопить сердце. Я переболела, я практически успокоилась.

  • Красивая Снежинка. Поражаюсь тем, кто не видит такую красоту. Раз он тебя бросил,то я с большим удовольствием заберу себе. Буду любить тебя, беречь, холить, на руках носить.

Я попыталась отодвинуться, чем вызвала тихий смех.

  • Боишься, что обижу, зря. Я не обижу. Я стану для тебя самым нежным.

Так вот как выглядят ласковые убийцы? Приятные лицом, нежные грабители, которые врываются в твою квартиру, и твоя жизнь оказывается в их руках.

  • Сейчас я буду тебя мыть, потом кормить.

Я слышала, как он выдавил гель из флакона с характерным фыркающим звуком, затем ощутила осторожные касания к плечам и спине. Как и обещал маньяк, боли не было, физической, зато морально я уже билась в конвульсиях,тысячу раз попрощалась с жизнью, задаваясь вопросом, каким способом у меня отнимут её.

  • У тебя плечи в веснушках и на носу немного, почти незаметно. Красиво, мне нравится.

К губке добавились горячие губы, я попыталась отстраниться от неприятного прикосновения. Но легче воевать с ветром, чем с тем, кто решил со мной поиграть. Он продолжал меня мыть, рассказывая о том, что видел. В его глазах я была писаной красавицей. Это больно, быть прекрасной для больного на голову мужчины, а для нормального обычной серой мышью.

  • Не думал, что они будут так сексуально на тебе смотреться, - продолжал шептать маньяк, водя губкой по моим рукам,

сцепленным за спиной, неловко задевая ягодицы. Его пальцы погладили широкие браслеты наручников на запястьях, чуть потянули вверх, от чего я вскрикнула, упираясь грудью в коленки, но он тут же отпустил цепь.

  • И так удобно тебя ими пленить. Ты просто создана для них, Снежинка. Хочу тебя до одури, - с места в карьер закончил маньяк.

Я вздрогнула и чуть не упала, когда он взял меня за щиколотку. Другая ладонь прижалась к спине.

  • Ложись. Г олову положи на полотенце, - приказал он и стал заваливать меня назад. Я, как рыба, выброшенная на сушу, могла только дёргаться, мычать и плакать. Горячая вода сначала щипалась, но затем стала защитным покрывалом. Я словно отгородилась этими ощущениями покрасневшей кожи от холодного страха перед смертью.

Маньяк бережно устроил мой затылок на полотенце, которое лежало на краю ванны, обслуживая меня как в дорогом спа- салоне. Но я всё еще не хотела сдаваться, пыталась подняться, но широкая ладонь легла на грудь, придавила меня обратно. Локти бились о стенки с глухим стуком.

  • Какая же ты пугливая, Снежинка. Я всего лишь положил тебя, так удобнее мыть твои очаровательные ножки!

Я чуть не стукнулась головой о бортик, когда он поднял ногу повыше так, что мне уже самой было не сесть прямо. Я не акробатка и растяжки у меня нет. Поэтому пришлось смириться с очередным поражением. Большие ладони ласкали мои ногу, осторожно намыливая от пальчиков до бедра. Я немного успокоилась,так как к таким ощущениям можно привыкнуть и подавить в себе смущение, разбавленное картинками бурного воображения. Классно, наверное, я смотрюсь с согнутой ногой, вздёрнутой до самого не могу.

  • У тебя идеальная кожа, светлая, почти прозрачная. Фигурка тоже соблазнительная, а ножки замечательные. Очень красивые ножки.

Я выгнулась, когда сильный палец стал проникать между маленькими пальчиками моей стопы. Это что-то невероятное! Трепещущее! Разгоняющее дрожь до самого основания, взрываясь внизу живота, заставляя всё внутри стянуться в тугой узел.

  • Ты очень чувствительная, Снежинка. Идеальная.

И новая порция приятных ощущений лавиной сорвалась вниз к коленкам и дальше по бедру, когда он стал проникать между другими пальцами и так каждый раз, пока не промассированные пальчики не закончились. Я всхлипывала, теряясь в этих необычных для меня чувствах. Что он творил со мной? Что?

Маньяк плавно массировал мне стопу, а я прислушивалась к себе. Мне казалось, что я устала бояться, однако страх с привкусом ожидания взвился с новой силой. Когда он поднял из воды вторую ногу, я уже благосклонно отнеслась к массажу. И снова взрывы между ног, щекочущие волны и вкус сладкого томления.

