Итак, маршал Маннергейм, руководивший вооруженными си­лами в обеих войнах с Советским Союзом — Зимней 1939—1940 гг. и «войне-продолжении» — оказывается, несмотря на свой преклон­ный возраст и болезни, единственным, кто может спасти страну от советской оккупации.

 

рекомендуем сервисный центр

Что-то подобное уже происходило 25 лет на­зад, в декабре 1918 года, когда отошедшего или, вернее отставлен­ного от дел Маннергейма срочно призвали на пост регента Финлян­дии, чтобы спасти ситуацию. Все возвращается на круги своя: тогда кризис тоже был связан с финско-русскими и финско-германскими отношениями, и все тот же Маннергейм оказался единственно воз­можным в тот момент кандидатом на роль главы государства.

Начинается заключительный этап его служения родине. И во­енная, и политическая власть сосредоточены теперь в его руках. Случись это в 1919 году, каковы были бы пути Финляндии — как знать? Теперь он стар и вконец измотан непрерывным напряжением двух войн. Правда, держится молодцом: «Глядя на наш круг, замеча­ешь, как длительная война успела оставить на многих свои следы. Маршал —[1] почти прежний, только спина немножко согнута (ино­гда)», — такая запись появляется в дневнике одного из генералов его ставки1.

Он должен как можно скорее закончить войну, но для этого пре­жде всего необходимо сменить правительство. Формирование но­вого кабинета министров оказалось делом нелегким, поскольку ни представителей мирной оппозиции, ни радикалов осмотрительный Маннергейм не хотел допустить к власти. И в то же время он должен был подобрать политиков, не запятнавших себя прогерманскими вы­ступлениями. Премьер-министром президент назначил А. Хакцеля, бывшего петербургского адвоката, сделавшего в Финляндии дипло­матическую карьеру. В 1920-е годы Хакцель был послом в СССР. Ми­нистром обороны остается генерал Р. Вальден, близкий друг и едино­мышленник Маннергейма. Дипломат К. Энкель, давний знакомый, получает портфель министра иностранных дел. Таннер вновь назна­чен министром финансов. Наконец, 24 августа президент-главноко­мандующий приглашает новое правительство в свой салон-вагон (он фактически жил в поезде во время приездов в Хельсинки).

Решено в очередной раз через Коллонтай запросить о возможно­сти мирных переговоров. Ответ приходит через пять дней: советское правительство примет финскую делегацию только при условии, что Финляндия официально объявит о разрыве отношений с Германией и потребует вывода немецких войск со своей территории до 15 сен-

 

 

[1] Генерал Туомпо.