  • У тебя тонкая и длинная шея, которая так и просит украшений из драгоценных камней, чтобы искрились.

Шёпот едва касался моих щёк. Широкая ладонь приподнимала, держа за шею, не давала ни сесть, ни лечь, я словно зависла, полностью подвластная чужой руке. Губка плавно скользила по груди, кружа вокруг сосков, чувственно задевала их, затем спускалась вниз до живота, чтобы вернуться к началу.

  • Ну вот и всё, - бодро возвестил маньяк, и я вся подобралась.

Я слышала, как он достал пробку, как чем-то шуршал, а затем

сильные руки вздёрнули меня вверх.

  • Вставай, моя красавица, буду тебя сушить.

У меня от страха ноги подкосились, стоять я отказывалась не из вредности, просто не могла. А маньячина лишь ещё больше развеселился, кое-как закутал меня в банное полотенце и усадил на стиральную машину, а сам включил фен и стал аккуратно сушить мне волосы.

Выбор одежды для меня тоже стал сюрпризом. Он надел на меня шёлковый короткий халат, который я когда-то купила для своего бывшего. Под шёлковой тканью белья не было, когда меня просто внесли на кухню и вновь приковали к стулу.

В воздухе витали аппетитные ароматы, желудок свело голодным спазмом. Сколько я не ела? Обычно я плотно завтракала, но не в это утро. Поэтому и чувствовала себя дико голодной, плюс стресс. Хотя мне казалось, что кусок в горло не полезет.

Повязку мне сняли, прося не кричать, а то соседи могут подумать, что здесь оргия. Но я не вняла. Попыталась кричать “пожар”. В ответ раздался взрыв смеха,и кто-то прибавил звук колонок. Так что пришлось мне оставить попытки докричаться до соседей.

Кормили меня с вилочки кусочками сочного мяса. По вкусу не могла определить свинина или говядина. Мужчины активно переговаривались на незнакомом языке, звуки рока пронизывали пространство, и всё казалось мне настолько сюрреалистичным, словно это страшный сон, если бы не откровенные поглаживания моей коленки, заставляющие пытаться сдвинуть ноги вместе. Меня пугала неизвестность, беспомощность и беззащитность. Их шестеро, а я одна. Пусть они и не проявляли ко мне явного интереса, в отличие от моего персонального маньяка, но сколько разных историй на эту тему в новостях показывали. Жущо оказаться одной среди банды мужчин, которые могли растерзать твоё тело, убить душу, отнять жизнь.

- Снежинка, мы пока поработаем, а ты телевизор послушай, договорились? - раздался опять слишком близко голос маньяка, хотя он вроде бы не главный среди них.

Легко подняв меня со стула, отнёс в комнату и усадил на диван, сцепляя запястья спереди, вкладывая в ладони что-то холодное, металлическое. Затем еще чем-то позвенел, что-то

неприятное коснулось моих коленей.

  • Что это? - тихо спросила, боясь сжать руку.

Маньячина опять накрыл мой рот повязкой, объясняя.

  • Это колокольчики. Захочешь в туалет - позвони. Кидать их не стоит, сама понимаешь, потом кричать у тебя не получится, а мы будет несколько заняты. А вот звон колокольчиков, - он взял их из моих рук и потряс, демонстрируя звук, - я точно услышу, даже через звук телевизора. Послушаешь программу о животных, хорошо?

Что я могла ответить, когда рот уже завязан? Только промычать какой он гад и псих нецормальный. В ответ он меня опять поцеловал через ткань повязки.

  • Какая же ты красавица.

Конечно, с завязанными глазами и ртом! На том он ушёл, а сидела, раздумывая как быть. Подёргала руки и чуть не взвыла, они были как-то соединены с ногами. Получалось, я даже встать в полный рост не могла,только сидеть или лежать, подогнув колени. Это ужас какой-то, за что они так со мной?

Время тянулось бесконечно. Приятный голос диктора вещал о жизни диких животных, а я прислушивалась к голосам мужчин, доносящихся из кухни. У них там явно шёл спор, но вскоре заговорил один, чётко отдавая указания,и это не маньяк, однозначно.

Я попробовала лечь, удивляясь наличию подушек с обеих сторон. Пришлось даже ноги пихать под неё, чтобы было удобнее лежать. Колокольчики в руке давали мне маленькую надежду на защиту, если вдруг кто-то из банды решит полакомиться мной.

Сколько прошло времени? Я не любительница лежать и ничего не делать, вот книгу читать могла часами, а телевизор не моё развлечение. Скучно, даже если о животных. Когда я всё же захотела в туалет, долго не могла решиться позвонить. На кухне было практически тихо, отдельные фразы не в счёт, словно мужчины затаились и чего-то ждали. Может, моего

звонка. Я попробовала сесть прямо, но только неваляшкой поёрзала, понимая, что всё бесполезно и без посторонней помощи не смогу, поэтому позвонила, и через несколько секунд он пришёл. Мой личный то ли тюремщик, то ли издеватель. Опять пришлось всё делать при нём, хотя он и пообещал прикрыть дверь, но легче не стало. Ощущение влажных салфеток между ног, руководимых чужой рукой, то ещё удовольствие. Я точно сгорю со стыда!

  • Посидишь ещё немного, хорошо? Скоро ужин, - сообщил мне маньяк. Прежде чем уйти, мужчина размял мне плечи, вложил колокольчики в ладони и спросил, хочу я посидеть или полегать. Послала его красиво, жаль только он не понял и решил, что я хочу лежать!

Раздумывая над его поведением, не могла взять в толк, зачем он так возится со мной, почему рассказал, кто они и зачем проникли в квартиру. Понятно, что после таких откровений свидетелей обычно убирали, а не носились как с писаной торбой, могли просто в ванной запереть, не кормить, в туалет не водить. А тут такие услуги. Извращённые, убийственные услуги. Надеется, что сама на себя руки наложу, чтобы свои не марать? Хотя что я знаю о заложниках? Ничего. Помню только, что у нас в стране с террористами переговоры не ведут. Правда и эта банда вроде как грабители, а не террористы.

По телевизору началась реклама, а я, кажется, задремала, так как проснулась от ласкового шёпота.

  • Снежинка.

Аж мурашки от страха пробрались под самую кожу. Я испуганно дёрнулась, слепо озираясь, не сразу сообразив, почему я не вижу. Да, я всё ещё была связана, а рядом маньяк доморощенный.

  • Тихо,тихо. Всё хорошо, я с тобой.

Да лучше бы я была одна, чем с ним в одной комнате. Меня легко подняли на руки и куда-то понесли.

  • Знаешь, не ожидал от себя таких наклонностей. Но меня заводят браслеты на твоих руках. Мне в магазине предлагали еще ошейник. Но я никогда ничем подобным не увлекался, наверное, стоит пересмотреть свои потребности. Хотя всё ещё считаю, что ожерелье на твоей шейке смотрелось бы лучше кожаного ошейника.

Я молча сглотнула. Соглашаться с больными советуют журналы и книги, вот только что-то мне не хотелось. Теперь я поняла, что за браслеты у меня на руках,и почему он так легко их перестёгивал. Вот же мне повезло-то с маньяком. Он, оказывается, еще и из этих, любителей боли!

Отнёс меня в ванную, чтобы помыть мне руки! Мыл опять странно чувственно, лаская каждый пальчик, стоял за моей спиной, зарывался носом в макушку.

  • Снежинка, если бы ты себя видела, - пробормотал этот извращенец и поцеловал за ушком.

Боднула его головой. Я не хотела себя видеть такой: в халате на голое тело, с завязанными глазами и ртом, в наручниках, зарёванной.

Кормил он меня не на кухне, а в комнате, поставив между колен табурет. Я поправила полы халата, чтобы прикрыть бесстыдство под ехидный смешок, что мне так было красивее.

Кричать в этот раз было несподручно, так как музыкальный канал голосил, наверное, на два этажа вверх и вниз. Такими темпами соседи сами не выдержат и придут проверять. Вот он мой шанс на спасение, осталось лишь подождать, у кого нервы сдадут первыми.

  • Вы меня убьёте? - решила быть смелой.
  • Нет, зачем? - удивился маньяк и даже перестал подставлять бокал с чаем.
  • А зачем рассказали кто вы?
  • Чтобы ты не переживала. Мы не убийцы и не насильники, просто честные грабители. Так что кушай и ложись спать, время уже позднее. А завтра забудешь о нас. Хотя если всё пройдёт успешно, к тебе может нагрянуть полиция. Хотя не думаю, что они догадаются,так что не переживай, кушай.

Я послушно жевала, не понимая ровным счётом ничего.

Зачем всё это? Лишь для ограбления?

  • А если я сама в полицию пойду и сообщу о вас?
  • Не стоит, Снежинка, а то весь пойдёшь как соучастница, а то ещё в чём похуже обвинят. Тебе же придётся доказывать, что ты не добровольно нас впустила.

Это была подлая подстава. Поэтому он меня не трогал? Заботился, чтобы я не смогла никому ничего доказать? Я снова расстроилась, и слёзы намочили ткань повязки.

  • Ну-ну, Снежинка. Всё не так страшно, как тебе кажется. Ты главное глупостей не наделай и всё будет хорошо. Обещаю.
  • Глупостей?
  • Да, глупостей. - Я слышала улыбку в его голосе. Он еще и веселился за мой счёт! - Не надо никому ничего сообщать. Да и если придёт полиция, лучше всё отрицай. Поверь, мы умеем заметать следы и не подставлять красивых, милых и хорошеньких девушек.

После ужина меня стало странно клонить в сон, муторный, противный. Вязкие лапы тянули моё сознание куда-то вниз, а я всё пыталась бороться, слушая маньяка о том, что завтра утром их уже не будет, а я должна сейчас поспать, очень крепко, до самого утра.

Никогда не употребляла снотворное, но отчего-то отчётливо поняла, что это его действие. Хотя, может,и чего похуже, но лучше думать о хорошем. Да что может быть хорошего в моём положении? Что?

  • Красавица.

Нежный шёпот и горячий собственнический поцелуй на моих губах, вот что может быть! Я засыпала, а рядом со мной маньяк, который явно меня хотел!

Проснулась как от толчка. Села на расправленном диване, прижимая к груди одеяло. Солнце уже заглядывало в окно, я была в тёплой пижаме, на бёдрах чувствовала резинку трусиков, телевизор выключен, а в квартире тишина.

Я долго не могла решиться встать и проверить ушли ли грабители. Прислушивалась к своему телу, которое пожимало плечами и разводило руками. Меня никто не трогал, не снасильничал и точно не порвал. Я чувствовала себя слегка вялой, но на удивление выспавшейся.

Вздохнула, может, мне всё приснилось? Слабая попытка, слабая. Запястья и лодыжки до сих пор помнили ощущение браслетов. Я робко встала с дивана и на цыпочках пробралась к окну. У злосчастного банка стояла целая вереница полицейских машин. Вот и доказательство, что всё это не приснилось. Что мне теперь делать? Вдруг ко мне нагрянет полиция? Слова маньяка я чётко помнила и решила, что задерживаться в этой квартире нет смысла, лучше поеду домой. Возьму отпуск и к родителям. Праздник на носу.

Я всхлипнула, озираясь. Комната, ставшая мне родной за эти месяцы, что я прожила в ней, казалась мне предательницей, которая не уберегла, хотя должна быть крепостью. На кухне идеальная чистота! Да сроду так чисто не было. Видимо прав маньяк-грабитель, следов они не оставляли!

Недолго думая, позвонила начальнику, наплела про какую-то болезнь родителей и что я должна их поддержать, отпросилась до января в отпуск, а сама начала сборы. Лишь на вокзале вспомнила о подарках, заскочила в переход, чтобы не с пустыми руками предстать перед родными очами.

В электричке было много народу, и я ловила себя на мысли что дёргаюсь, когда замечаю высокого мужчину в чёрном. Нужно было взять себя в руки и успокоиться. Я еду домой, к родителям, а отчий дом спасёт меня от кошмара!

И только когда на перроне встретила своего бывшего с нынешней пассией, вдруг поняла, что меня ограбили! Выпотрошили мою душу, забрали мои прошлые страхи, подарив новые. Я равнодушно мазнула взглядом по удивлённой парочке, которые явно не готовы были столкнуться со мной. А мне не больно, мне просто не до них. Лишь дома, в уютных объятиях родителей смогла вздохнуть полной грудью и успокоиться.

  • Рассказывай, - потребовала мама после сытного ужина, когда отец ушёл смотреть телевизор, а мы с ней остались одни. Мерно тикали часы, чайник пыхтел паром, а мои пальцы грелись о фаянсовые бока чашки с горячим чаем.

Добрые серые глаза мамы смотрели на меня требовательно и встревоженно.

  • Не томи, говори, что у тебя стряслось, доча.

Я смутилась, попыталась даже отмахнуться, да только мама и рта не дала открыть.

  • Вот только не надо начинать петь, что ничего не случилось. Я тебя знаю. Ты сбежала, как обычно сбегаешь от проблем,так что говори, что произошло.

Я грустно вздохнула и... рассказала. Про то, как очередной раз познакомилась не с тем парнем. На большее не решилась. Вдруг всё обойдётся и зачем её тревожить. Просто сказала, что надо сменить квартиру, чтобы он меня не нашёл. Где работаю не знает и здесь я лишь для того чтобы зализать свои раны.

Выслушав от мамы, какая я невезучая, выпили чай и легли спать. Ворочаясь в кровати, я мысленно возвращалась в тот вечер, когда встретила своего извращенца-грабителя. Он ведь показался мне нормальным обаятельным мужчиной. А вон оно как всё обернулось. Теперь буду более бдительна к незнакомцам.

Новый год прошёл тихо-мирно, по-домашнему. Третьего января я собралась домой, пора было решать проблемы, от

которых я убежала без оглядки. Хорошую работу найти сложно, поэтому и не видела смысла её терять. А с квартирой нужно разобраться, поэтому первым делом позвонила её хозяйке, которая сказала, что прилетит в Москву только лишь после Рождества.

  • kit it

Возвращаться в съёмную квартиру было откровенно страшно. Так же нервировали люди в метро, несущиеся тёмной массой по переходам, сметая зазевавшихся прохожих. Мне всё время казалось, что за мной кто-то наблюдал. Мысли о грабителях не оставляли, стоило мне спуститься с перрона. Опять пошёл снег. Дикая мысль, что в Москве снег большая редкость, пронзила меня воспоминанием. Если дома я спокойно наблюдала за его неспешным вальсом, то сейчас ощущала гнетущую ауру белых снежинок.

Украдкой оглядываясь по сторонам, внимательно следила за незнакомцами. Я и не запомнила лиц грабителей, лишь одного, маньяка. Столкнусь с ними и не узнаю, если только по голосу. Стоя на эскалаторе, прислушивалась к мужским голосам, робко оглядывалась, а горло сдавливал крик. Я чувствовала чей-то взгляд, который словно рукой проводил по спине. Я прижалась к стене, стоило лишь сойти с движущихся пластин, присела, закрыв голову руками, не в силах больше выцосить вид тёмной живой массы прохожих, представляя, что где-то в ней грабители, которые не желали меня отпускать, поджидали удобного момента, чтобы убить. Как же страшно. Так страшно, что дыхание спёрло!

- Девушка, вам плохо? - кто-то спрашивал меня, а я не поднимала головы, пыталась сделать вздох, справиться с собой. Это ведь паника, я читала где-то, паническая атака, когда

слишком накрутишь себя, изведёшь мыслями. Может и не смотрел на меня никто, не преследовал, может это всё мне кажется, ведь грабители должны были покинуть Москву, они же проездом.

  • Снежинка! - знакомый голос позвал, и я резко выпрямилась, во все глаза уставившись на маньяка. Неужели? Значит, мне не показалось?
  • Снежинка, не бойся, я с тобой!

Извиняясь, он растолкал сердобольных людей, вырвался вперёд и обнял меня, ласково целуя в висок. Паника, которая только недавно захлестнула меня, сошла на нет, зато всколыхнулась злость, взметнулась как пожар, как яркое пламя.

  • Гад! - оттолкнула я от себя извращенца. - Скотина! Сколько можно? Что ты ко мне пристал!
  • Снежиночка моя, успокойся. Я всё объясню, милая!
  • Что ты собрался объяснять? - разгорячилась я ещё больше, осыпая мужчину тумаками, выплёскивая накопившуюся злость. Мне хотелось его убить, запинать до полусмерти за тот страх, что я испытала по его вине. - За что ты так со мной?
  • Ай! Вот это было больно, милая! - чуть посмеиваясь, пытался удержать меня в объятиях больной на голову маньяк- грабитель и вообще нехороший человек. Я злилась, била его, а он веселился и успокаивал прохожих, что со мной всё хорошо и с ним тоже. Просто ссора влюблённых.
  • Да кто тут влюблённый? - кричала я на него, пытаясь вырваться из крепких объятий, а он прижимал меня к себе, приподнимая лицо, чтобы не выцарапала ему глаза.
  • Я, Снежинка. Я люблю тебя. Честно-честно! Ну всё, успокойся. Прошу!

И я затихла,так как выбилась из сил, да и женщины в форме стали приближаться, явно решив вмешаться. Здесь, в людном месте, я была в безопасности. Точнее мне так казалось.

  • За что ты так со мной? - тихо спросила, не сдерживая слёз.
  • Прости, прости. Я исправлюсь. Заглажу вину. Проси что хочешь. Хочешь луну с неба? Звёзд? Я ради тебя... достану и брошу к твоим ногам, любимая моя Снежинка.
  • Отпусти, - приказала я ему и с силой стала вырываться.

И он разомкнул свои руки, так как полицейские спросили что происходит. И ему пришлось объясняться, а я сбежала, обогнув его по широкой дуге. Меня никто особо и не удерживал. Поднимаясь по лестнице к турникетам, услышала за спиной крик идиота:

  • Я люблю тебя, Снежинка! Выходи за меня замуж!

Я испуганно оглянулась, покрутила пальцем у виска.

  • Лечись! - выкрикнула ему в ответ.
  • Ты самая красивая на свете! - продолжал орать и позорить меня этот ненормальный.

Я шла не оглядываясь, хотя ловила на себе заинтересованные взгляды прохожих, такое представление точно не осталось незамеченным. Но стоило выйти на улицу и завернуть за угол, а холодному ветру бросить пригоршню снега мне в лицо, как я разревелась, прижалась к стене, присела, уткнувшись в колени, зябко обнимая себя. Ну что за жизнь у меня неправильная! Что со мной не так?

Долго плакать не получилось.

  • Снежинка, прости идиота. Надо было тебя как-то подготовить, прежде чем делать предложение. Сам понимаю, что косячу. С тобой по-другому у меня не получается. С ума схожу как; увидел. Вот и брат сказал, что я идиот, кто же девушке предложение делает без букета цветов.

Я очень медленно подняла глаза, пытаясь разглядеть в сгустившихся сумерках лицо настырного маньяка. Он стоял, натянув капюшон на шапку, держал шикарный букет алых роз и улыбался тепло, как в первый миг нашего знакомства.

  • Снежинка, прости, что так сразу. Просто нам улетать скоро. А без тебя не могу. Всё что хочешь проси, я всё сделаю, только стань моей женой.

Я прикрыла глаза, прислушиваясь к себе. Может у меня уже помутнение рассудка на фоне постоянного страха? Подняла веки, нет. Ночь, улица, фонарь, порывистый ветер метёт снег, а передо мной, уже присев на корточки, Он. Мой личный кошмар, в руках которого обалденный букет роз. Сколько их? Штук сорок или пятьдесят. Красивые. Я смотрела на цветы, представляя как им холодно,так же как и мне сейчас, а всему виной он.

  • Я не выйду за тебя,и не упрашивай. И вообще, улетай к себе, а то полиции сдам за сексуальное домогательство. Уж за это-то я точно могу на тебя заявление написать.
  • Снежинца, - протянул маньяк, жалобно смотря на меня потемневшим взглядом.
  • Ты хоть понимаешь, через какой ад я из-за тебя прошла? Я же думала, что ты меня убьёшь! Ты хоть головой соображал, что творил?
  • Милая моя, я могу всё объяснить. Нам с братом было очень важно вернуть семейные драгоценности,и был лишь один способ - украсть. Тебе ничего не угрожало, поверь.

Я покачала головой. Не верю. Ни единому слову. Потому что мужчинам верить нельзя, потому что это не он умирал от стыда, мучаясь в сомнениях. Нет, я не желала верить и уж тем более прощать.

  • Отстань от меня, понял? Видеть тебя не могу! - зло бросила, встала и направилась к остановке. Но затем передумала, вернулась, вырвала букет из рук маньяка и только потом пошла.

Уже в автобусе смогла выдохнуть и даже насладиться ароматом роз. На меня бросали завистливые взгляды женщины и девушки, мужчины смотрели оценивающе, явно соизмеряя со стоимостью букета, а я ехала и улыбалась. Как ни странно, но маньячине удалось меня успокоить. Меня отпустило, словно кто-то рубильник выключил. Я понимала, что он не оступится. Готовилась держать оборону,тихо радуясь, что он оказался более-менее адекватным. Но все мои приготовления прошли впустую. Я спокойно дошла до дома, зря просидела ночь перед телевизором, боясь, что вот-вот он нагрянет. Нет.

Глубокой ночью признала, что всё, очередная сказка закончилась, оставив на память лишь огромный букет роз. Их аромат тревожил, кружил голову, заставлял переживать и переосмысливать сцену в метро. Неужели я готова была простить? Забыть обо всём что пережила? Если же нет, то почему ждала?

Забравшись под одеяло, дала себе зарок забыть всё и выбросить, как ненужный хлам, из головы. Он же сказал что улетит, а значит, моя жизнь вновь вернётся в обычное русло и медленно потечёт вдоль берегов одиночества, пока я не встречу того, кто будет послан мне судьбой, как в книгах. Всё же как-то я неправильно живу. Одними мечтами...

  • kit it

Гуляя в рядах супермаркета, поглядывала на влюблённые парочки, пыталась понять, чем измеряется любовь. Когда я была замужем, для меня было всё предельно просто, выверено и просчитано. У каждого были свои обязанности и ни грамма романтики, которая осталась за бортом семейного быта. Там, где закончился букетно-конфетный период, где затихли праздничные свадебные поздравления и смех. Всё там. Мы с мужем не были образцовыми супругами, а может это я не была идеальной женой. Хотя какая она эта легендарная личность, о которой все знают, но никто никогда не видел. Мне кажется, нет идеала жены, есть просто люди, которые нашли себя и подошли друг другу. Их отношения идеальны, гармоничны и поэтому они счастливы.

Задумавшись, не сразу сообразила, что за шевеления начались

у входа,там кто-то громко кричал, кто-то смеялся, слышались аплодисменты. Я, прижав банку мороженого к груди, вытягивала шею, чтобы понять, что там происходит, как вдруг услышала громогласное:

  • Всем стоять, никому не двигаться! Это ограбление!

Банка так и выпала у меня из рук, потому что прямо на меня

шёл Он! В чёрной маске, блестя хитрыми глазами и белоснежной улыбкой.

  • Мы крадём самую красивую покупательницу магазина! - выкрикнул этот больной на всю голову идиот и, дойдя до меня, поднял на руки.

Его пособники, размахивая игрушечными пистолетами, осыпали всех мыльными пузырями. Дети смеялись, ловя их руками, а охранники шли рядом с грабителями, не зная толком что делать. Вроде все понимали, что это розыгрыш, но бдительности не теряли.

  • Отпусти меня! - Очнулась я только у касс, осознав, что для меня-то это точно не розыгрыш!
  • Поца до ЗАГСа не донесу, не отпущу! - веселил народ грабитель. А его товарищи поздравляли всех с праздниками, пуская мыльные пузыри, отвлекали, так сказать, от моего похищения.
  • Я не хочу за тебя замуж! - из последних сил крикнула я, да было поздно, меня быстро усадили в микроавтобус и захлопнули дверцу.
  • Куда же ты от меня денешься, Снежинка!

Жаркий поцелуй запечатал мой рот, заглушая вопль

возмущения.

  • kit it

Иногда мне кажется, что шагая по своей судьбе, я однажды свернула не туда,и моя жизнь перестала мне принадлежать. В неё ворвались события, которые я просто не в силах была контролировать. И отчётливое ощущение неправильности ситуации мешало получать удовольствие от жизни. Я словно боролась с ветряными мельницами. И вот сидя на стуле в своей кухне и разглядывая грабителя, поражалась тому, что уже ничему не удивлялась. Мозг капитулировал, а с ним и здравый смысл, для которого логика поведения Ренальдо оказалась просто выше его понимания.

Они с братом были успешными бизнесменами средней руки. Я пожала плечами, принимая сей факт за данность. Это же сказка, странная, непонятная, но видимо сказка, куда же без богатого принца. Однажды из особняка их родителей были похищены фамильные ценности. Увы, полиция не смогла вовремя поймать грабителей, скрывшихся в далёкой заснёженной России. Узнав с помощью частных детективов имя и адрес организатора похищения, братья решили вернуть семейное сокровище. Глупое решение, на мой взгляд, но ведь лишь на мой. Кому-то это показалось гениальным. Но я молчала, пила чай, внимательно и молчаливо слушая увлекательное повествование, мысленно прикидывая как незаметно позвонить в психушку.

А дальше было всё еще занимательнее. Тот, кто украл ценности, скончался, поэтому легальным способом получить их братья не могли. А может и не хотели, по-моему, именно так. И начинающие грабители прилетели в Москву, выбрали мою квартиру как пункт наблюдения и, собственно, забрали то, за чем прибыли. Но это ещё не всё. В эту историю вмешалось Провидение, Судьба и Любовь. То есть Ренальдо встретил меня. Я моргала, сглатывая слёзы. А ведь красивый, зараза.

Мама у него русская. Он даже закончил МГИМО! Поэтому и говорил без акцента. Вот только о чём бы он ни рассказывал, я молча давилась чаем и жалела себя. Неправильная сказка, неправильный принц, да и я сама не лучше.

  • Снежинка! - тихо позвал меня Ренальдо, а я вздохнула.
  • Людмила я, а не Снежинка.
  • Я знаю, - ехидно улыбаясь заявила эта зараза, решившая, что имеет право на меня. - Я всё про тебя знаю. И не отступлюсь, Снежинка. Так что лучше соглашайся.

Я встала, собрала посуду, чтобы положить её в раковину. Хотела занять себя хоть чем-то лишь бы не смотреть на этого заграничного жениха, как вдруг очутилась в его объятиях, а спину согрела его грудь.

  • Я люблю тебя. Мне никто другой не нужен. Я жить без тебя не могу. Я не улечу без тебя.

Сердце моё дрогнуло. Тело вспомнило, как ласково Ренальдо мыл мои руки,так и сейчас, перехватывая чашку, он помыл её сам, чтобы подставить наши сплетённые пальцы под тёплую, слегка обжигающую струю воды.

  • Я и ожерелье тебе купил, но подарить боюсь, вдруг кидать в меня им станешь.
  • Стану, - пообещала, сама же уже не скрывала что рыдаю. Ну почему он вечно доводит меня до слёз?
  • Может, сначала примерим, а потом будешь кидаться?

Я сжалась, ощущая его тепло, представила себя пестиком

цветка, который бережно укутывали лепестки, скрывая от ночной прохлады. Я не понимала, как можно ещё вчера ненавидеть его всей душой, колотить, срывая злость, а сейчас радоваться что не одна. Просто не одна, а кто-то рядом.

Говорить не хотелось, только смотреть на свои тонкие пальцы под струёй воды в колыбели сильных загорелых ладоней. Я снежинка, угодившая в его ладонь,и, кажется, я таяла, превращаясь в каплю, поэтому вечно плачу, изливая свою боль и обиду.

Ласковый поцелуй за ушком вернул меня в реальность, я повернулась к ищущим губам и позволила себе немного расслабиться, забыться. Чуть-чуть поверить. Совсем маленькую капельку.

  • Снежинка, - с придыханием опалил мои припухшие от поцелуя губы Ренальдо, - моя нежная Снежинка.

Я смотрела в серые глаза моего грабителя и удивлялась самой себе. Я ведь верила, что он меня любил, не разыгрывал, а по- настоящему. И что не улетит без меня, и что я задерживаю всю его банду, которая сейчас ждала моего вердикта в гостинице, так как я отказала им в гостеприимстве, только одного маньяка и пустила в квартиру.

  • Снежинка моя.

Опять лёгкий шёпот и ещё более нежный поцелуй, осторожный. Я ответила на него, окунаясь в тепло его глаз, растворяясь в надёжных руках.

И возможно, я пожалею, возможно, совершаю очередную ошибку, делаю всё не так как надо, но я хотела поверить в эту сказку, в то, что меня любят искренне и крепко.

  • kit it

А в заснеженный город к родителям Людмилы пришло странное письмо.

“Я украл вашу дочь. Выкупа не требую. Клянусь сделать её счастливой с вашего благословения. К письму прикладываю два билета на самолёт с вылетом из Москвы и деньги на поездку. В аэропорту Рима вас встретят, не беспокойтесь. Искренне буду рад с вами познакомиться в нашей солнечной Италии. Ваш зять Ренальдо Бонмарито.”

  • Это что? - хмуро спросил отец Людмилы, потрясая листком бумаги, а мать читала дату и время вылета.
  • Дочь замуж выходит, - спокойно отозвалась она, поднимая свои обеспокоенные глаза на мужа. - Теперь понятно, чего она сбежала. Итальянец! Трудно решиться за такого выйти.
  • Какой еще Ренальдо? - гневно вопрошал отец Людмилы, который чувствовал себя обманутым как дочерью,так и женой.

- Я не знаю, отец. Не кричи, а давай собираться, вылет завтра!

С чего начинается любовь? Где она берёт начало, а где её конец? Что значит быть идеальной женой? Как правильно жить? Столько ненужных вопросов всегда роилось у меня в голове, а в итоге нужно было лишь поверить тому, кто искренен с тобой, и предан себе и своему слову. Всё просто, но так сложно выбрать правильное направление в своей судьбе, чтобы, наконец, отыскать своё счастье.

- Снежинка.

Жаркий шёпот и ласковые руки на моём животе теперь уже мужа, а мой взгляд блуждал по лазури спокойного моря. Наши пальцы переплелись, легко звякнув золотом обручальных колец. Я словно укуталась в надёжные объятия своего грабителя, который украл-таки моё сердце.

Солнце неспешно поднималось от горизонта, наполняя мир теплом и светом. Сегодня первый день моей новой жизни...